Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зачем и как преподавать основы религии в школе


Ефим Фиштейн: Последние годы не утихают споры - преподавать ли основы религии в школе? И если преподавать, то как? Нужен ли этот предмет детям, родителям и учителям? У микрофона Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Этим летом министр образования и науки Российской Федерации Андрей Фурсенко исключил возможность религиозного образования в светских школах как противоречащую Конституции страны. Казалось бы. Точка поставлена, тем не менее, в регионах не прекратились споры о необходимости преподавания в школах предмета "Основы православной культуры". Более того, уже после выступления Фурсенко из уст губернатора Тверской области прозвучало заверение в том, что с начала учебного года этот предмет будет повсеместно введен в областных школах. За преподавание религии в школах высказался и патриарх всея Руси Алексий II, выразив надежду, что таким образом будет дана альтернатива материалистическому школьному образованию, и православные родители смогут предоставить своим детям обучение, которое соответствует их убеждениям. Взгляды на эту проблему священников других конфессий, как правило, отличаются от позиции Православной Церкви. Говорит глава Ассоциации христианских церквей России Игорь Никитин.

Игорь Никитин: Наша страна многоконфессиональная и полиэтническая и поэтому введение основ одной религиозной группы, например, основ православной культуры может провоцировать конфликты внутри школы, конфликты между детьми. Без сомнения, мы должны говорить с детьми о духовности, об этике, которые вносит Библия в жизнь каждого из нас, о моральных и нравственных принципах. Но это должно быть без ущемления одной конфессии другой и без ущемления одной религиозной группы другой.



Татьяна Вольтская: Дети в школе, они должны слышать это слово Бог каким-то хотя бы образом?



Игорь Никитин: Я считаю, что необходима этика и культура, духовность, она не может быть в стороне Бога. Должны быть какие-то основы, чтобы ребенок мог понимать, что не только это хорошо или плохо, а чтобы у него была возможность всегда правильно выбирать.



Татьяна Вольтская: Все-таки школа светское учреждение. Может быть вы согласны с теми, кто говорит, что не основы православия, не Коран, а просто история религии?



Игорь Никитин: История религии, без сомнения, очень важна. Но важно, чтобы историю религии преподавали не атеисты или представители только одной конфессии, чтобы люди искренне верили в то, что они говорят. И не только верили, но своими делами проявляли вот эту любовь к Богу, которая у них есть. Иначе история религии становится одним из предметов. Это не плохой предмет, но он и не приносит той пользы, которая должна быть при всех тех принципах, которые несет за собой христианство.



Татьяна Вольтская: Что же думают по этому поводу сами участники учебного процесса - то есть дети, родители и учителя? Говорит доцент кафедры последипломного образования Петербургского государственного педагогического университета имени Герцена Людмила Кондрашкова.

Людмила Кондрашкова: Это неправильно. Надо вводить историю религии. Потому что вообще человек образованный, он должен знакомиться с историей религии. Потому что религия – это искусство, это история, это язык, но это тоже должен знать любой образованный человек. И нужно этому обучать, начиная со школы.



Татьяна Вольтская: А что будет, если будет опять как Закон Божий, если придет священник в класс? Это превратится в обязаловку?



Игорь Никитин: Это неправильно. Но у нас, мне кажется, в Санкт-Петербурге этого не будет. Потому что у нас много национальностей, много людей, которые относят себя к разной религии. Мне кажется, чиновники не допустят этого.



Татьяна Вольтская: Вы сталкивались с тем, родители хотят этого для детей?



Игорь Никитин: Хотят, сталкивалась. Некоторые родители хотят. Я вообще считаю, что наша школа светская, этого не должно быть. Есть школы воскресные – пожалуйста, при любой церкви. Если родители желают, чтобы дети это знали, ради бога. Но в школе это не должно быть. Только история религии, все.



Татьяна Вольтская: Именно как светский предмет?



Игорь Никитин: Конечно. Факультативно, потому что программа и так перегружена.

Татьяна Вольтская: Этот же аргумент приводят и учителя. Говорит учительница младших классов одной из петербургских школ Светлана Косьмина.

Светлана Косьмина: В нашей школе, например, очень долго была шестидневка, и мы всего второй год работаем на пятидневку, то есть суббота выходной. Из-за этого нам сократили часы. То есть условие такое: или мы выходим на шесть дней в неделю, тогда у нас будут все предметы, какие хотите, или же пятидневку, если хотите, тогда сокращаем вам часы. То есть нагрузка учителей сокращается, зарплату мы теряем очень сильно. Я считаю, что в школе оно не нужно. В обычной школе можно без этого обойтись, а желающие могут в воскресную школу устраивать своих детей. Немало случаев, когда в семье вера поддерживается и праздники все отмечаются религиозные, и даже дети в школу не приходят из-за них, на службу ходят с родителями. То есть в семье поставлено так, что дети знают с детства, а в школе это лишнее.



Татьяна Вольтская: А если какой-то кружок желающих изучать такой предмет основы религии, основы православия? Пусть не все, пусть полкласса или треть. Вы не были бы против?



Светлана Косьмина: Такое практикуется и сейчас. У меня младший ребенок на такой кружок ходил. После уроков у них был кружок истории православия и культуры православной. Сам учитель рекомендовал, что вашему ребенку не мешало бы ходить, он такой активный, поведение у него такое, что ему не мешало бы. Два года он ходил, потом почему-то упразднили. Народ в другие кружки отдавал, поэтому не набиралось детей и кружок убрали. Мало будет ходить детей. Потому что дети ходят в другие секции после уроков, много интересных секций. И кружок такой, он еще от специфики школы. Потому что мои дети ходят в школу с углубленным изучением предметов эстетического цикла, то есть там этот предмет пойдет как положено. А в моей школе, где я работаю, наша школа с углубленным изучением немецкого языка, там бы этот кружок не пошел.

Татьяна Вольтская: Весь вопрос в том, кто будет преподавать предметы, связанные с религией, - считает главный редактор журнала "Фома" Владимир Легойдо.

Владимир Легойдо: Я считаю, что это прежде всего вопрос кадровый. И я считаю, что введение основ православной культуры может принести много вреда самой церкви. Потому что наша школа, у нее нет сегодня ресурса в масштабе страны ввести это. А если придут те люди, которые не имеют права входить в аудиторию к детям, то они как в свое время советская школа в некоторых своих представителях воспитывала ненависть к русской литературе и люди через много лет после окончания школы открывали для себя русскую литературу, так может получиться, что люди просто на годы закроют для себя православие. Поэтому здесь, как говорил известный исторический персонаж, кадры решают все.

Татьяна Вольтская: Преподавать основы религии в школе нужно, - уверен заместитель председателя миссионерского отдела Петербургской епархии Русской православной Церкви отец Георгий Иоффе.

Георгий Иоффе: Введение основ православной культуры – это лекарство от экстремизма и вот такой вопиющей религиозной безграмотности. Лучше вводить по примеру некоторых европейских государств курсы религиозного образования. Скажем, в Германии, я там был, видел, наблюдал это: до четвертого класса введено изучение предмета который называется «Религия». Внеконфессионально рассматривается Священная история Ветхого и Нового завета, делаются какие-то нравственные выводы, и совсем маленький человек приобщается к той культурообразующей христианской составляющей Европы, которую современная Европа сформировала. В России почему-то это не считается общим местом после 70-летнего атеистического режима, гонений, репрессии и полного запрета на всяческую религиозную деятельность. Введение основ православной культуры дискутируется. Те четыре региона, которые ввели обязательное преподавание ОПК в школах, они на 95% состоят из православного населения, и я думаю, что это оправданно. Но, наверное, было бы правильнее более тщательно готовить специалистов, потому что церковь не может направить священников в школы, их очень мало. Нужны специалисты, люди, которые компетентно могут об этом говорить. Для этого их нужно выучить, иначе это будет просто профанация, иначе это будет предметом, на который не будут ходить или будут его бойкотировать в знак протеста, обязательный предмет, который превратится в какую-то рутину с отверженными формами.

Татьяна Вольтская: А что думают по этому поводу родители? Говорит Любовь Владимировна, бабушка пятиклассника.

Любовь Владимировна: В каждом районе есть большинство населения, есть меньшинство населения, наверное, если большинство одной конфессии принадлежит, то наверное, нужно дать приоритет, может быть. Потому что если ты где-то живешь рядом с большинством, а ты в меньшинстве, нельзя не уважать это большинство. Нужно знать корни. А корни - это в принципе религия. Если считать по выбору, по свободе личности, тут нужно дать всем ознакомительные. Нельзя замыкаться на этом. Если рядом с тобой живут люди с такой религией, для того, чтобы понять лучше, наверное, нужно дать и большинству понять о том, что представляет собой меньшинство.

Татьяна Вольтская: А вот мнение внука Любови Владимировны, Сережи. Сережа, у вас преподается история религии?

Сережа: Немного. Очень мало и очень бегло.



Татьяна Вольтская: А ты бы хотел, чтобы подробнее преподавали?



Сережа: Наверное, да.



Татьяна Вольтская: Почему?



Сережа: Интересно.



Татьяна Вольтская: Что бы тебе хотелось узнать?



Сережа: Подробно не могу сказать, потому что не знаю.

Татьяна Вольтская: Как обстоят дела с преподаванием религии в западных школах - например, в польских? Говорит наш корреспондент из Варшавы Алексей Дзикавицкий.

Алексей Дзикавицкий: После того как в начале 90 годов Польша подписала конкордат с Ватиканом, в польских школах стала преподаваться религия. В расписании польского школьника два урока религии в неделю, которые проводит священник, монах или монахиня. Посещение религии необязательно, однако в стране, где 95% населения католики, на этот предмет не ходят единицы. По закону те, кто не хочет изучать религию, имеют право вместо этого потребовать организовать уроки этики. На практике это, однако, почти неосуществимо - в стране острая нехватка преподавателей этого предмета. На 33 тысячи школ их всего около тысячи. Поэтому во время уроков религии те, кто их не посещает, или позже приходит на занятие, или раньше уходит, если так составлено расписание, что религия это первый или последний урок или проводит это время в библиотеке.



Ксендз Павел: Мне кажется, это очень обогащает нас. На уроки религии приходят дети из неверующих семей. Нередко имеет место дискуссия, они свои аргументы приводя, а я свои.



Алексей Дзикавицкий: Говорит ксендз Павел, преподаватель религии одной из варшавских школ. Нынешним летом теперь уже бывший министр образования принял решение учитывать оценку по религии в подсчете среднего балла в аттестате зрелости, чего раньше не было. Это, по словам министра, заставит учеников более серьезно относиться к изучению предмета религия. Сделать это предложил епископат Польской католической церкви. Такое решение поделило поляков. Около 60% высказалось против внесения оценки по религии в аттестат, а 36% за. Один из основных аргументов противников нововведения является то, что оценки по религии обычно практически всем детям ставят высокие и это будет поднимать их средний балл по сравнению с теми, кто на религию не ходит, хотя и учится вовсе не хуже. Родители в одной из варшавских школ:



Женщина: Как только оценка по религии начнет влиять на средний балл, то ученики подумают: ну что ж, надо уже пойти на урок, наверняка мне поставят хорошую оценку, хоть и делать мало что буду. Вот тогда и будут предметом этим пренебрегать.



Женщина: И правильно, что так сделали, а то сколько слышу, что дети не хотят слушать, серьезно подходить к этому предмету и изучать религию.



Алексей Дзикавицкий: Между тем партия Союз левых демократов заявила о том, что намерена обжаловать решение о внесении оценки по религии в средний балл в Конституционном суде. По их мнению, это нарушение конституции, которая гарантирует всем гражданам равенство и свободу совести.


XS
SM
MD
LG