Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Во Львове завершилась книжная выставка-ярмарка «Форум издателей»


Вид Львова

Вид Львова

Во Львове завершилась 14-я национальная книжная выставка-ярмарка «Форум издателей». Ее киевские эксперты называют крупнейшей в мире ярмаркой украинской книги. Один из гостей этой выставки — обозреватель Радио Свободы, писатель Петр Вайль. Я попросил его поделиться своими львовскими впечатлениями.


— Петр, признаться, я никогда не знал о том, что во Львове происходят такого рода мероприятия. Это большая ярмарка?
— Это очень большая ярмарка. Действительно, вы правы, обидно, досадно и совершенно неправильно, что мы настолько невежественны. Это уже 14-й раз проводится. В этом году здесь собрались 750 издательств. Из них около трехсот со стендами, остальные просто участвуют. В подавляющем большинстве украинцы, немножко представлена русская книга, сербская, польская, немецкая. Москву, наверное, сюда не включают. Россия как-то на особице стоит. Но на пражской и будапештской я был. На глаз — львовская больше. По ощущениям это — да, это огромное событие. Кстати, там находится и здание Дворца искусств. На такой большой площади в шатрах, а площадь разбита возле дворца Потоцких, который знаком всем без исключения, я думаю, жителям России, потому что там снимались «Три мушкетера».


— Давайте немножко поговорим о состоянии украинской литературы. Я думаю, что вы сейчас с ней лучше знакомы, чем до приезда во Львов. Известно несколько имен любому такому подготовленному российскому читателю, слушателю — там Андрей Курков, Оксана Забушко. Какие новые имена вас привлекли?
— Я довольно вдумчиво ознакомился с украинской литературой, собираясь во Львов. И со многими писателями познакомился лично. С той же самой Оксаной Забушко, которая выпустила сейчас толстенную книгу на 600 с лишним страниц о Лесе Украинке. Это не роман. Затем Юрий Андрухович. Это человек известный. Имя его известно российскому читателю, потому что он переведен на русский, очень хорошо переведен Андреем Пустогаров. Затем открытием для меня был Сергей Жадан, молодой человек с очень сильными стихами и очень сильной прозой. Его тоже переводят. Он потихоньку появляется. В этом году его тексты должны появиться в «Новом мире» и в «Дружбе народов». Думаю, что это будет такое настоящее открытие для русского читателя. Потихоньку, потихоньку приходит. Украинская литература довольно хорошо переведен на польский и немецкий языки, на русский, к сожалению, еще не очень. Я подозреваю, что дело тут и в политических импликациях.


— Петр, давайте поговорим чуть-чуть о явлении, которое принято называть диалогом братских славянских культур. Российская литература на львовской ярмаке-выставке, что это такое?
— Российская литература на львовской ярмарке-выставке как таковой, как самостоятельного явления — нет. Потому что ведь государство с государством здесь общается. Идут друг другу навстречу, устраивая приезды своих писателей. Так делают поляки, так делают сербы, так делают немцы. Российская сторона не выказывает никакой охоты к такому диалогу. Я разговаривал с устроителями этого форума, они, конечно, говорят, что теперь они будут действовать просто напрямую через издательства, что мне кажется самым, конечно же, разумным. А вот на уровне человеческого общения, это происходит постоянно. Например, мне пришлось в рамках этого форума быть на поэтическом молодежном турнире, где каждому поэту дается по три минуты. Устраивается турнир, потом полуфинал, потом финал. Здесь было настоящее такое братство. Здесь были российские, украинские и белорусские поэты. Каждый читал на своем родном языке. И зал прекрасно все понимал. Победил белорус, на втором месте оказался москвич Герман Лукомников, известный поэт. Это все производит симпатичное впечатление. Но это на уровне народной дипломатии, что называется, в литературном виде.


— Львов, как столица Западной Украины, и бастион такого украинского народного духа. Если вы, приезжий я уже не знаю из Москвы, Праги, русскоговорящий, попросите стакан воды на русском языке в центре Львова, что с вами сделают?
— С большой охотой откликнутся, даже если ответят вам на украинском языке. Все-таки языки настолько родственные, что я участвовал в «круглых столах», где единственный я говорил по-русски, остальные говорили по-украински. Я убедился в том, что когда говорят, что называется грамотные люди артикулировано, то я процентов семьдесят, может быть, даже больше понимаю. Они же все мой русский язык понимают на сто процентов. И на улице тебе охотно ответят. Даже стоит девочка, которая не знает русского, но она понимает и очень любезно и вежливо отвечает тебе на украинском, и тебя обслуживает. Тут я не увидел никакой почвы для конфликта.


XS
SM
MD
LG