Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

СПС: разбор полетов. Дискуссия между политологом Виталием Ивановым и политтехнологом Антоном Баковым


Елена Рыковцева: Сегодня у нас очень простая тема для обсуждения – партия СПС: ее шансы, перспективы. И эта тема неслучайно возникла – потому что у партии появились критики, и довольно жесткие. Один из таких – Виталий Иванов, политтехнолог, который много пишет о партии СПС в изданиях «Взгляд», «Известия».


Мы пригласили Виталия сегодня в гости. Но у нас произошел некоторый технический сбой, из-за которого он опаздывает. Виталий, но вы ведь в пути и вот-вот будете, да?




Виталий Иванов

Виталий Иванов: Да-да.



Елена Рыковцева: Говорят, что расчетное время прибытия – через 5 минут, что-то в этом роде.



Виталий Иванов: Ну, не через 5 минут, а я думаю, что через 6-7. Я на Садовом кольце.



Елена Рыковцева: Ну и отлично! Главное - что вы нас слышите.


И с нами объект критики, один из самых популярных...



Антон Баков: Одиозных.



Елена Рыковцева: ...одиозных фигур партии СПС и также один из главных персоналий, которых критикует Виталий Иванов, - это Антон Баков, начальник избирательного штаба партии СПС. Хотя иногда мне даже кажется, что, Виталий Иванов, вы пишите с некоторым пиететом об Антоне Бакове, потому что очень много заслуг вы ему приписываете. Я даже что-то процитирую, но вы это уже будете комментировать, когда придете.


А поскольку все-таки Виталий еще пока в пути, я поговорю с Антоном на очень горячую тему, которую Виталий Иванов пока еще не отразил в своем творчестве, а отразил его коллега Максим Соколов в газете «Известия». Это про то, как партия СПС заманивает в свои ряды Андрея Сычева, которого все знают, и никому не нужно пересказывать еще раз его трагическую историю. И конечно, очень критически Максим Соколов пишет в этом смысле о партии, что это спекуляция, что так нельзя делать, это нехорошо.


Более того, внутри самой партии развернулась бурная дискуссия на эту тему. Мария Гайдар выступает сейчас на всех радиостанциях с критикой решения привлечь к деятельности партии и к предвыборной работе Андрея Сычева. Так что это важная тема для разговора с вами, Антон Баков. Тем более что опять же вы в этой ситуации выступаете как бы главным действующим лицом. Потому что даже вам приписали блог, дневник в Интернете, который ведет Андрей Сычев.


Вы, пожалуйста, расскажите нам, как было дело.




Антон Баков

Антон Баков: Дело в том, что в осенью 2005 года из моего избирательного округа – из маленького поселка Воронцовка возле города Краснотурьинска – был призван молодой парень Андрей Сычев. На новый 2006 год в Челябинском танковом училище, где он проходил службу срочную, случилась ужасная трагедия, которая завершилась судом. Четыре года получил мучитель. Были пытки старослужащих. А в результате человек остался без ног, без жизненно важных органов, он инвалид, прикован к коляске.


Партия «Союз правых сил» без моей инициативы (должен сказать честно) рассмотрела данный вопрос на своем политсовете в феврале 2006 года. И с марта 2006 года Сычев получает пенсию от Союза правых сил, ну, плюс мы оказываем какую-то другую помощь разовую. Более того, когда это решение принималось, было неизвестно, останется ли Андрей в живых – тяжелейшая операция, почти половина тела удалена. И было принято решение, что если Андрей умрет, то пенсию будет получать пожизненно его мама. Вот то, что происходит.


Естественно, я со своей стороны, как депутат, контактировал с Андреем. Мы очень радовались, когда он получил квартиру в Екатеринбурге и его семья. Помогали ему ее обустраивать. В дальнейшем навещали его. Но никаких мыслей ставить его в какие-то списки и привлекать к политической деятельности у нас не было. Другое дело, что мысли появились у самого Андрея. И вот в данном случае мы оказались в такой ситуации, когда он обратился, - во многом спровоцированный московскими публикациями, ну, я так считаю, что спровоцированный, - с заявлением в нашу партию с просьбой о включении в список – и вот тут началась просто разнузданная вакханалия. Одни говорили: «Давайте его вставим». Другие говорили: «Давайте не вставим». При этом это очень больной человек. В понедельник его привезли на очередную операцию в Бурденко. Вот сейчас он находится в Москве. И конечно, по состоянию здоровья вообще говорить о том, что он сможет участвовать в кампании, должны врачи. На сегодняшний день я сделал запрос, жду ответа. И соответственно, я не готов сейчас обсуждать даже потенциальную возможность. Он хочет, ему нравится Союз правых сил. В общем-то, мы - единственная партия, которая помогала ему, и это вполне естественно.


Более того, действительно, наша идея контрактной армии, которая у нас была всегда (подтвердите, Елена), она сводит к минимуму риск таких случаев. У нас 3 тысячи солдат очень сильно страдают от дедовщины. А вот 20 тысяч в год просто страдают. И это, конечно, огромная цифра.



Елена Рыковцева: Я-то просто, честно сказать, не очень поняла, откуда растут ноги у этой дискуссии. Когда я прочитала сообщение о том, что Сычев хочет войти в ряды СПС и как-то даже оппонировать Сергею Иванову в рядах вашей партии (не знаю, от его имени, вот теперь говорят, что не от его имени это писалось), у меня совершенно не возникло никаких мыслей, что здесь какая-то постановка, игра. Ну и хорошо, у человека светлая голова. Он же больной (простите меня за грубость) не умственно, он же больной физически. И если человек болен физически, но при этом хочет участвовать в партийной работе, так почему же нет? А что же ему еще в жизни-то (давайте открыто смотреть на это) остается? Вы же ему предоставили какой-то шанс общественной деятельности. Почему – нет? Я сейчас говорю просто как обыватель, который прочитал об этой истории. Меня удивили дискуссии вокруг всей этой ситуации. Почему Сычев – это конъюнктурно, а почему, например, Алина Кабаева – это не конъюнктурно? Почему вокруг спортсменов дискуссия давно не ведется, и их с удовольствием привлекают как лица партий, а почему несчастного солдата, которому, в общем, действительно, хорошо бы иметь и друзей, и поддержку, и общественную деятельность, почему же это – конъюнктура? Вот это меня удивило.


А еще меня удивило, почему внутри вообще вашей партии эта дискуссия происходит, да еще и публично?



Антон Баков: Елена, потому что Россия – это жестокая страна. Потому что у нас в стране 12,5 миллионов инвалидов, но их принято прятать. Они сидят затворниками, узниками собственных квартир. Это, действительно, люди, которые сегодня только благодаря Интернету стали получать какую-то возможность связи. В общем-то, если бы не блог, который завел Андрей Сычев... а там есть его фотографии за ведением этого блога. Более того, я был у него в гостях, я знаю, что он ведет этот блог самостоятельно. Более того, даже по самому блогу видно, что его ведет молодой парень без высшего образования. Он сейчас только собирается поступать в наш Екатеринбургский университет. И понимаете, только благодаря этому он стал достоянием известности. А не было бы Интернета – никто бы вообще не знал, что Сычев еще жив, простите за откровенность.



Елена Рыковцева: И я задаю простой вопрос нашим слушателям: как вы расцениваете шансы СПС попасть в Думы? Я потом буду объяснять, почему этот вопрос возник, и на цифрах, и на цитатах из Виталия Иванова. Как вы расцениваете эти шансы? Что уменьшает эти шансы? Что не так делает партия? И что им хорошо бы делать для того, чтобы все-таки в Думу попасть? А это является их целью, как и любой другой партии.


Виталий, вот пока вы подъезжаете, я буду вас цитировать, пока буду вашим рупором. Потому что самое главное, чему... вот один из объектов критики Виталия Иванова – это лозунги партии СПС. Передо мной – несколько публикаций, которые касаются этих лозунгов. Это предвыборная программа, с которой вы ходили на выборы местные и пойдете, наверное, уже в думские. Итак, Виталий Иванов считает, что нечему особенно радоваться, вот этим победам на пермских выборах, потому что там все очень просто. Там сыграло свою роль, во-первых, то, что Российскую партию пенсионеров приструнили, притормозили и как-то ее оттянули от предвыборной борьбы. Он пишет, что СПС «сидел на хвосте» у РПП, а поскольку РПП тормознули, то вот и получилось у СПС немножечко голосов прихватить у этой партии. По сути, партия подобрала чужой электорат. А то, что это удалось сделать эффектно, - заслуга никакого не Белых, а одного из руководителей кампании правых Антона Бакова. Ну, много раз вас, Антон, упоминает Виталий Иванов.



Антон Баков: Спасибо на добром слове.



Елена Рыковцева: И он говорит о том, что Баков ничего нового не придумывал. Вы уже, Антон, использовали эти технологии на других выборах. «И возрождение партии, и востребованность либерализма объясняются перекрашиванием в густо-розовый цвет стараниями опытного маляра Бакова и ситуативным отсутствием или ослаблением конкурентов». Это были «Известия» декабря 2006 года. В тех же «Известиях» тоже декабря 2006 года, еще очень похожая мысль у Виталия Иванова: «Возрождение» СПС, о котором много сейчас говорят, есть не более чем жесткое « облевение» риторики некогда либеральной партии. Кое-кому это кажется перспективным. Но недавний прорыв правых, а точнее уже «новых левых», в Пермском крае был предопределен не левой риторикой как таковой, а фактическим выбытием из кампании Российской партии пенсионеров». И еще раз он пишет о том же самом уже в январе в газете «Взгляд»: «Возрождение» СПС, о котором сейчас много говорят, есть не более чем жесткое «облевение» риторики некогда либеральной партии». Ну, я думаю, что здесь просто повторяется абзац из газеты «Известия». То есть вот эта мысль проводится из статьи в статью.


Виталий, я правильно, корректно же вас цитирую?



Виталий Иванов: В общем, да.



Елена Рыковцева: Все в порядке. И вот эта мысль проводится из публикации в публикацию, что дело там, конечно, не в особых ваших заслугах и не в том, что эта партия возродилась, не нужно воспринимать все это так всерьез, расценивать, как возрождение партии, а только лозунги вы перекрасили – подрозовили, вот красочкой прошлись, вы лично, Антон.



Антон Баков: Ну, конечно, моя роль в истории сильно преувеличивается. О возрождении партии, действительно, можно будет говорить только после нашего попадания в новую Государственную Думу. Потому что все успехи на региональных выборах сегодня в связи с тем, что страна все более централизуется и у региональных Законодательных собраний все меньше полномочий, и это, конечно, паллиатив, это, конечно, маленькая заслуга.


Насчет Партии пенсионеров. Хочу заступиться. В Пермском крае они взяли 12 процентов, и это один из самых высоких результатов по России. И если следовать логике Виталия Иванова, ну, они, наверное, должны были взять 25 процентов, чего нигде и никогда не было.


СПС просто попытался перейти с языка Гайдара, с языка экономического, с языка формул, выкладок, на язык простой и понятный. Да, мы не стали доказывать теоремы. Мы просто стали говорить, что из доказанных нами ранее теорем следует, что будет улучшаться уровень жизни населения, следует, что жить в стране будет комфортнее, следует, что страна будет более милосердной и менее жестокой. Вот мы начали говорить больше о конечных результатах, нежели о тех шагах, которые необходимо предпринять. Потому что, извините, потребителю нужен конкретный продукт. Потребитель повернулся к нам лицом. В данном случае потребитель – это избиратель. И я считаю, что с каждым человеком надо говорить на его собственном языке. У нас в стране не у всех высшее экономическое образование. И то, что раньше многие из наших избирателей просто не могли понять, о чем идет речь, это не наша заслуга, а это был наш страшнейший недостаток. И то, что Белых сумел обновить риторику партии, и то, что это человек, который говорит на простом и понятном языке, ну, что ж – вот и результат.



Елена Рыковцева: То есть все это реально, все эти цели и задачи, это никакие не лозунги, а это реальная программа реальной партии, которая просто обличена в доступную для восприятия форму.



Антон Баков: Да, я бы сказал, что успехи Белых и наша новая программа «Достройка капитализма» - это просто перевод с гайдаровского на русский.



Елена Рыковцева: Я также озвучу сейчас достаточно жесткую риторику Виталия Иванова в адрес вашей партии. Он вообще-то зовет вас, конечно, не иначе как «трупом», причем иногда ожившим, а иногда просто кадавром. «Кадавр на марше» называется его главная статья про партию СПС. И когда мы полезли... мы не такие уж умные...



Антон Баков: А особенно – я.



Елена Рыковцева: ...полезли в « Google » смотреть, что такое «кадавр», оказалось, что это даже не оживший человек, который был когда-то живым, не оживший труп, а оживший неодушевленный предмет. То есть никогда не было души у партии СПС, а она вдруг еще и трепыхается, и пытается оживить то, чего никогда живым-то и не было. То есть вот такая оценка.


Здравствуйте, Виталий. Наконец-то! Я уже автоматом буду продолжать вас цитировать. Итак, «Известия», Виталий Иванов, 3 сентября 2007 года, уже очень свежая статья. Итак, он говорит, что «кое-кто уже начал верить, что политический труп вскочит и на радость всей общественности спляшет «камаринского». Даром, что все разрекламированное «возрождение СПС» есть не более чем бессовестное использование лево-популистской риторики (это мы уже обсуждали) и привлечение голосов малоимущих и малообразованных избирателей из глубинки (через их вовлечение в агитационную сеть)». «Маркетинговую сеть» - вы это называете, что прием маркетинга использует Баков.



Виталий Иванов: Да-да, сетевой маркетинг.



Елена Рыковцева: «Но вот в прессу просочились сведения о предварительном составе «тройки» лидеров кандидатского списка СПС, и все встало на свои места. Покойный не оживет. И даже такой опытный мастер, как Баков, боюсь, не поможет».


Итак, «тройка» СПС, которой пока еще нет, потому что не было съезда, но вот та «тройка», которую вы на тот момент предполагали. У вас претензии ко всем персонажам.



Виталий Иванов: Безусловно.



Елена Рыковцева: Первое – Белых. Потому что его никто не знает.



Виталий Иванов: Малоизвестен. Несмотря на все старания, страна его не знает.



Елена Рыковцева: Второе – Немцов, который мало того, что провалился когда-то уже на выборах, так он еще и написал такую книжку...



Виталий Иванов: О степени адекватности Бориса Ефимовича свидетельствуют его мемуары, которые я считаю просто запредельными по глупости, если угодно. Потому что не может политик, претендующий на какую-то дальнейшую карьеру, писать о себе такое. Это может себе позволить человек, который уже поставил на своей карьере крест, которому уже все равно, который уходит в частную жизнь или вообще готовится к каким-то особенным событиям в своей жизни, так сказать, вот он может себе позволить так перед публикой обнажаться. Борис Ефимович вроде бы собирается продолжать политическую карьеру, и описывает в своих мемуарах пьянки, так сказать, сложные отношения с женщинами, всевозможные, так сказать, какие-то сомнительные истории, как он там Жириновского на пароходе задерживал, и так далее. Это просто несерьезно.



Елена Рыковцева: Виталий, я прочитала эту книжку.



Антон Баков: Кстати, она вам понравилась?



Елена Рыковцева: Она мне не понравилась.



Антон Баков: А мне понравилась.



Елена Рыковцева: И я объясню, почему мне она не понравилась. Вот вы написали в «Известиях», что он писал в этой книжке об удовольствиях, в которых он себе не отказывал, и о том, как он старательно улучшал демографическую ситуацию в стране.



Виталий Иванов: Это редакция поправила. Там было про пьянки написано. Это редакция поправила.



Елена Рыковцева: Про пьянки, хорошо. Пьянки, демография, удовольствия... А он ведь писал в этой книжке еще и о персоне Владимира Путина, и писал очень жестко.



Виталий Иванов: Я бы не сказал.



Елена Рыковцева: Он напомнил обществу...



Виталий Иванов: Он мог бы гораздо жестче.



Елена Рыковцева: Да? Ну, главное, что он напомнил обществу то, о чем общество начало забывать, - что Путин пришел из ничего.



Виталий Иванов: Там все, что он написал про Путина, проникнуто одной идеей – идеей непонимания: «Ну как же так, почему не я?!.. Я же вот был так близок к Ельцину, я же вот так прекрасно управлял Нижегородской областью, я же был таким хорошим первым вице-премьером, Ельцин меня так любил, везде с собой брал, я везде выполнял его поручения. А потом вдруг меня отбросили, а через какое-то время (ну, через полтора года) появился этот Путин. Да кто такой Путин?!.. Да разве может он со мной сравниться?!». Вот эта идея там заложена. И вот этой обидой проникнуто все. И вот эта обида застила, я считаю, Борису Ефимовичу глаза. Он мог бы написать о Путине гораздо жестче, гораздо объективнее, кстати говоря, поскольку он все-таки информацией-то определенной располагает, но он этого не сделал.



Елена Рыковцева: Хорошо. Вот вы высказали свою позицию. Моя позиция по этой книге состоит в том, что про Путина он написал, наверное, правильно, хорошо, что он какие-то вещи напомнил. Но при этом совершенно я не понимаю, почему книжку нужно заканчивать все-таки рассказами о том, как он блюдет свой вес и возит за собой весы в самолете..



Виталий Иванов: Это называется: «Хочешь похудеть? Спроси меня – как?».



Елена Рыковцева: Да. Зачем же к этой идее политической примешивать, и еще вот так завершать все это весами, которые человек с собой возит в сумке? Мне эти весы просто, конечно, перебили все впечатления от тех политических тезисов, которые он высказал.


Ну, Антон, теперь ваше слово. Давайте мы пока двоих будем обсуждать. Первое – Никита Белых…



Антон Баков: Давайте начнем с Бориса Немцова, а потом вернемся к Никите Белых.



Елена Рыковцева: Да, а потом – Никита Белых. Вот давайте пока этих, а третьего не будем обсуждать.



Антон Баков: Вот что я хочу сказать. Обсуждая с разными людьми, которые прочитали книгу Бориса Немцова, я могу сказать, что книга эта прекрасная. На нее надо смотреть не глазами политолога, который пытается обмануть общественность, который пытается залакировать действительность, скрыть некие неприглядные формы, а это, действительно, исповедальный жанр. Здесь человек должен быть предельно честен, откровенен. И у меня после книги Немцова сложилось впечатление, что это, действительно, откровенная исповедь, и в чем-то это, между прочим, и покаяние. Потому что это человек удивительно талантливый, физик-ядерщик, блестяще защитивший диссертацию, ученик Нобелевского лауреата Гинзбурга, в очень раннем возрасте, в 30 лет, возглавивший огромную Нижегородскую область и шесть лет очень успешно ею управлявший. Действительно, работавший в правительстве России на ответственных постах в самые тяжелые годы, и честно работавший. Надо признать, что Борис Немцов не вор, а это один из немногих, о ком я могу такое сказать, из современной политической элиты.



Елена Рыковцева: Но я в это тоже верю, кстати. И книжка написана...



Антон Баков: А вот то, что вас шокировало, насчет весов, вот вы знаете, это потому что вы тощи, стройны и красивы. А вот, извините меня, я, как человек, страдающий лишним весом... я, кстати, моложе Немцова, но выгляжу гораздо старше и хуже, я, честно говоря, прочитал это с особенным интересом. Потому что Борис Немцов объяснил, как надо поддерживать...



Елена Рыковцева: Может быть, про это надо было отдельную книжку все-таки написать, Антон?



Антон Баков: Понимаете, эта книга же не политическая. Эта книга про Бориса Немцова как личность. Эта книга о том, как, он считает, должны выстраиваться отношения в семье, с детьми, как мы должны относиться к своим учителям. Посмотрите, он до сих пор поддерживает учителей той школы, которые его когда-то учили. Он помогает до сих пор, не будучи уже давно губернатором Нижегородской области, одаренным детям в Нижегородской области. Я увидел вот за тем Немцовым, которого лепили политтехнологи, которые были за него, которого лепили политтехнологи, которые были против, я впервые увидел живого человека. И я считаю, что это отличное достижение книги. И книга получилось правдивой, поэтому она и удачная.



Виталий Иванов: На самом деле, ну, я категорически не согласен с оценками, которые здесь прозвучали, что Борис Ефимович успешно шесть лет управлял Нижегородской областью. Ничего он не успешно там управлял. Спросите у любого нижегородца. Но дело даже не в этом.


Дело просто в том, что подобного рода книги накануне избирательной кампании издавать нельзя. Они, на мой взгляд, избирателя дезориентируют. Причем дезориентируют именно того избирателя, которого СПС, собственно, и всегда хочет привлечь, который, собственно, и составляет его ядерный электорат.



Елена Рыковцева: Вот мне уже интересно, а в чем он дезориентирован, что у него сместится в голове, когда он ее прочитает?



Виталий Иванов: Потому что со страниц этой книги на вас смотрит не идеологический человек, а все-таки ядерный электорат СПС – это люди, в общем-то, идеологические, люди, реально убежденные в том, что...



Елена Рыковцева: Вот смотрит человек, который занят чем угодно, но только не политикой, да?



Виталий Иванов: Да-да. То есть эта книга не политического деятеля, не идеолога.



Елена Рыковцева: Понятно.



Виталий Иванов: Эта книга в чем-то преуспевшего, в чем-то не преуспевшего человека. И вот с чем я категорически не согласен, так это с тем, что там есть элементы какой-то исповеди и покаяния. Никакой исповеди и покаяния там нет. Ни в чем он не кается, ни в чем не разочарован.



Елена Рыковцева: Уже чувствую, что отдельную программу нужно посвящать этой книжке.


Антон, так что же Никита Белых... Ничего плохого в нем нет, но он никому неизвестен, считает Виталий.



Антон Баков: Я все-таки реплику... Я считаю, что нашему избирателю, как и любому другому, очень полезно знать правду. В этом смысле вот эта неприлизанность, вот эти заусеницы – это нормально. Люди имеют право знать правду.



Елена Рыковцева: И я напомню, что у нас в гостях – политолог Виталий Иванов, который остро критикует партию СПС, и начальник избирательного штаба партии СПС Антон Баков, с которым Виталий Иванов связывает все успехи партии, в последнее время достигнутые.



Виталий Иванов: И ее окончательное поражение. Ситуативные успехи и окончательное поражение.



Елена Рыковцева: Ну, итоговое?



Виталий Иванов: Да, конечно.



Елена Рыковцева: Вот вы так прогнозируете. Хорошо.


Итак, Антон Баков, личность Никиты Белых оцените, пожалуйста, для избирателя. Правда ли, что он не очень-то знает Никиту... Мне кажется, уже знает Никиту давно. Чего его не знать-то? Уже сколько лет-то прошло.



Антон Баков: Ну, Никита Белых – это уникальный феномен. Единственная федеральная партия доверила руководить собою не москвичу, провинциалу, пермяку, 29 лет отроду. Это сейчас у нас Никита уже зрелый лидер партии, который одержал победы больше чем в 10 регионах, и который был лицом наших списков во всей стране на мартовских выборах, от Санкт-Петербурга до Красноярского края. И в общем, я считаю, что результаты совсем неплохие. И если мы сравним, допустим, с лучшим порождением кремлевских политтехнологий – с Васей Якеменко – то кто такой Вася Якеменко и кто такой Никита Белых?..



Виталий Иванов: Некорректное сравнение.



Антон Баков: Ну а почему? По-моему, они ровесники. Вася, по-моему, даже немного постарше.



Виталий Иванов: Дело не в ровесничестве, Антон. Дело в том, что одно дело – политическая партия, которая участвует в выборах, другое – всего-навсего молодежное движение.



Елена Рыковцева: Разные площадки.



Виталий Иванов: Да, разные уровни, разные статусы.



Антон Баков: Да. Но вы понимаете, несмотря на все политзаводы, несмотря на приглашение «Единой России» молодежи в политику, вы видите, что для молодых реально в «Единой России» места просто нет.



Виталий Иванов: Я все-таки не сказал бы, что человек 29 лет отроду, работавший вице-губернатором крупного региона, а Белых именно с этой должности пришел на руководство СПС, я бы не сказал, что это молодой человек, которого можно сравнивать с активистом любой организации – будь то «Наши», будь то «Оборона», будь то молодежный СПС.



Антон Баков: Хорошо. Назовите мне аналог в «Единой России».



Виталий Иванов: Скорее, это Андрей Воробьев.



Антон Баков: Ну, Андрей Воробьев, он менеджер.



Виталий Иванов: Менеджер. Но он один из лидеров партии и один из лиц.



Антон Баков: Не уверен.



Виталий Иванов: Ну, тем не менее.



Елена Рыковцева: Хорошо. Давайте обсудим третьего человека вот в этой «тройке». Человека еще нет на самом деле, потому что нет съезда. Вот два, наверное, гарантированных вот этих персонажа, а третьего еще пока нет.



Антон Баков: Наверное, тоже нет. Мы ожидаем большую борьбу на съезде.



Виталий Иванов: Извините, у меня еще маленькая ремарка. Просто у Антона тут прозвучало, что партия доверила, так сказать, руководить собою не москвичу, пермяку, провинциалу. Там просто была коллизия, как известно, руководить партией очень хотел Леонид Яковлевич Гозман, правая рука Анатолия Борисовича Чубайса. Но произошел небольшой такой внутрипартийный бунт, его категорически отказались избирать лидером партии. И в этой ситуации, практически патовой, пришлось срочно искать какого-то зиц-председателя, и был выдвинут Белых. Другое дело, что за эти годы он перерос немножко уровень зиц-председателя, его так уже, конечно, не назовешь. Но, тем не менее, изначально его выдвигали именно как «говорящую голову», которая не должна была принимать никаких решений.



Антон Баков: Удивительно, как мы сами создаем мифы, Виталий, а потом сами же в них и верим.



Елена Рыковцева: Ну, это было написано в вашей статье «Кадавр на марше», все, о чем вы сейчас сказали.



Антон Баков: Да-да. Понимаете, то есть, да, действительно, вы имеете право на такую точку зрения. Я, как участник внутренний этих событий, инсайдер, я абсолютно уверен в том, что ситуация развивалась иначе.



Елена Рыковцева: Хорошо. Третий человек. Маша Гайдар... на тот момент Виталию Иванову казалось, что это гарантированная Маша Гайдар, и он сказал, что это просто катастрофа для партии окончательная, потому что дело даже не в том, что 24-летняя тусовщица (грубо говорите вы о Маше) не имеет никаких заслуг перед партией, и ее выдвижение...



Виталий Иванов: Не грубо. Ну, назвать кошку кошкой – не преступление.



Елена Рыковцева: ...провоцирует разговоры о семейственности и папиной радости. Фамилия Гайдар в «тройке» лидеров сводит на нет все старания Бакова представить правых защитниками униженных и оскорбленных, и так далее. И итог, который вы делаете: «С «тройкой» из Белых, Немцова и Маши Гайдар СПС не прошел бы в Думу, даже если бы Кремль его поддерживал. А так... Не имея договоренностей, выходить с такой ужасной «тройкой», скандализировать баковский электорат... Мертвое безумие, как сказал бы какой-нибудь Лавкрафт».


Короче говоря, Антон, значит, ни Никита Белых, ни Борис Немцов неэлекторальны, с точки зрения Виталия Иванова, неизбирабельны. А что будет с третьим человеком? Кого же вы подберете?



Антон Баков: Наша позиция максимально прагматична. Нам надо взять весь спектр демократически настроенных, разумных, критично настроенных к власти избирателей. Естественно, у нас есть молодое поколение – Никита Белых, у нас есть средний возраст – пусть даже Немцов и самый молодой, один из самых молодых представителей среднего возраста, но это все-таки Борис Немцов. И конечно, нам надо было найти кого-то, кто представлял бы и мог бы мобилизовать старых демократов. И я лично буду выступать за кандидатуру Мариэтты Чудаковой – это известная женщина, ученый: библиограф, ну и главное – общественный деятель и политик.



Елена Рыковцева: А вы одобряете, Виталий, эту кандидатуру?



Виталий Иванов: Я считаю, что, безусловно, госпожа Чудакова – это для так называемых «старых» либералов, для московской либеральной тусовки фигура абсолютно понятная.



Антон Баков: А она тоже тусовщица?



Виталий Иванов: Нет, она не тусовщица. Она, насколько я помню, известный литературовед. Я читал несколько ее рецензий. Но я точно знаю, что эта фигура для московской либеральной тусовки более чем понятная, более чем приемлемая. Другой вопрос, что, я так понимаю, электоральные претензии Союза правых сил на этих выборах, они не исчерпываются старыми либералами, а тем более, московской либеральной тусовкой. И им, конечно, нужно было бы найти какую-то, ну, более, если угодно, российскую фигуру.



Антон Баков: Например, Аллу Пугачеву.



Виталий Иванов: Нет-нет. Но, безусловно, госпожа Чудакова...



Елена Рыковцева: Уж лучше Надежду Бабкину.



Антон Баков: Надежда Бабкина уже в «Единой России».



Виталий Иванов: ...это лучше, чем Мария Гайдар. Потому что Мария Гайдар – это, безусловно, вред, это, я считаю, минус 1,5 процента сразу, а у СПС нет лишних 1,5 процентов. Мариэтта Чудакова, она, может быть, не принесет сильно много дополнительных голосов, но, во всяком случае, она ничего не отнимет.



Елена Рыковцева: Хорошо. С «тройкой» будет все понятно уже в пятницу на съезде. Правильно?



Антон Баков: Конечно.



Елена Рыковцева: И я прочитаю, что люди написали, а потом послушаем звонки, а потом продолжим разговор о ваших публикациях.


«СПС в Думе не будет ни при каких обстоятельствах, потому что 15 процентов правого электората им помогут разорвать «Яблоко», Демпартия и «Гражданская сила». Правым я советую не бойкотировать выборы, а голосовать за партию «Патриоты России»», - советует наш слушатель Добрый.



Виталий Иванов: Добрый слушатель.



Елена Рыковцева: «В глазах народа партия СПС себя дискредитировала тем, что ее лидеры из простых советских людей превратились в наглых хапуг и буржуев», - Федор Максимович пишет.


«Господин Баков, коренной народ России столько страдал от своих царей и от иноверцев, что не грех ему и стать жестоким», - Геннадий Георгиевич из Москвы пишет. Это он реагирует на то, что вы сказали о Сычеве, что жестоки люди по отношению к инвалидам.


«Союз правых сил может попасть в Думу, только если по каким-либо причинам снимут «Яблоко». Демократам следовало бы идти одним списком», - пишет Олег.


«СПС получит на выборах не более 7 процентов. Первое место – «Единая Россия», второе – КПРФ, третье – «Справедливая Россия», - пишет Андрей.


«Никогда не был поклонником партии СПС, но после того, как ее лидеры решили возвыситься через страшную человеческую трагедию, эта партия навсегда прекратила существование для меня», - пишет Александр из Сызрани.


Савельева пишет: «Уважаемая Елена, полностью с вами согласна насчет Андрея Сычева. Тем более, Союз правых сил постоянно оказывает ему помощь по-человечески, а не с целью включить в партию. По сравнению с «Единой Россией», ЛДПР и другими партиями, которые привлекают известных людей своей популярностью. Союз правых сил совершенно справедливо включил Сычева в списки партии».


«Шансов у СПС нет никаких. Партия ассоциируется с Гайдаром и разрушением экономики России с помощью налоговой системы. Было установлено 36 налогов – и работать в реальной экономике стало невозможно. Началось изъятие оборотных средств у предприятий. А Маша Гайдар в это время спасалась в Боливии», - пишет Александр. Ну, я не знаю про такой факт в биографии Маши Гайдар.



Виталий Иванов: Да, была в Боливии, жила.



Елена Рыковцева: Я просто не увлекаюсь биографией Маши Гайдар.



Виталий Иванов: Я тоже не увлекаюсь, но просто изучал биографию того, про кого пишу.



Елена Рыковцева: Юрий Николаевич пишет: «Если сейчас в России царствует дикий капитализм, а партия СПС и гражданин Баков за такой дикий социализм, то неужели народ настолько глуп, чтобы голосовать за такую бесчеловечную партию?!..». Вы – бесчеловечная партия, вот что.


Александр из Вологды, вас слушаем. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы просто мнение свое высказать. У нас несколько правых партий, и у них у всех, в общем-то, программы мало чем друг от друга отличаются, в принципе-то. И я просто думаю, что если это сохранится, то шансов мало у всех. Вот если бы они как-то сумели договориться, то кратно бы возрос их шанс для всех. А если не сумеют, то я не думаю, что будет какой-то эффект.



Елена Рыковцева: Ну, давайте дискуссию мы не будем долго устраивать вокруг этого. Я прошу одним словом сказать (причем примерно ответ я представляю Виталия Иванова и Антона Бакова), удастся ли им договориться... Мне даже неинтересно спрашивать. Удастся ли им договориться?.



Виталий Иванов: Никогда.



Елена Рыковцева: Никогда. Удастся ли договориться правым силам или демократическим...



Виталий Иванов: Либеральным.



Елена Рыковцева: ...либеральным силам (я знаю, я читала ваша заметки на этот счет) перед выборами или нет?



Антон Баков: Дело в том, что «Яблоко» является левой социал-демократической партией, а не правой.



Елена Рыковцева: Ну, ладно, не будем...



Антон Баков: Поэтому зачем нам навязывают эти штампы?..



Елена Рыковцева: Все, два ответа.



Виталий Иванов: Елена, поскольку меня не было, когда вы обсуждали тему Андрея Сычева, можно я в течение пяти минут...



Елена Рыковцева: Пяти – это очень много.



Виталий Иванов: Ну, хорошо, одной минуты. Моя позиция по этому делу... вот вы упомянули, почему я еще не критиковал СПС за привлечение Сычева.



Елена Рыковцева: Да, я сказала. Не успели.



Виталий Иванов: Я как раз и не хочу критиковать СПС за привлечение Сычева. Я считаю, что как раз с моральной точки зрения здесь претензий никаких нет. Как раз СПС делает, в общем-то, хорошее дело – они помогают парню. Он, безусловно, и денег заработает за счет всего этого дела. Поэтому в этом плане, так сказать, что лучше – если бы он сидел в квартире и страдал, болел, так сказать, умирал фактически или так ему партия создает какую-то площадку, на которой он может себя как-то проявить, как-то вообще жить.


Другое дело, в чем вредоносность самой этой идеи, что сам либеральный электорат СПС, вот ядерный электорат СПС, он очень склонен к морализму. Вот как раз то, что Максим Соколов написал, это как раз квинтэссенция того, что сможет сказать вся эта публика. И вот эти игры политтехнологические, которые, еще раз говорю, в них нет абсолютно ничего аморального в данном случае, им они кажутся совершенно, запредельно аморальными. А отсюда, соответственно, вспомнили уже компрачикосов из романа Виктора Гюго и так далее. Ничего компрачикосовского в этом нет, но эта публика воспримет это именно как компрачиковство. И соответственно, вот эта история, она, действительно, вполне реально способна часть ядерного электората правых, ну, в смысле СПСовцев, оттолкнуть. Вот именно в этом... То есть плохо не потому, что играют с Андреем Сычевым, а плохо потому, что правые и либералы это воспримут плохо.



Елена Рыковцева: Понятно. То есть в этой ситуации вы переживаете за СПС, что может оттолкнуть электорат.



Антон Баков: Слушайте, и слава Богу. Не электорат это оттолкнет, а высокомерных снобов, которые считают, что высшее образование, интеллектуальные способности ставят их выше своего народа.



Виталий Иванов: Но ведь эти снобы были всегда вашим ядерным электоратом.



Антон Баков: Потому что мы были снобистской партией, потому и проиграли. Мы должны быть проще и ближе к своему народу – тогда победим.



Елена Рыковцева: Хорошо. У нас есть еще очень важная тема – это прогнозы Виталия Иванова по поводу выборов. Итак, я читаю ваши публикации. Вы писали в «Известиях», что расклад вот такой: «Можно уверенно прогнозировать (уверенно прогнозировать!), что в декабре барьер перешагнут «Единая Россия», КПРФ и «Справедливая Россия», а также, скорее всего, ЛДПР. Появление пятого финалиста теоретически возможно, но практически маловероятно. Ведь оно поставит под сомнение получение «единороссами» простого большинства в Госдуме».


В газете «Взгляд» вы писали опять то же самое, что «появление пятого финалиста маловероятно, потому что ставит под сомнение большинство «Единой России» в Думе». «Поэтому ни СПС, - вы добавляете, - ни какой другой партии не позволят быть пятым финалистом».



Виталий Иванов: Да, совершенно верно.



Елена Рыковцева: И еще вы пишете, снова расклад: «Единая Россия» (теперь это уже совершенно ясно) получит не менее 45-47 процентов голосов. Плановое задание для региональной администрации и регионального отделения партии в среднем (это статья «Поехали!» в газете «Взгляд») составляет 50 процентов голосов». Вот когда вы даете уверенное такие цифры и вы говорите о плановых заданиях, что имеется в виду? Почему вы так уверены в том, что не дадут пройти пятой партии? Что это такое – дадут, не дадут? Кто это решает? Расскажите нам поподробнее.



Виталий Иванов: По поводу плановых заданий. Просто уже неоднократно мне по этому поводу задавали вопросы. И я напоминаю, что у нас 73 губернатора являются членами партии «Единая Россия». Поэтому большинство из них будет, так или иначе, участвовать в избирательной кампании. И это абсолютно легально, и это абсолютно нормально. Соответственно, у политической партии у любой – будь то «Единая Россия», будь то Союз правых сил – есть, что называется, планирование. Они планируют мероприятия в регионах, какие они будут проводить, они планируют все, включая количество публикаций, количество листовок, которое будет распространено, и так далее. И в том числе планируется результат: сколько предполагается добиться. Смотрится социология, смотрятся данные прошлых избирательных кампаний...



Елена Рыковцева: То есть ничего в этом криминального нет.



Виталий Иванов: Абсолютно ничего в этом криминального нет.



Елена Рыковцева: Но вот главное, вы мне объясните вот эту вашу мысль. Еще цитата из вас же: «Но Кремлю не нужен в Думе ни СПС, ни какая-либо другая пятая партия».



Виталий Иванов: Разумеется, не нужна.



Елена Рыковцева: Или: «Я уверен, что если «правые» начнут создавать проблемы «Единой России» или начнут просто наращивать рейтинг за счет левых протестников, то их прессанут очень жестко и не дадут им пройти в Думу».



Виталий Иванов: Это мой прогноз.



Елена Рыковцева: Ваш прогноз. И еще «Взгляд», сентябрь: «Сами коммунисты, пусть у них нет ни свежих идей, ни новых лидеров, наберут 14-15 процентов. Кремль не будет их мочить, как в 2003 году. Но и помогать им никто не будет». И еще по поводу Кремля: «В Кремле и около него хватает людей, считающих, что в парламенте должна быть небольшая либеральная фракция». То есть кто-то в Кремле поможет СПС, но, скорее всего, не помогут...



Виталий Иванов: Уже никто не поможет. Вы читаете старый прогноз, а сейчас уже все изменилось.



Елена Рыковцева: Нет-нет, вы тоже в январе во «Взгляде» написали: «Но административной поддержки никто не получит (СПС не получит), а только она гарантировала бы либеральной партии или партиям прохождение барьера». Откуда вы все это знаете – получат они поддержку или не получат? А вдруг получат? Вы кто вообще, кем вы работаете?



Виталий Иванов: Я политический эксперт. И то, что я пишу, основано на той информации, которую я собираю от различных источников, как открытых, так и закрытых, как политический эксперт. Данный прогноз – это мой прогноз, и только мой прогноз. Данные утверждения – это только мои утверждения. Я представляю только самого себя. Поэтому все попытки здесь найти что-то межстрочное, что-то закадровое...



Елена Рыковцева: Нет, вы понимаете, Виталий, здесь все абсолютно открытым текстом. Тут не написано «я думаю, что будут тащить, я думаю, что будут давить», тут написано «будут давить». Или вот вы пишете: «СПС тащить в Госдуму никто не собирается из Кремля. Ей просто немного помогают подняться на ноги и раскрутиться. Она вовсе не является кремлевским проектом...».



Виталий Иванов: А сейчас уже не помогают даже.



Елена Рыковцева: И даже не помогают.



Виталий Иванов: Уже сейчас не помогают.



Антон Баков: Да и раньше, в общем, если честно...



Виталий Иванов: Немножко поначалу помогали, так сказать.



Антон Баков: Ну, как-то я этого не заметил, к сожалению. Какая-то тайная...



Виталий Иванов: Я Никиту Юрьевича пару раз в таких местах встречал, что у меня нет вопросов относительно того, помогали или не помогали.



Антон Баков: А что вы там делали, Виталий?



Елена Рыковцева: А в каких? Расскажите, в каких местах вы встречали Никиту Юрьевича?



Виталий Иванов: Я воздержусь от ответа на этот вопрос, потому что он...



Елена Рыковцева: Заинтриговали.



Антон Баков: Надо места знать, слушайте.



Виталий Иванов: Антон Алексеевич, да вы там тоже бываете, поэтому...



Антон Баков: Не может быть!



Елена Рыковцева: Слушайте, мне интересно. Я вот не бываю, и мне интересно, куда люди-то ходят.


Вот я тогда, Виталий, вас спрошу на всякий случай по поводу этих мест. На «Эхо Москвы» я читала такую информацию, что...



Виталий Иванов: Ой-ой-ой!



Елена Рыковцева: Убирать? Что, все нечестно, неправда, да?



Виталий Иванов: Я понял, о чем... То, что Станислав Александрович Белковский...



Елена Рыковцева: Да, он сказал, что вы доверенное лицо Суркова. Поэтому я и хотела уточнить.



Виталий Иванов: Это глупости! Станислав Александрович Белковский мне передает привет за то, что я раскрыл его сотрудничество с партией «Справедливая Россия» - вот и все.



Елена Рыковцева: А, понятно.



Виталий Иванов: Это у нас между собой...



Елена Рыковцева: Я-то считала, что поэтому вы все это знаете – цифры, факты...



Виталий Иванов: Нет-нет.



Елена Рыковцева: ...кого будут поддерживать, потому что вы работаете у Суркова.



Виталий Иванов: Нет, это неправда.



Елена Рыковцева: Не поэтому? То есть только прогноз личный, персональный прогноз.



Виталий Иванов: Да.



Елена Рыковцева: Все, разобрались с этим.



Антон Баков: А можно от меня тоже прогноз?



Елена Рыковцева: Пожалуйста, да, давайте ваш прогноз.



Антон Баков: Конечно, было бы очень лестно разрушить большинство «Единой России» в Государственной Думе. Потому что я, как действующий депутат Госдумы, вижу, к чему это приводит - когда все решения принимаются автоматически, законы не обсуждаются. Это, конечно, не идет на пользу качеству законодательной деятельности. Оппозиция нужна именно для того, чтобы с позиций оттачивать и обсуждать законы. А сегодня этого не происходит, и уже четыре года.


Историческая миссия СПС, я считаю, в этом смысле – действительно, создать настоящий, приличный парламент у нас в России, разрушив монополию «Единой России». Первое.


Второе. Я считаю, и даже поспорил с Митрофановым, что на этих выборах Союз правых сил претендует на третье место.



Виталий Иванов: На две «Волги» вы, кажется, поспорили?



Антон Баков: Да, совершенно верно.



Елена Рыковцева: Да, я читала в «МК».



Антон Баков: Мы, я думаю, справимся и обойдем и ЛДПР, и «Справедливую Россию» на этих выборах.


Ну а в-третьих, вы знаете, когда вы описывали планы 73 губернаторов набрать проценты и провести какие-то акции в регионах, у меня сложилось такое впечатление (вы простите, это эмоциональное впечатление во многом), что планируется где-то какая-то война против нашего народа. Вот эти танки – эти губернаторы, эти мощные силы СМИ – авиация, они набросятся на нашего бедного человека, сведут его с ума, и он власть 2 декабря единодушно поддержит. Я надеюсь на то, что наш народ сумеет противостоять и этой атаке, как и другим атакам умел противостоять раньше. И тогда все будет так, как решит народ.



Елена Рыковцева: Виталий, вы знаете, когда я читаю ваши статьи, я все-таки думаю, вот то, что вы пишете... вы прогнозируете, что кого-то поддержат, кого-то не поддержат. А вы понимаете, что все это незаконно?



Виталий Иванов: Почему?



Елена Рыковцева: Это законно - кого-то поддержать, кого-то не поддержать? И впрямую повлиять на результат демократических выборов в стране – разве это законно со стороны Кремля?



Виталий Иванов: Слушайте, у нас политика функционирует по этим правилам с самого начала 90-х годов. Сейчас все еще гораздо цивилизованнее стало. Вот Антон Алексеевич не даст, я думаю, соврать, по сравнению с тем, как делались выборы в каком-нибудь году 1996-1997, и как они делаются сейчас, все-таки права, скажем так, закона во всем этом стало гораздо больше. И я описываю не книжные схемы, а я описываю, как это существует на самом деле. Раз это существует, и в общем-то, всех это устраивает, то вопрос, насколько это соответствует формальной букве закона, он вторичен. И на самом деле, по большому счету, там каких-то системных проблем и противоречий нет. Если бы они были, то попытки каких-то судов, расследований, которые время от времени инициируются в рамках каких-то пикировок, они бы к чему-то приводили. А они ни к чему не приводят. Все это знают, все по этим правилам живут, и дальше будут жить. Поэтому не я это все придумываю, так сказать, я только, как говорится, в данном случае регистратор реальности. Я снимаю информацию и ее излагаю. И кто хочет – читает, кто не хочет – не читает.



Елена Рыковцева: Антон, вы дадите соврать или не дадите вот в этой ситуации?



Антон Баков: Ну, у нас диаметрально противоположные оценки с Виталием. Я считаю, что при Ельцине государство наше было более защищенным, несмотря на более тяжелые условия, в которых оно находилось, все-таки там была более современная и, я бы сказал, сетевая структура управления. Сегодняшний переход к вертикальной, структурированной корпорации делает, конечно, нашу государственность уязвимой. Мы видели, как в одночасье рухнул Советский Союз. Я не хочу, чтобы что-то подобное произошло с Россией. Поэтому я думаю, что здесь идет изобретение велосипеда, и мы не идем, к сожалению, по пути прогресса. Вот для того чтобы вернуться на путь прогресса, мы участвуем в этих выборах, мы, действительно, хотим сделать нашу страну лучше. Мы – патриоты.



Елена Рыковцева: Но прав ли Виталий в том, что и тогда, в те годы, в ельцинские годы вот так же регулировались сверху выборы, вызывали, заставляли, прессовали?



Антон Баков: Тогда были свои недостатки, безусловно. Идеальной системы не было ни тогда, идеальной системы нет и сейчас. Мы только ищем эту идеальную систему. Другое дело, что вот я, как управленец, - все-таки мне приходилось управлять разными объектами, в том числе и промышленными, - я считаю, что тогдашняя структура управления зарождавшаяся, она была более перспективна, более современна.



Елена Рыковцева: И потом, мне кажется, Виталий, тогда еще были возможны сюрпризы какие-то на выборах – вроде победы ЛДПР. А сейчас ничего случайного быть не может.



Виталий Иванов: А вот выдвижение Лугового – это не сюрприз?.. А история с Марией Гайдар?..



Елена Рыковцева: Нет, мы говорим о результатах. Нет-нет, мы не говорим о сюрпризах избирательной кампании. Мы говорим о результатах выборов.



Антон Баков: Уверяю вас, Союз правых сил готов преподнести всем сюрприз на этих выборах.



Елена Рыковцева: И подтвердить, что не все так плохо с системой избирательной в стране?



Виталий Иванов: Один мой хороший знакомый про избирательные кампании говорил так, что на выборах всегда обязательно случаются две неприятности: одна большая и одна маленькая. Так что все еще возможно.



Елена Рыковцева: Нина Сергеевна, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я хочу порассуждать как физик. Во-первых, я хочу заступиться - он даже в этом не нуждается – за Немцова. Если бы Немцов был хотя бы в Думе сейчас, наша бы наука так не погибала, как она сегодня погибает. А вообще я хочу сказать, что не ходила голосовать уже долго-долго. И если СПС пойдет сейчас на выборы, то я пойду лично только за Немцова проголосую. Потому что в физике есть две вещи. Вольцман когда-то застрелился, потому что доказывал, что все можно посчитать по теории вероятности, что все стремится к равномерности, а ему задали вопрос «нет, жизнь же идет по усложнению». И он сказал: «Мы живем в невероятном мире». А невероятный мир действует по законам физики. Тоннельный эффект, но после этого нужно закрепиться резонансом. Так вот, Немцов не вор.



Елена Рыковцева: Ой.



Антон Баков: Кто о чем. Вы правы.



Виталий Иванов: Неожиданный вывод.



Слушатель: И сейчас граница проходит: вор – не вор. И вся вот эта братия, которая сегодня играет, покупает... Мне лично Усманов даже в этом году заплатил за регистрационный взнос, и я успела съездить в Италию на Генеральную ассамблею по геофизике и сделать доклад «Что такое катастрофы?». Так вот, я хочу пожелать Немцову здоровья. И его мальчишество вот в этих книгах... совершенно ему можно все простить. Но народ отслеживает главную характеристику. Он был у самой вершины власти и ничего себе не накрал.



Елена Рыковцева: Спасибо, Нина Сергеевна. Все понятно.


А также Галина из Могилева пишет, что «если книга эта говорит о его честной душе, поэтому смелым человеком я его считаю». В общем, какие-то хорошие слова, но поскольку SMS -сообщение Галины состоит из трех пунктов, то я не могу в целом его прочитать. Но вот хорошие слова она о Немцове пишет.


Яков из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я никогда, ни при каких обстоятельствах не буду голосовать за СПС, потому что мне не нужна достройка капитализма, а мне нужно разрушение капитализма и постройка социализма с человеческим лицом, совершенно однозначно. И никакие политтехнологии на меня никогда не подействуют. У меня твердые марксистские убеждения, и я голосовал, голосую и буду голосовать за коммунистов. Всего вам доброго! До свидания.



Елена Рыковцева: Спасибо, Яков. Очень хорошо.


Константин из Санкт-Петербурга, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Правая идея, она порочна. Люди не хотят жить ни при каком капитализме – ни при диком, ни при развитом. Людям нужен все же социализм и коммунизм. Я тоже буду голосовать за коммунистов.



Елена Рыковцева: Хорошо. Спасибо.



Виталий Иванов: Кстати говоря, вот эти звонки, они свидетельствуют... вот сейчас появилась гипотеза, что и благодаря росту собственного потенциала, и благодаря активности «Справедливой России», КПРФ очень много наберет. Вот если бы я сейчас писал свой прогноз по думским выборам, то я бы КПРФ сейчас на 2-3 процента больше добавил.



Елена Рыковцева: Хорошо. Я читаю сообщения с пейджера.


«Бакову предлагаю включить в СПС главного врача московского хосписа Веру Миллионщикову», - пишет Лариса Дмитриевна из Москвы.



Антон Баков: Спасибо.



Елена Рыковцева: «Партия СПС – это партия олигархов. Такие, как Потанин и прочие, являются ее спонсорами». Про Потанина я первый раз слышу.



Антон Баков: К сожалению, это неправда.



Виталий Иванов: По-моему, никогда не был спонсором...



Елена Рыковцева: «А «Яблоко» ставит своей задачей – чтобы взять единый налог с олигархов за использование природных ресурсов, которые принадлежат всем россиянам», - пишет Алла Павловна. Явная поклонница «Яблока».


«СПС не нужно было менять лидеров вообще», - пишет Мария Семеновна.


«Почему Солженицын не интересен новым демократам?». Я не знаю.


«Предлагаю СПС создать партию правосудия, нанять на нефтяные деньги юристов на Западе для налаживания судебной системы в России. Народ за вас проголосует», - пишет Вячеслав из Верхотурья.



Антон Баков: О, привет, земляк! Мой избирательный округ.



Елена Рыковцева: А, кстати, значит, он нас слышит. Хорошо.



Антон Баков: Да.



Елена Рыковцева: Завершаем на этом предложении программу «Час прессы» на волнах Радио Свобода. Мы обсуждали перспективы партии СПС.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG