Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Мы не хотим в НАТО!» Сербские политики в угоду людским эмоциям и политике Москвы


Ирина Лагунина: Ещё совсем недавно, когда в начале лета было сформировано новое правительство Сербии, эта страна подтвердила свой курс на сближение с Европейским союзом и НАТО. Правительство заявило, что евроатлантическая интеграция – одна из пяти приоритетных стратегических целей. Но сейчас Россия выступила в качестве основного союзника Сербии на международной арене в области косовского вопроса.


Меняет ли теперь Сербия свой, провозглашенный в 2000 году, после падения режима Милошевича, курс?


Из Белграда – Айя Куге.



Айя Куге: Кампания против союза НАТО в Сербии началась в августе. Поводом стало продолжение переговоров о будущем статусе Косово и угроза, что косовские албанцы, при поддержке Соединенных Штатов и, возможно, некоторых стран Запада, при условии невозможности достижения компромисса, до конца года могут провозгласить независимость в одностороннем порядке. Инициаторы антинатовской кампании - даже не политики-ультранационалисты, а министры из Демократической партии Сербии консервативного, как говорят «умеренного националиста», премьер-министра Сербии Воислава Коштуницы. Началось всё с обвинений, что НАТО создаёт в Косово собственное государство. Потом премьер-министр Коштуница выступил с инициативой, чтобы парламент Сербии принял документ, по которому стране запрещалось бы вступать в НАТО. А на днях в новую программу его партии был внесён пункт против атлантической интеграции Сербии.



Воислав Коштуница: Каждый, кто не закрывает глаза перед истиной, должен видеть, какова роль НАТО в создании так называемого «независимого» Косово. Поэтому в подготовке ответа Сербии на возможное признание в одностороннем порядке провозглашённой независимости Косово со стороны США и других западных государств, Сербия не может избегать вопроса – как мы определяем нашу позицию по отношению к НАТО и ее роли в этом проекте.



Айя Куге: Президент Сербии Борис Тадич выступил с противоположных позиций.



Борис Тадич: Стратегическая цель Сербии – чтобы её войска были активным участником в евро-атлантической интергации, в программе НАТО «Партнёрстве во имя мира», чтобы они были уважаемыми и почитаемыми среди друзей и союзников.



Айя Куге: Одновременно с резкой кампанией против Североатлантического союза, никто в руководстве Сербии не отрицает, что главная цель – вступление страны в Европейский союз. Это желание поддерживает более семидесяти процентов граждан страны. Однако специалисты указывают, что все государства - новые члены Евросоюза – вступили туда через НАТО. Даниел Шунтер, директор белградской организации «Евроатлантическая инициатива» считает странными заявления некоторых сербских политиков, которые заступаются за вступление в ЕС, но одновременно выступают против НАТО. По его мнению, эти два процесса переплетаются.



Даниел Шунтер: Опыт всех стран восточной Европы, государств переходного периода, которые вступили в Евросоюз, показал, что сначала надо было провести реформу системы обороны и совершить большие изменения в этой области. Такие перемены исключительно связанны с НАТО, так как НАТО является единственной международной организацией, имеющей механизмы, средства и экспертов, которые могут помочь в такой реорганизации. Только после того может последовать сближение с Евросоюзом и вступление в ЕС. Так что повторяю: одним из условий вступления в ЕС является реформирование системы обороны, а этот вопрос решается через НАТО.



Айя Куге: Бывший сербский министр иностранных дел Горан Свиланович.



Горан Свиланович: Наша позиция - нечестная. Нечестная, потому что нападки совершаются только по отношению к НАТО, а не к Европейскому союзу. Ведь существует лишь несколько государств-членов Евросоюза, которые не являются и членами НАТО. Поэтому когда у нас говорят, что есть проблемы с НАТО, которая, якобы, пытается создавать своё государство в Косово, тогда надо признать, что мы в равной мере имеем проблему и с Европейским союзом. Если мы хотим пойти на конфликт с НАТО по поводу Косово, тогда мы должны открыто сказать, что сопротивляемся и целому Евросоюзу. Так что давайте, скажем прямо: у нас есть проблема со всем нашим окружением. А мы заявляем, что как будто хотим вступить в Европейский союз, а в НАТО – не хотим. На самом деле это мимикрия. Если мы не хотим вступить в НАТО, то мы не хотим вступить и в ЕС, и не потому, что это формально юридически связанные вещи, а потому, что это одно и то же сообщество. Кстати, если у меня есть проблемы с НАТО, членами которой являются Великобритания, или Германия, или Франция, - и они тоже выступают за независимость Косово, - то значит, что у меня есть проблемы с этими государствами и тогда, когда я общаюсь с ними как с государствами-членами Европейского союза. Я рассматриваю эту тему только с внешнеполитической точки зрения – какие сигналы Сербия посылает Евросоюзу и НАТО. Эти сигналы приводят в замешательство и указывают на то, что страна теряет компас. То есть не известно, будет ли Сербия продолжать двигаться путём, намеченным в 2000 году – к Евросоюзу и НАТО. В данный момент это не ясно.



Айя Куге: Белградский социолог Йово Бакич также согласен с тем, что позиция сербских политиков до конца не ясна.



Йово Бакич: Это, конечно, противоречивая позиция. Ясно, что невозможно стремиться к евроатлантической интеграции и не войти в НАТО. Это действительно взаимоисключающие позиции. Мне лично кажется, что есть много моральных и политических причин не вступать в НАТО. Это военный союз, который нас бомбил. Как гражданин Сербии, я разделяю подобные размышления. Однако, как социолог я обязан отметить и причины, говорящие в пользу вступления Сербии в НАТО. Например, что будет, если мы не войдём в Европейский союз и НАТО, но при этом будем полностью окружены государствами, которые состоят в этих союзах? Что будет, если Косово в один прекрасный день вступит в НАТО, а мы нет? Что будет, если албанцы будут провоцировать Сербию, а нас некому будет защищать?



Айя Куге: В Сербии у власти коалиционное правительство, где большинство министров из Демократической партии президента Бориса Тадича, состоящей в холодных отношениях с партией премьер-министра Воислава Коштуницы. Один из ближайших соратников президента Тадича, министр (без портфеля) Драган Джилас утверждает, что в кабинете министров нет кризиса, связанного с противоположным отношением к НАТО.



Драган Джилас: Прежде всего, наша идея – вступление в Европейский союз. По этому вопросу есть единство в правительстве и поддержка большинства граждан Сербии. Конечно, граждане Сербии должны будут на референдуме высказать своё мнение, они за вступление в НАТО, или против. Бомбардировки нашей страны семь лет назад оставили очень тяжёлые последствия, но мы смотрим в будущее. Если подходить к этому вопросу с иной позиции, то немцы и французы и сегодня были бы в страшно плохих отношениях. Большинство членов правительства Сербии выступают за евроатлантическую интеграцию. Я считаю, что заявления Демократической партии Сербии о том, что мы не будем вступать в НАТО, просто бессмысленные. На данный момент нас никто в НАТО и не приглашает. А вот такие заявления, критика в адрес НАТО явно не помогут сербам остаться в Косово. Ведь НАТО там - составная часть международных сил Кейфор, которые являются единственной гарантией безопасности сербов в Косово.



Айя Куге: Хотим в НАТО - не хотим в НАТО! Как объяснить такую позицию сербских политиков? Белградский военно-политический аналитик Александр Радич.



Александр Радич: Речь идёт о двойной игре, которая, прежде всего, ведётся на домашнем поле и только косвенным образом связана с НАТО. Я глубоко убежден, что Сербия сохранит существующий уровень понимания с НАТО и остальными центрами силы Запада, что эти отношения не будут под вопросом. Кстати, до сих пор от Запада не поступили никакие негативные сигналы на то, что происходит в Сербии. То есть в данном случае речь больше идёт о внутриполитической пропаганде. С другой стороны, Сербия создаёт дистанцию по отношению к НАТО из-за политических отношений с Москвой, связанных с решением будущего статуса Косово. Россия сейчас заинтересована в том, чтобы показать НАТО черту, до которой может идти этот союз. Надеюсь, что этой «чертой» не будет Сербия и что наша страна рано или поздно, всё-таки будет поглощена расширением Североатлантического союза. Однако настоящий центр событий сейчас на востоке Европы, а мы находимся где-то на побочной границе волны переустройства российской сферы интересов, которую Россия пытается вернуть после консолидации контроля над территорией бывшего Советского Союза.



Айя Куге: Сейчас, действительно, рано говорить о вступлении Сербии в НАТО. Но какова альтернатива?



Александр Радич: Не проблема, что сейчас перспектива сближения с НАТО отвергается, всегда можно найти аргументы «за» и «против» этого союза. Проблема как раз и состоит в том, что те политические силы в Сербии, которые выступают против НАТО, не предлагают альтернативу. Хорошо, мы не хотим в НАТО! Но тогда сербские политики должны сказать своим гражданам, какую другую, лучшую идею будущей безопасности государства они предлагают. Демократическая партия Сербии злоупотребляет людскими эмоциями. Легко эксплуатировать бомбардировки 1999 года и провозглашать НАТО враждебной силой. Мне кажется, что с 2000 года сербская политика по отношению к НАТО исключительно лицемерна. Многие люди, которые принимали решения, пытались одновременно сидеть на двух стульях, играть в политику низменного стиля. Они открыто лгали. На Западе говорили: мы хотим с вами, - а в средствах информации у себя дома говорили противоположное. Теперь маски сняты. Демократическая партия Сербии премьер-министра Коштуницы ясно заявила, что для неё НАТО - враждебная организация. А проблема Демократической партии президента Тадича в том, что она не хочет идти против общественного мнения и потому молчит. Но если вы хотите вести страну к евроатлантической интеграции, то вы должны объяснить людям, почему это ваш выбор, вы должны обеспечить себе поддержку!


Поэтому сейчас сербское правительство в целом должно дать народу ответ: куда оно ведёт Сербию, и какова ориентация нашей внешней политики в долгосрочной перспективе. Ведь наша страна слишком маленькая, у нас мало ресурсов, чтобы создать свой, совсем подлинный путь.



Айя Куге: Может быть, ситуацию в Сербии вокруг НАТО лучше всего может объяснить один факт. В ноябре 2006 года Сербия по приглашению НАТО вступила в программу «Партнёрство во имя мира». В начале сентября 2007 министр иностранных дел Сербии отправился в Брюссель, чтобы вручить там документ, представляющий основные цели страны в этой программе. Ранее в официальный документ было внесено, что цель Сербии – евроатлантическая интеграция, но в Брюссель попала бумага, что цель – европейская интеграция. А одновременно в Совете НАТО в Брюсселе министр иностранных дел Сербии Вук Еремич продолжал говорить о евроатлантической интеграции...
XS
SM
MD
LG