Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коллекционеры «возмущаются и собираются подавать на "Сотбис" в суд»


Галина Вишневская и Михаил Швыдкой на пресс-конференции, посвященной продаже коллекции Мстислава Ростроповича

Галина Вишневская и Михаил Швыдкой на пресс-конференции, посвященной продаже коллекции Мстислава Ростроповича

В Лондоне на аукционе «Сотбис» (Sotheby’s) должна была начаться грандиозная распродажа русского искусства из знаменитого собрания Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской. Однако в последний день перед торгами, уже после того, как покупатели и арт-дилеры, съехавшиеся в Лондон со всего мира, в течение четырех дней осматривали предаукционную выставку, — аукционный дом внезапно объявил об отмене торгов. Коллекцию целиком купил российский предприниматель Алишер Усманов.


Мы попросили нашего постоянного обозревателя аукционов, известного коллекционера, киносценариста и журналиста Александра Шлепянова — рассказать о том, как прореагировал рынок на эту новость.


— 6-го сентября Галина Вишневская дала интервью радиостанции «Эхо Москвы»:


А. Венедиктов: — Галина Павловна, я помню, если я не прав, поправьте меня, было к вам обращение, по-моему, Михаила Сергеевича Горбачева, Александра Лебедева и «Новой газеты», с предложением, если я правильно помню…
Г. Вишневская: — Да-да.
А. Венедиктов: — Выкупить целиком коллекцию, чтобы она осталась в России. У вас был какой-то ответ, вы как-то встречались?
Г. Вишневская: — Да-да, мне говорили так, передавали это пожелание, но я уже отдала это на аукцион, я считаю, что если кто хочет приобрести, поехать туда и приобрести, в конце концов. Я не хочу иметь дела с людьми конкретно, от меня и кому-то продаю, я не хочу этим заниматься.
<…>
Есть аукцион, вещи оценены. Кто хочет — купит, не хочет — не купит. Могут целиком коллекцию купить, пожалуйста, возражать не будет никто. Но это аукцион должен решать…
<…>
А. Венедиктов: — Те, кто нас слышит, 18-19 сентября в Лондоне, пожалуйста, на «Сотбис».


А в другом интервью еще лучше: «Нам захотелось, чтобы ценные вещи, которые мы собирали с любовью столькие годы на протяжении нашей жизни, перешли к настоящим знатокам, людям, которые любят русское искусство и русский антиквариат», — сказала Галина Павловна Вишневская.


— И вот теперь все перешло в руки Алишера Усманова — по-видимому, он и есть тот настоящий знаток и ценитель русского искусства?
— Я не имею удовольствия быть знакомым с господином Усмановым. Если верить сайту «Компромат.Ру», репутация господина Усманова весьма неоднозначна — впрочем, кто знает, можно ли верить этому сайту? Может быть, утверждая, что господин Усманов провел несколько лет в тюрьме за изнасилование и вымогательство, они просто клевещут на безупречного бизнесмена? Там вообще немало всяких небылиц порассказано о почтенном российском бизнесмене. Особенно возмущает перепечатка из газеты The Mail on Sunday, которая смеет утверждать, что генеральный директор ЗАО «Газпроминвестхолдинг» Усманов отвечает в Газпроме за взятки и подкуп...


— Какая наглость...
— Да уж... Но меня в этой истории беспокоит другая сторона дела. Ведь во всяком аукционе, кроме продавца и аукционного дома, существует и третья сторона — это покупатели. И без этой третьей стороны никакой аукцион невозможен. И вот представьте себе: вы наслушались всех этих интервью, всей этой бурной рекламы, прилетели в Лондон из своей Америки, или Австралии, или России, или Украины, поселились в дорогущей лондонской гостинице, купили толстенный и дорогущий каталог, четыре дня ходили на выставку, смотрели картины со своей ультрафиолетовой лампой, а дилеры еще и привозили своих клиентов, людей обычно очень занятых — и вдруг вам, безо всяких извинений, просто сообщают, что аукциона не будет, и вы можете не солоно хлебавши возвращаться домой.


— И как же реагируют покупатели?
— По-разному. Русские люди, не избалованные чрезмерной законностью, вздыхают, утираются и тихо едут домой. Им не привыкать. Иностранцы возмущаются и собираются подавать на «Сотбис» в суд.


— А вы что думаете?
— Я думаю, что судиться с «Сотбис» бесполезно. По сегодняшнему законодательству аукцион всего лишь представляет интересы продавца. Если продавец решил снять вещи с продажи — это его право.


— Какой же в такой ситуации выход? Как можно защитить интересы покупателя?
— Какой же в такой ситуации выход? Как можно защитить интересы покупателя? — Очень просто. В контракт с продавцом аукционный дом должен внести пункт, по которому продавец может снять вещи с продажи не позднее, чем за месяц до начала торгов. Тогда покупатель может заблаговременно внести коррективы в свои планы.


— А моральная сторона этого скандала?
— Моральная сторона очень печальна. У Ростроповича в России всегда была очень высокая репутация. Он помогал в свое время Солженицыну, он прилетел защищать Белый Дом в 1991-м году… И вот теперь оказывается, что за несколько лишних миллионов — очевидно, Усманов выложил больше, чем предлагали Александр Лебедев и Горбачев — его вдова, и без того весьма и весьма не бедная, да и дочки пристроены не за нищими — и все-таки ради денег она нарушает свое слово, и рушит аукцион своего собрания, обижая сотни людей, поверивших ее словам. Хочется думать, что Ростропович постеснялся бы так поступить.


— Но может быть дело в том, что Вишневская хотела, чтобы ее шедевры достались России?
18 сентября «РИА Новости», со ссылкой на владелицу галереи «Проун» Марину Лошак, которая консультировала бизнесмена по вопросу приобретения собрания, сообщило, что коллекция Ростроповича-Вишневской останется у Усманова и не будет передана государству. Впрочем, может быть, это тоже клевета? Мне из Лондона трудно об этом судить...


На пресс-конференции по итогам продажи коллекции Галина Вишневская заявила: «Я счастлива, что коллекция осталась целой и что она не разойдется по всему миру. Я надеюсь, господин Усманов (правда, я с ним не знакома) достойно выставит ее для обозрения публики». [«Московский комсомолец», 19.09.2007]


XS
SM
MD
LG