Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дина Хапаева: "История вновь стала политикой"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Кирилл Кобрин: Главный критерий работы любого ученого над любым учебником - академическая добросовестность, считает сотрудник петербургского Смольного института свободных искусств и наук, историк и социолог Дина Хапаева. В нынешней России добросовестным историкам приходится еще противостоять господствующей тенденции в общественном сознании, пояснила она в интервью корреспонденту Радио Свобода Татьяне Вольтской.



Татьяна Вольтская: Может ли в принципе быть создан учебник по истории России, который удовлетворял бы всех?



Дина Хапаева: Мы провели только что большое исследование, посвященное как раз массовому историческому сознанию жителей Петербурга, Казани, Ульяновска, которое показывает с абсолютной ясностью и очевидностью, что история вновь стала политикой, она стала политикой в том же смысле, в каком она была политикой в конце 80-х - в самом начале 90-х годов, до 1991 года. А именно - по вопросам прошлого, по вопросам отношения к советскому прошлому прежде всего, снова, как и тогда, начинают проходить политические размежевания. Но если в 1990 году или на рубеже перестройки огромное количество людей крайне негативно относилось к советскому опыту, то сегодня мы наблюдаем другую тенденцию - на одном полюсе мы обнаруживаем большинство, которое к советскому прошлому относится в высшей степени положительно, с другой стороны, мы видим очень незначительное меньшинство, представленное либеральными партиями прежде всего, таким активным ядром поддержки у СПС и "Яблока", которое продолжает относиться к этому опыту резко отрицательно. Поэтому я вообще не думаю, что ситуация, когда история представляет собой такой острополитический, острополемический сюжет, может быть учебник истории, который бы удовлетворил всех. Ну и потом, учебник истории навряд ли имеет своей целью удовлетворять всех, он должен удовлетворять прежде всего тому уровню развития историографии, исторических исследований, которые на сегодняшний день существуют, и стандартам академической добросовестности.



Татьяна Вольтская: Ну, а сколько концепций исторического прошлого должно быть представлено в системе среднего и высшего образования - одна или несколько?



Дина Хапаева: Безусловно, не может быть одна. Если мы вернемся к единой концепции истории, то у нас снова будет история КПСС. Мы уже все это проходили, и, я думаю, нет никакого желания повторять этот печальный опыт. Тем более что то, что мы наблюдаем, по анализу массового исторического сознания (и это очень, на мой взгляд, опасная тенденция), активное тяготение большинства нашего населения, наших соотечественников делать вид, что советское прошлое было в целом очень хорошим, симпатичным, приятным, что, если какие-то там были неприятности небольшие, это вещи, на которые можно закрыть глаза и смело, забыв об этом прошлом, смотреть в счастливое будущее. Дело интеллектуалов, в частности, историков, людей, которые пишут учебники, в таких ситуациях, безусловно, состоит в том, чтобы этой тенденции противостоять, чтобы с этой тенденцией бороться, даже несмотря на то, что эта тенденция в данный момент выражает волю большинства. Воля большинства сегодня в этой стране состоит в том, чтобы забыть о своей преступной истории. Мне кажется, что очень важно не позволять людям скатываться в это болото исторической амнезии, исторического беспамятства.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG