Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Николас Гвоздев: "Центр не приказывает, что делать, а регионы не берут просто так под козырек"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Ирина Лагунина.



Андрей Шарый: Чем бы ни были вызваны неурядицы далеко от Москвы - человеческой трагедией, как в Костроме, или политическим конфликтом, как в Петрозаводске, накануне выборов для Кремля они, эти проблемы, - совершенно лишние хлопоты. Однако эксперты по-разному оценивают влияние Москвы на регионы. Кто-то говорит о том, что вертикаль власти окончательно построена и ничто ей уже не является препятствием, другие говорят, что у российских регионов есть некое поле для самостоятельности, более того, что по-другому и быть не может. Моя коллега Ирина Лагунина беседовала на эту тему с уважаемым экспертом, редактором журнала "Национальные интересы" и старшим научным сотрудником Центра Никсона в Вашингтоне, американским политическим экспертом Николасом Гвоздевым.



Николас Гвоздев: По-моему, региональные элиты по-прежнему играют важную роль - по целому ряду причин. Все говорят о том, что в России происходит централизация, что страна вновь становится унитарной. Но так всегда было в российской истории, что регионы играли определенную роль, либо в силу своего экономического развития, либо в силу численности населения, - страна просто слишком большая. А если говорить о распределении власти, то диалог ведется, как на центральном уровне, так и на уровне провинций, регионов и республик. С одной стороны, региональные лидеры назначаются теперь в Москве. Но с другой стороны, регионы по-прежнему хотят играть свою роль как в управлении, так и в направлении, по которому страна развивается экономически. Именно поэтому между регионами и центром продолжается диалог. Центр не приказывает, что делать, а регионы не берут просто так под козырек. У региональной деловой элиты, даже у региональной прессы, по-прежнему определенная степень независимости. Региональным элитам также дана важная роль в том, что они должны быть в состоянии мобилизовать население, чтобы оно проголосовало за прокремлевские партии на выборах в Думу, а затем, в марте 2008 года - за того, кого Кремль выберет кандидатом в президенты, чтобы тот точно получил больше 50% голосов и не надо было проводить второй тур голосования. Так что региональным элитам отведена немалая роль. Да к тому же Кремль не может быть повсюду. Даже семь президентских ставленников, даже они не смогли до конца стать супергубернаторами семи провинций России. И поэтому, на мой взгляд, в стране по-прежнему остается небольшое поле для политической жизни, основанной на состязательности.



Ирина Лагунина: То есть вы хотите сказать, что Кремль не смог до конца выстроить вертикаль власти, что Владимиру Путину эта задумка не удалась?



Николас Гвоздев: Нет, наоборот, он был исключительно успешен, особенно если сравнить его с его предшественником. Представление о том, что регионы могут игнорировать центр или не подчиняться ему, проводить независимую политику, ушло в прошлое. Но ему не удалось установить жесткий централизованный контроль, какой, например, существует во Франции. К тому же государство заинтересовано лишь в определенных отраслях экономики - природные ресурсы, нефть, газ, оборона. Но сами по себе эти сектора экономики требуют таких усилий и времени, что на все остальное уже не хватает сил. И это остается на усмотрение местных политиков и бизнеса. То есть центр говорит: мы хотим, чтобы вы точно следовали тому, тому и тому, и на этом его контроль заканчивается, он не может проверять все, каждую небольшую деталь в каждой провинции.



Ирина Лагунина: Вы говорите - должны следовать тому, тому и тому. Пример?



Николас Гвоздев: Одно из требований состоит в том, что регионы должны подчинить свой выбор лидера Кремлю. У Кремля есть вето. И региональный лидер, даже утвержденный Кремлем, не может сам составлять свою команду - она тоже должна быть утверждена в Москве. Или, например, возьмем республику Саха. Центр жестко сказал, что лицензии на добычу алмазов выдает теперь только он сам. А если взять другие отрасли - добычу угля, легкую промышленность, региональную банковскую систему - то все это оставлено местным властям. В этом есть и негативная сторона. Кремль закрывает глаза даже в тех случаях, когда региональные лидеры начинают нарушать дух и букву российской конституции. Один из самых ярких примеров - Чечня. Какого рода соглашение было достигнуто между Рамзаном Кадыровым и федеральным центром, что он может управлять Чечней практически как он хочет до тех пор, пока он охраняет там интересы Москвы. Вот это - классический пример того, как региональные лидеры могут выставлять свои требования к Москве в той же мере, в какой Москве может предъявлять требования к ним.


XS
SM
MD
LG