Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разделение европейских энергетических компаний и место неевропейцев на рынке энергетики ЕС


Ирина Лагунина: Европейская комиссия представила в среду план будущей реструктуризации европейского энергетического рынка. На его обсуждение отводится почти год.


Крупнейшим энергетическим компаниям ЕС предлагается, в частности, либо продать, либо передать под стороннее управление их сетевой бизнес - линии электропередачи и трубопроводы. При этом компании из неевропейских стран смогут покупать их только по специальному разрешению Европейской комиссии. Эксперты полагают, что такие ограничения затронут в первую очередь интересы крупнейших поставщиков энергоносителей в Европу, будь то Россия, Алжир или Саудовская Аравия. Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...



Сергей Сенинский: ... Практически все предложения Европейской комиссии, которые в ходе их подготовки считались наиболее радикальными, были в итоге включены в проект программы. Главное из них – фактически принудительное разделение крупнейших европейских вертикально интегрированных энергокомпаний для стимулирования конкуренции на энергетических рынках Европы. Разделения тех компаний, которые не только продают электроэнергию или газ, но и сами владеют передающими сетями или газопроводами. Самые крупные такие компании – в Германии, где они – частные, и во Франции, где такие компании контролируются государством.


Еврокомиссия предлагает им выбор: либо целиком продать свои сетевые подразделения, либо выделить их в отдельную компанию с отдельными акциями. Но такая мера подойдет не всем, признает и глава Еврокомиссии Жозе-Мануэл Баррозу. Поэтому предлагается и третий, более мягкий вариант реформирования энергокомпаний: сетевые подразделения остаются в собственности прежних владельцев, но – передаются в управление «независимым системным операторам», которых будут определять национальные правительства, а Европейская комиссия – утверждать. А эти операторы, по планам, будут не только управлять линиями электропередачи или газопроводами, но и ремонтировать и расширять эти сети.


Любой из трех вариантов, даже если на него согласятся правительства стран ЕС, будет очень непросто осуществить – как юридически, так и экономически, предупреждают европейские эксперты. Из Германии - заведующий кафедрой энергетики Университета города Дуйсбург Кристиан Вебер:



Кристиан Вебер: В Германии новые предложения Еврокомиссии могут встретить серьезное противодействие, обусловленное немецкой Конституцией. Ведь крайние меры в этом направлении означали бы фактически экспроприацию или национализацию имущества, что несовместимо с нашим основным законом.


Но некоторые юристы говорят, что, если сетевой бизнес будет продан или передан в управление какой-то другой компании, при одновременном разделе акций, причем большая их часть


по-прежнему осталась бы в руках нынешних акционеров энергокомпаний, такой вариант уже не противоречил бы немецкому законодательству...



Сергей Сенинский: Сегодня, по данным Европейской комиссии, не более 10% всей производимой в странах ЕС электроэнергии и не более 5% всего продаваемого на европейском рынке газа, следуя не от поставщика, а от конечного продавца к конечному потребителю, пересекает хотя бы одну государственную границу. И нехватку необходимых трансграничных мощностей передачи электроэнергии или газа эксперты называют едва ли не главным препятствием формирования конкурентного рынка. Из Эссена – руководитель отдела энергетики Рейнско-Вестфальского института мировой экономики Мануэль Фрондель:



Мануэль Фрондель: На мой взгляд, в этом нет необходимости – продавать сети. Лучше начать строительство мощных передающих сетей, пересекающих границы европейских стран. Ведь до сих пор нехватка именно трансграничных мощностей - одна из главных проблем европейского энергорынка. В такой стратегии больше смысла, чем в попытках насильно отделить или передать под чье-то управление существующие сети.


С другой стороны, цены на энергоносители в Европе необходимо снизить, а это станет возможным, в частности, если управление всей энергосетью будет передано одной, «нейтральной» государственной компании. По-моему, это был бы лучший вариант. Вряд ли имеет смысл, чтобы энергосети контролировались разными независимыми компаниями. Ведь при такой схеме придется создавать очередной контролирующий орган...



Сергей Сенинский: Пока в поддержку планов выделения из энергокомпаний сетевого бизнеса, если таковой имеется, высказались Великобритания и Нидерланды, Дания, Бельгия, Финляндия, Испания и Швеция. То есть страны, в которых либо сети уже выделены, либо их выделение не столь значимо, сколь для компаний Франции и Германии – стран, выступающих категорически против таких планов...


В России, в отличие от Европы, «универсальных» энергетических компаний, которые занимались бы продажей и газа, и электроэнергии, и теплоснабжением, и при этом владели бы еще передающими сетями - пока нет. И в том, что касается электроэнергетики, в России, в отличие от Германии или Франции, но так же как в Испании, линии электропередачи – в ходе нынешней реформы отрасли – выделяются в отдельную компанию, почти полностью контролируемую государством.


На рынке газа в России – все иначе. «Газпром» не только добывает почти 90% всего российского газа, две трети которого продает на внутреннем рынке, но и полностью владеет всеми газопроводами в стране. То есть, будь «Газпром» европейской компанией, планы Еврокомиссии по выделению сетевого бизнеса касались бы его напрямую. Но в России еще несколько лет назад отказались от любых планов разделения «Газпрома». Из Москвы – аналитик инвестиционного банка «КИТ-финанс» Дмитрий Царегородцев:



Дмитрий Царегородцев: Государство твердо заявило, что «труба» из «Газпрома» в обозримой перспективе выделена не будет. Но если теоретически допустить, что это произошло бы, увидеть результаты очень просто. Обратите внимание на рынок нефти. У нас была бы компания, аналогичная «Транснефти», только в газе, и были бы поставщики в эту трубу, среди которых с заметным отрывом доминировал бы сам добычной блок «Газпрома». Поэтому, наверное, естественным образом эта труба была бы так или иначе дискриминационна в пользу одного более значимого поставщика...



Сергей Сенинский: На долю России приходится четверть всего газа, потребляемого Европой, и примерно 20% всей нефти. Поставщиком газа «номер 2» для Европы является Алжир. Планируя выделение сетевых подразделений из состава ряда нынешних европейских энергокомпаний, Еврокомиссия предложила меры, препятствующие поглощению этих и других европейских энергоактивов компаниями из стран, не входящих в Европейский союз.


Если планы будут одобрены в нынешнем виде, то этим компаниям, во-первых, придется доказывать Еврокомиссии, что в своих странах они ведут бизнес независимо от властей. Если это не удастся, то любые сделки на энергорынке Европы неевропейских компаний должны базироваться на соглашении между их страной и Евросоюзом в области энергетики. В случае России срок действия нынешнего соглашения с ЕС, подписанного в 1997 году, истекает через два месяца. И хотя его действие может быть автоматически продлено, Брюссель и Москва уже решили, что им необходимо новое. При этом Европейский союз по-прежнему исходит из того, что соглашения в этой области должны базироваться исключительно на принципах международной Энергетической Хартии, которую Россия по-прежнему категорически отказывается ратифицировать. Председатель Европейской комиссии Жозе-Мануэл Баррозу:



Жозе-Мануэл Баррозу: То, из чего мы исходим в наших рекомендациях, абсолютно не является дискриминацией!..


Предполагается, что компании из стран за пределами Европейского союза, приходящие на европейский рынок, строят свой бизнес на принципах конкуренции и на своих внутренних рынках. Здесь нет никакой политизации!.. И это никак не направлено против каких-то отдельных стран или группы таких стран...



Сергей Сенинский: То есть, если в той или иной неевропейской стране энергетическая политика базируется на иных принципах, то, судя по нынешним предложениям Европейской комиссии, практически все сделки компаний из этой страны на европейском энергорынке могут осуществляться в будущем только по специальному разрешению Еврокомиссии. Из Германии - заведующий кафедрой энергетики Университета города Дуйсбург Кристиан Вебер:



Кристиан Вебер: На мой взгляд, здесь должна быть обоюдность. В принципе не должно быть никаких ограничений в том, что касается энергорынка в целом. Европейский опыт, в том числе и немецкий, как и опыт США, однозначно доказывают преимущества открытости энергобизнеса. Любые искусственные барьеры отнюдь не способствуют нормальной конкуренции и в итоге проявляются в виде завышенных энерготарифов для потребителей.


Но, увы, и в самом Европейском союзе есть страны, которые такие барьеры возводят – причем для других европейских же компаний. Достаточно вспомнить недавние примеры подобных сделок во Франции или Испании.


Но в принципе, если «третьи» страны позволят европейским компаниям покупать акции предприятий своей энергетики, то, естественно, европейский энергорынок должен быть открыт для всех...



Сергей Сенинский: В Европе предложения по выделению сетевого бизнеса в отдельные компании направлены на расширение конкуренции, ликвидации, как отмечают эксперты во многих европейских странах, фактической дискриминации на внутренних рынках более мелких поставщиков электроэнергии и газа. Ведь они арендуют сети, принадлежащие гораздо более крупным компаниям, которые являются к тому же их прямыми конкурентами и потому жестко регулируют – и тарифами, и объемами – доступ к своим сетям посторонних.


Свободный доступ к сетям позволит резко расширить круг участников европейского энергорынка, полагают в Европейской комиссии, что неминуемо приведет к снижению тарифов для конечных потребителей. «Цель наших усилий – создать ситуацию, при которой конечный потребитель, скажем, в Португалии, мог бы свободно покупать электроэнергию в Финляндии», - говорит руководитель департамента энергетики Европейской комиссии Андрис Пибалгс.


Но само по себе наиболее радикальное из предложений Европейской комиссии - о прямой продаже нынешних сетевых подразделений крупнейших энергокомпаний – может быть отвергнуто и по довольно неожиданной причине: простого отсутствия покупателей, полагает Мануэль Фрондель из Рейнско-Вестфальского института мировой экономики:



Мануэль Фрондель: Как мне представляется, организационно разделить производство и поставку энергии – это насущная необходимость, но здесь все не так просто.


Вы только подумайте, какая независимая компания реально сможет перекупить энергетические сети и трубопроводы? Даже для немецкого государства, а Германия - относительно богатая страна, такие расходы могут оказаться непомерными. О какой-то некоммерческой организации и говорить нечего...


Кто и откуда сможет взять столько денег? Но даже если найдутся несколько очень крупных инвесторов или инвестиционных фондов, готовых рискнуть и выкупить энергосети, сохраняется опасность полной зависимости теперь уже от них!.. Не говоря о том, что чисто экономически такое решение совершенно нецелесообразно...



Сергей Сенинский: Планам Европейской комиссии предстоит теперь длительное обсуждение. В октябре его начнут министры энергетики стран Европейского союза. Затем проект должен быть одобрен и странами ЕС, и Европейским парламентом, чтобы стать законом. После чего у европейских стран будет еще полтора года на то, чтобы привести в соответствие с ним положения национальных законодательств. В итоге новые требования могут вступить в силу в 2010 году или даже в 2011-ом...


XS
SM
MD
LG