Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В чем похожи Борис Ельцин и Рональд Рейган. Исследование предвыборных кампаний двух президентов


Меня эта книга особенно заинтересовала, потому что я лично участвовал в этих событиях: я был членом предвыборных штабов Никсона и Рейгана и участником переговоров с Советским Союзом и Михаилом Горбачевым в 1980-х годах, а затем наблюдал за падением и взлетом Бориса Ельцина. Я работал в американских администрациях после успешных предвыборных кампаний. /…/ С этой точки зрения, я бы сказал, что Рональд Рейган – это явный успех. Его идеи захватывали, они работали, их воплощение шло на благо Соединенных Штатов и мира, как он и говорил в ходе предвыборной кампании. Ричард Никсон и Борис Ельцин оставили наследие, в котором есть положительные элементы, но в конечном итоге и тот, и другой оставили после себя смешанную картину. И это заставляет задать вопрос: природа предвыборной кампании как-то влияет на процесс управления страной, который потом следует?



Ирина Лагунина: Это отрывок из предисловия к книге «Стратегия предвыборных кампаний», написанного Джорджем Шульцем, Госсекретарем США с 1982 по 1989 годы и награжденным в конце этой своей карьеры президентский медалью Свободы. А книга «Стратегия предвыборных кампаний» написана целой группой исследователей, в которую вошла и нынешний Госсекретарь США Кондолизза Райс. В основном этом сравнение Рональда Рейгана и Бориса Ельцина. Наш корреспондент в Вашингтоне Аллан Давыдов встретился с одним из авторов исследования, профессором истории и политических наук в Университете Карнеги Кайрон Скиннер.



Кайрон Скиннер: Сходство между Ельциным и Рейганом многими не замечено, но оно поразительно. К такому выводу пришли мы, группа авторов этой книги. И Ельцин, и Рейган начинали карьеру в политически экстремальных условиях – соответственно каждый в своей системе. Понадобилось немного времени, чтобы, вооружившись набором аргументов и искусно используя риторику и радикальные идеи, каждый из них смог завоевать симпатии электорального центра. И тот, и другой выстроили коалицию избирателей на широкой основе. И эти избиратели с готовностью их поддержали. Рональд Рейган и Борис Ельцин схожи и в том, что оба внесли большой вклад в окончание «холодной войны». То есть Рейгану принадлежит заслуга в мирном окончании «холодной войны», в попытках шире демократизировать Советский Союз и страны советского блока. Основной выигрыш от этого достался Борису Ельцину, и он поднял планку политической либерализации, открыв Россию миру, и представив даже более сильные аргументы в пользу демократии и свободы, чем генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев.



Аллан Давыдов: В какой степени сравнима их предвыборная программа, их риторика?



Кайрон Скиннер: Оба они выдвигали радикальные идеи. То есть, идеи которые в то время не были широко распространены. Ельцин, например, выдвигал идею приоритета российских интересов, имея в виду, что другие советские республики оттягивали на себя ресурсы России, и она, стремясь стать воплощением рыночной экономики и демократии, должна была отпустить их на все четыре стороны. Большинство российских политиков в то время были не согласны с такой точкой зрения. В свою очередь, Рейган непреклонно отстаивал крупное увеличение военных расходов, в результате которого Соединенные Штаты - попутно с обширнейшим перевооружением мирного времени - укрупили свою экономику. И Ельцин, и Рейган выдвигали идеи, о которых другие политики, выставлявшие свои кандидатуры в президенты, даже не помышляли.



Аллан Давыдов: Что вы можете сказать о политической эволюции Рейгана и Ельцина на постах президентов своих стран?



Кайрон Скиннер: Они оба были людьми принципов. Они увязывали принципы с необычными, радикальными политическими решениями. Рональд Рейган, будучи лидером Соединенных Штатов в течение восьми лет, в основном придерживался тех принципов и той политической стратегии, которые он ставил во главу угла в ходе своей президентской кампании 1980 года. Руководя страной, он следовал своим предвыборным обещаниям. Ельцин, думаю, также пытался следовать предвыборным обещаниям, но ему в большей степени, чем Рейгану, мешали обстоятельства, в том числе, определенная эрозия демократического процесса в России, происходившая при нем и усугубившаяся при Владимире Путине. И все же предвыборные кампании обоих предзнаменовали направление, по которому Ельцин и Рейган повели свои страны. И каждый из них в сущности не забывал тех обещаний, которые давал в ходе предвыборных кампаний.



Аллан Давыдов: Есть ли у вас прямые или косвенные свидетельства того, что Ельцин, идя в президенты, перенимал опыт западных политиков, скажем, того же Рейгана?



Кайрон Скиннер: Проводя наше исследование, мы не нашли фактов, указывающих на то, что Борис Ельцин обращался к опыту Рональда Рейгана. Но что безусловно делал Ельцин - в своей предвыборной стратегии он основывался на идеях демократизации и свободы для России, о которых говорил Рейган. И в меру своих сил пытался реализовать эти идеи, став президентом.



Аллан Давыдов: Если предположить, что Борису Ельцину и Рональду Рейгану довелось бы встретиться – подружились бы они, как вы считаете?



Кайрон Скиннер: Предполагаю, что они бы в этом случае установили дружеские отношения. Рональд Рейган был широко открыт для всех. Он любил людей, обожал общаться с политиками своего масштаба. Да и Ельцин, с его стремлением к политической либерализации в России, скорее всего, испытывал бы к Рейгану дружеские чувства. И пользовался бы взаимностью. Потому что Рейган очень сочувствовал людям, вынужденным жить в условиях советской системы. Он много писал и говорил о них. В ряде своих писем, адресованных к советским лидерам - Андропову, Черненко и Горбачеву, - Рейган указывал на тяжелое положение простых людей стран советского блока. И поскольку в своих представлениях он увязывал права человека с политическими свободами, то Рейган и Ельцин, доведись им встретиться, нашли бы общие интересы, завязали бы крепкую дружбу и чудесно общались бы между собой.



Ирина Лагунина: С одним из авторов исследования, профессором истории и политических наук в Университете Карнеги Кайрон Скиннер встречался наш корреспондент в Вашингтоне Аллан Давыдов. Ну а мы беседуем еще с одним автором из Университета Джонса Хопкинса в Вашингтоне Сергием Куделия. Неужели действительно есть нечто общее между тем, как Рональд Рейган вел предвыборную кампанию в 1980 году и как Борис Ельцин вел ее в 1988-м?



Сергий Куделия:




Ирина Лагунина: Сергий Куделия, впрочем, замечает, что, конечно же, успех обоих этих лидеров связан с тем, что они очень чутко чувствовали настроения общества. Но не только – они умели находить аргументы, которые раскалывали позицию оппонентов. Мы говорили о вышедшей в США новой книге «Стратегия предвыборных кампаний» - Рональд Рейнан и Борис Ельцин.


XS
SM
MD
LG