Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борьба за Арктику как "второе издание эпохи колониализма"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Кирилл Кобрин.



Андрей Шароградский: Последние действия России на Северном полюсе многие эксперты уже назвали "колонизаторскими", а весь спор между Россией и США, Канадой и Данией из-за контроля над полярными территориями - "вторым изданием эпохи колониализма". Насколько действительно нынешняя ситуация похожа на эпоху великих колониальных империй конца XIX века? Я побеседовал об этом с моим коллегой, историком Кириллом Кобриным.



Кирилл Кобрин: Внешне это похоже. То, что произошло с этой российской экспедицией к Северному полюсу и с установкой титанового флага на дне, заставило очень многих экспертов вспомнить такое слово, которое сейчас практически забыто, а в конце XIX века оно звучало очень и очень громко, это слово - Фашода. Фашода - это такое местечко в верховьях Нила. Тогда великие колониальные державы делили оставшийся свободным пока для них мир. И чем меньше становилось территорий, тем быстрее это все превращалось в такую гонку - кто первый успеет прийти туда-то и установить там свой флаг. Так вот, английский отряд, который шел в верховья Нила, в эту самую Фашоду (верховья Нила являлись очень важной стратегической точкой), обнаружил там уже находящийся французский отряд. Дело чуть было не дошло до схватки, затем в игру вступили дипломаты, кое-как они договорились. В общем, войны не произошло. Надо сказать, что тогда англо-французские отношения были очень и очень напряженными. Это не 1904 год, когда было подписано соглашение об Антанте. Как раз колониальное соперничество невероятно осложняло жизнь и внешнюю политику тогдашних великих держав. Так что внешне, казалось бы, территория, правда, незаселенная, ледяная пустыня, несколько наоборот от знойной экваториальной Африки… но тем не менее вроде бы та же самая гонка. Если мы посмотрим внимательно и сравним, вот эти два процесса, то мы увидим, что, конечно, действия России являются анахронизмом. Вот как раз то, как ведет себя Россия, и вызывает в памяти конец XIX века. А ситуация очень сильно изменилась. Даже если мы будем использовать марксистско-ленинские советские формулировки и определения колониализма, зачем великие державы проводили колониальную политику, мы вспомним, что это была борьба за рынки сбыта и источники сырья. Это было написано в каждом советском учебнике и, как ни странно, но с определенными, иногда серьезными поправками это правда, действительно, колонии воспринимались именно таким образом. Ну, понятно, что сегодня изменилась экономика, радикальнейшим образом изменилась система международных отношений и понятно, что никаким рынком сбыта современная Арктика быть не может хотя бы уже потому, что там никто не живет.



Андрей Шароградский: Ну, а источником сырья?



Кирилл Кобрин: Источником сырья - да. И здесь мы переходим к другой очень важной проблеме. В конце XIX века, в эпоху колониализма это было просто другое сырье, не было универсального сырья, как сейчас нефть или газ. И не забывайте, что, например, и путь вокруг Африки в Индию, и Америка были открыты. В конце концов, во время гонки, еще до эпохи буржуазных государств за драгоценными металлами и специями - вот что нужно было… специи и золото, и серебро - это были универсальные богатства тогдашнего мира. Сейчас универсальным богатством становится и стало уже совершенно другое, это нефть и газ. С этой точки зрения, мы можем сказать об извечной борьбе за вот эти источники универсальных ценностей, экономических прежде всего, которые позволяют господствовать политически. Но в конце XIX века речь шла совсем о другом сырье, и речь не шла о такой тяжелой зависимости от этого сырья, которой сейчас является зависимость современного мира от нефти и газа.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG