Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Пионтковский: Искусство вербовки Путин освоил просто виртуозно


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: На официальном сайте президента России выставлена полная стенограмма состоявшейся 14 сентября встречи Владимира Путина с участниками международного Валдайского клуба. Такие встречи проходят уже четыре года, на беседу к президенту приезжают известные западноевропейские, американские и российские политические эксперты и журналисты, список которых составляют в кремлевской администрации. Разъяснения Путина развивают популярные в последние годы тезисы о концепции суверенной демократии, об уникальной мощи России, Китая и Индии. Наряду с этим Путин довольно грубо критикует, скажем, центральноевропейские государства за несамостоятельность и зависимость от фактора НАТО. Обращает на себя внимание подобострастие, с которым приглашенные эксперты общаются с президентом России, на то, как легко они сносят иногда прямые оскорбления в свой адрес и адрес своих стран, комлиментарность, которой сопровождают свои вопросы. О причинах, по которым на таких встречах Владимир Путин обычно одерживает пропагандистские победы, мой коллега Андрей Шарый побеседовал с известным критиком Кремля, московским политическим экспертом Андреем Пионтковским.



Андрей Пионтковский: 70 лет назад была опубликована книга крупного немецкого писателя Лиона Фейхтвангера "Москва 1937". Пару лет назад, описывая одну из этих регулярных валдайских встреч, я назвал эту группу "коллективный Фейхтвангер". Такой же был стиль общения Фейхтвангера с Иосифом Виссарионовичем Сталиным. Эксперты и журналисты пишут такую коллективную книгу - "Москва 2007". А объяснений много. Если вернуться к Фейхтвангеру, он человек был, который хотел обманываться в виду своей идеологической ангажированности. Он был человеком достаточно левых убеждений. Кроме того, ему казалось, что Советский Союз - это единственное, что можно противопоставить гитлеровской Германии. Есть и такие люди в этой группе. Есть в ней люди, которые давно связали себя деловым проектом с Кремлем. Ну, например, Александр Рар - помните его книгу, написанную еще в 2000 году, "Немец в Кремле", комплиментарную? Есть люди, на которых воздействует вот это обаяние власти. Я расскажу один эпизод... Там же есть и русские участники. И вот один из наших представителей этой группы, человек достаточно либеральных взглядов и в частных беседах прекрасно понимающий все о Владимире Владимировиче и о режиме, как-то мне сказал: ну, вы представляете, когда президент сам наливает вам вечером на встрече в ваш бокал из бутылки вина, как-то на следующее утро очень трудно писать критический репортаж как об этой встрече, так и о президенте вообще. Вот эти причины и создают такого комплиментарного коллективного Фейхтвангера.



Андрей Шарый: Какова здесь роль и заслуга самого Путина? Почему ему удается переиграть таких маститых публицистов и политологов?



Андрей Пионтковский: Владимира Владимировича учили в его университетах профессионально двум вещам - немецкому языку и искусству вербовки. Это психологическое искусство, достаточно серьезная вещь. Как человек, страшно желавший подняться по социальной лестнице, учился очень упорно, освоил немецкий язык, искусство вербовки он освоил просто виртуозно, и он использует его для вербовки не только американских журналистов, а и коллег по "большой восьмерке", например, Буша.



Андрей Шарый: Как вы считаете, в чем политологический смысл такого рода встреч? Люди, возвращаясь с них, столь очарованы этой магией Путина, что они не понимают, в какой роли их используют? Он их распропагандировал точно так же, как чиновников Международного олимпийского комитета в Сочи? То есть еще очередная такая победа?



Андрей Пионтковский: Во-первых, я все-таки хотел бы выступить в защиту членов Валдайского клуба. Я полагаю, чиновники Олимпийского комитета были очарованы не столь красноречием Путина, сколько той предварительной работой, которая с ними проводилась. А что касается рациональности этих мероприятий, они приносят громадный эффект. Насколько они верят, не верят, насколько они очарованы - это уже вопрос психологии каждого из участников группы, но большинство из них очень эффективно работают на трансляцию. Есть несколько идеологем, которые удивительно синхронно внедряют в западное политическое сознание как кремлевские пропагандисты, которые приезжают из Москвы, так и значительная часть членов Валдайского клуба. Это, например, такой Веймарский миф, о том, что Россия в 1990 годах была поставлена на колени, унижена и теперь осуществляет своей новой политикой естественное чувство реванша. Если Россия была унижена, то только собственной элитой, которая ограбила страну, а что касается крупнейшей геополитической катастрофы века - распада Советского Союза, то есть масса свидетельств о том, что в 1991 году американское руководство и президент Буш-старший были в ужасе от распада ядерной сверхдержавы. Другая мифологема - о том, что страна была в 1999 году, уже Россия, на грани распада, и Путин остановил этот распад, это полностью опровергается сегодняшней ситуацией на Северном Кавказе. И третья идеологема - что Путин пришел и навел порядок, отстранив от власти олигархов, тогда как, все мы понимаем, просто он заменил неугодных и нелояльных ему лично людей близкими ему сотрудниками. Вот эти три идеологемы (у нас просто не так много времени, я еще парочку мог бы называть) синхронно внедряются в сознание. Понимаете, гораздо эффективнее, когда это говорит какой-нибудь маститый западный политолог, чем, например, господин Павловский.



Андрей Шарый: Что же тогда делать?.. Не каждый, далеко не каждый лидер может позволить себе и роскошь... и не у каждого есть силы и умение общаться на протяжении нескольких часов с группой интеллектуалов из разных стран и убедительно, по-своему, говорить им какие-то вещи. Ясно, что такая встреча - это профессиональная удача для любого политолога, для любого журналиста. Что же здесь делать - не встречаться с Путиным, как себя вести?



Андрей Пионтковский: Я бы обратил внимание... вы заметили, с чего начинается эта стенограмма, а это, кстати, один из приемов вербовки... он же их оскорбил, вначале он грубо оскорбил, он произнес: мне прекрасно известна дисциплина, царящая в западной прессе, поэтому я понимаю, что мои взгляды все равно не будут донесены до западной аудитории, но тем не менее я все-таки считаю... То есть сначала "опустить", игра в злого следователя, а потом... То есть им сказали, что они продажные шлюхи американского или какого-то еще империализма, которые никогда не позволят дать объективную информацию своим читателям. После этого они продолжали задавать эти комплиментарные вопросы и к концу встречи, как вы справедливо сказали, были совершенно очарованы.


XS
SM
MD
LG