Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Выбирайки": как готовятся петербургские СМИ к предстоящим выборам


Виктор Резунков: В петербургском медиа-пространстве накануне парламентских выборов подозрительное затишье. Впрочем, это затишье обманчивое. Впереди у журналистов много работы. Особенно много ее будет у журналистов в кавычках – тех, кто пишет в газетах-однодневках, так называемых «выбирайках». А то, что они появятся в ближайшее время, можно не сомневаться. Прошедшие выборы в петербургский парламент это лишь подтвердили. Можно ли судиться с такой газетой-«выбирайкой»? Как готовятся петербургские средства массовой информации к предстоящим выборам? Обо всем этом мы и поговорим сегодня. В Петербургской студии Радио Свобода шеф-редактор портала петербургского медиа-сообщества «Лениздат.Ру» Дмитрия Жвания и политолог Георг Габриелян.


Итак, Георг, я знаю, что вы сейчас оказались в эпицентре своеобразного карикатурного скандала, который происходит в Петербурге. Мы наблюдаем сейчас скандалы и в Саратове. Расскажите вашу историю, что происходит, и чем вы занимаетесь?



Георг Габриелян: Я должен, во-первых, поблагодарить средства массовой информации, которые на самом деле эту ситуацию как-то опубликовали, потому что, если бы не они, то эта ситуация так и осталась бы совершенно закрытой от публики. Дело в том, что в избирательную кампанию в наше Законодательное собрание действовала такая газета классическая «выбирайка» «Петербургская тема». У меня есть серьезные основания полагать, что газету хорошо оплачивают, там прекрасная полиграфия, 160 тысяч экземпляров. И это было главным образом направлено против одной из партий. Сначала против трех, потом, когда «Яблоко» сняли, против одной. Ну, и Бог с ней, в принципе ни той партии, которую поддерживала газета, ни той партии, против кого она была направлена, я не симпатизирую. Но я – христианин, бывший руководитель регионального отделения Христианско-Демократической партии России, бывший не потому, что я плохо себя повел и меня исключили из партии, а потому что просто не зарегистрировали эту партию из-за слова «христианский». В принципе в седьмом номере этой газеты было опубликовано на первом листе и на седьмом изображение Иисуса Христа: в одном случае – в виде католической картины известной, в другом случае в виде православной иконы «Христос на троне». Почему я настаиваю, что это была именно репродукция иконы, а не имитация. Потому что там буквы соответствующие, и книга развернутая «Библия», которую он держит, там тоже цитата из Библии. Лицо было, вероятно, компьютерным наложением заменено на лицо председателя Совета Федерации Миронова. Я против Миронова ничего плохого не имею, но все люди грешны, один Бог безгрешен, поэтому меня как христианина это, конечно, сильно обидело. Я, кстати, обратился к православному кандидату богословия Московской патриархии. И он дал мне некий документ, вы котором говорится, что да, образ, изображенный на иконе, отсылает к первообразу, то есть действительно, моя обида – это не мои амбиции и так далее, а действительно кощунство.


Я подал в суд тогда еще, в мае, пока я собирал документы и так далее. Суд был отложен. Сначала судья (Московский федеральный суд Санкт-Петербурга) оставила дело без движения, мне пришлось поднять нормативные акты. Я, ссылаясь в уточненном исковом заявлении на Конституцию, на Гражданский кодекс и на постановление президиума Верховного Совета 1994 года номер 10, где разъясняются такие понятия, как моральный вред. Я считаю, что мне нанесен моральный вред как христианину и требую от соответствующей редакции (статья и картинки не подписаны), следовательно редакция разделяет, компенсации морального вреда в виде одного миллиона рублей. Судья сообщила мне, заседание было 19 сентября, что почтовая служба не нашла редакцию на месте, и предложила мне самому отнести, найти их и передать им повестку. 10 октября будет суд. Ну, это невероятно. У них есть учредитель, у них есть фонд определенный. И я предложил, чтобы судья таким образом действовала. Но навряд ли она будет так действовать. Тем не менее 10 октября я выйду опять на суд. И я думаю, что потом я проведу пресс-конференцию просто и буду ждать выборов. Она обязательно опять всплывет, появится, и я возьму повестку, вместе с христианской общественностью пойду вручать ее в редакцию, ее много, христианской общественности. Это не призыв к экстремизму, а просто это форма сопротивления кощунству.



Виктор Резунков: Скажите, а Сергей Миронов сам никак не реагировал на эту публикацию?



Георг Габриелян: По-моему, нет. Там вообще из номера в номер издевались над его партией. Там же есть статья, в которой он изображен в виде Ленина. Ну, это пусть коммунистов интересует. Меня как-то эта тема мало волнует - Ленин, как и Сергей Миронов, как, впрочем, и Грызлов. Я вообще, как-то плохо отношусь к «суверенной демократии». А вот к Христу – хорошо.



Виктор Резунков: Дмитрий Жвания, что вы думаете по поводу этого карикатурного скандала, который в Петербурге продолжается? Вот в Саратове (мы, к сожалению, не можем никак связаться с главным редактором газеты «Саратовский репортер» Сергеем Михайловым) сегодня идет суд по инициативе «единороссов», которые судятся за коллаж с изображением Владимира Путина в форме Штирлица в эсэсовском мундире. И они просят признать это экстремистскими материалами.



Дмитрий Жвания: Я еще хочу дополнить, что сейчас скандал разгорелся в связи с публикацией в газете «Жизнь за неделю» из-за статьи «Секс-отдых Зюганова». Есть разные версии, кто заказал этот текст и эти фотографии. Но Зюганов заявил, что инициатива и заказ со стороны Миронова. Но так или иначе, этот скандал очень выгоден партии «Единая Россия». Вот отсюда гадайте, кто заказал и так далее. Что касается ситуации, о которой рассказал Георг, то, с моей точки зрения, тут очень тяжелая ситуация, потому что, с одной стороны, нельзя не замечать такие пошлости, а иначе это не назвать. Даже с точки зрения политпиара эта работа выглядит пошлой, и даже я бы сказал, что она отталкивает аудиторию, избирателя, на которого она должна воздействовать. С другой стороны, как найти, как воздействовать на тех людей, которые были исполнители и заказчики этого материала, не знаю. А учитывая то, как работает наша судебная система, то я вообще скажу, что это мало реально достучаться, добиться справедливости. Некоторые добиваются, но потом я слышу, что с такими людьми случаются инсульты, инфаркты и так далее. Не знаю, стоит эта сутяжническая борьба таких жертв или нет?



Виктор Резунков: Дмитрий, тут недавно появилось сообщение относительно обсуждения вот этого скандала на «Фонтанке.Ру». Депутат Госдумы, журналист Александр Невзоров признает за коллегами на самом деле «право богохульства»: «журналист может пользоваться всеми красками, и говоря хорошее об одной религии, он невольно оскорбляет религиозные чувства другой».



Дмитрий Жвания: Ну, это мнение Невзорова. Даже удивительно, что он еще что-то комментирует. Он последнее время занимается только лошадями, издает лошадиный журнал. И не понятно, зачем ему говорить о проблемах, связанных с политикой и политическими технологиями. Это его мнение. Я считаю, что существуют образы, существуют символы, которые нельзя опошлять. А если ты опошляешь, то ты рискуешь оскорбить людей, и соответственно ты должен за это понести ответственность. Для мусульман это, конечно же, фигура пророка Мухаммеда. И те карикатуры, которые появлялись больше года назад, на самом деле, конечно, оскорбляли религиозные чувства мусульман, и это надо признать. Здесь нет никакой свободы прессы или свободы мнения. Есть священные вещи, которые нельзя трогать без ответа и потом возмущаться, что тебе на это ответили. Другой разговор, какой это приобрело окрас, вся борьба против карикатур. То же самое, о чем рассказывал Георг. К сожалению, по радио нельзя показать изображение, но если бы наши слушатели сейчас видели выпуск этой «Петербургской темы», кроме отвращения, она ничего не вызывает. Фигура, кажется, Богоматери…



Георг Габриелян: В одном случае католическая картина «Христос», это «Открытое сердце», иначе говоря. А в другом – православная икона «Иисус на троне».



Дмитрий Жвания: Оскорбили и католиков, и православных одновременно.



Георг Габриелян: Ну, вообще, всех христиан, на самом деле.



Дмитрий Жвания: Есть вещи, которые надо просто табуировать от политтехнологии. Что касается Невзорова, пускай занимается лошадьми, издает свои глянцевые журналы о лошадях. Ему очень интересно, он большой специалист по собачьим фекалиям еще, кстати говоря. Вот это его место.



Виктор Резунков: Хорошо, а Путина можно изображать в форме эсэсовского офицера?



Георг Габриелян: Во-первых, я должен сказать, что…



Виктор Резунков: Я не сравниваю.



Георг Габриелян: До Путина доберемся. Да, Дима, нервы нужны, но я делаю это между всеми остальными делами. Вот надо делать и делаю. Я не думаю, конечно, что я выиграю миллион. Это все смешно. Но надо наказать как-то. Пусть сейчас боятся. Это неплохо. Может быть, в этой избирательной кампании таких вещей не будет. Второе, по поводу можно изображать или нет. Вы знаете, можно пропагандировать что угодно. Мне не очень нравится, когда пропагандируют всякие оккультные вещи. Это с точки зрения христианина, как бы язычество, если не сказать сатанизм. Но это их дело, это их грех. Но мое то не трогайте. В общем, это все, что я прошу.


Теперь по поводу Путина. Наверное, он для кого-то тоже святой, может быть. Например, для саратовских «единороссов». И для суда, кстати говоря. Посмотрите, как активно прокуратура, суд работают. Вот такой вот кумир, созданный здесь. Это плохая версия на самом деле. Вообще, если расширить эту тему и перейти уже к будущим выборам, в нашем политическом компьютере, мало того, что он старенький, он вообще Пентиум-1, еще и вирус «ВВП99-2008» внесен кем-то. И вот он глючить начинает компьютер. И если в стране, где 80% православных, никто не заступается за Христа, и целый Ландо поднимает вопрос, он сейчас лидер саратовских «единороссов», поднимает вопрос об оскорблении «величества», ну, значит, какой-то вирус присутствует у нас.



Виктор Резунков: Хорошо, по поводу однодневных газет, что вы думаете, Дмитрий, насколько в этих предстоящих парламентских выборах будут использоваться такие же технологии?



Дмитрий Жвания: Вы понимаете, что такое выборная кампания? Это прежде всего бюджеты. И политтехнологи, люди, которые работают на выборах, не позволят, чтобы такая хлебная пора, страда прошла мимо них. Поэтому они будут выбивать бюджеты на эти однодневки, они будут расходиться. Потому что это отличный способ освоить деньги. И мы увидим много макулатуры в ящиках почтовых, и будут раздавать у метро, и будет разбросано где угодно. Только чтобы отчитаться, вначале впарить заказчикам, что это необходимо, иначе потеряют необходимый процент, а если вы потеряете столько то процентов, то понимаете, что ваша карьера под угрозой будет. Тогда нужно такой-то бюджет, такая-то полиграфия, столько-то на то, вот здесь мы такой-то гонорарный фонд создадим, подключим ведущих журналистов, ну, они, конечно, под псевдонимами, но мастера пера. Вот так все сделаем, бюджеты осваиваются, ребята на деньгах, новые машины, квартиры и так далее. И все довольны.



Виктор Резунков: А кто кого мочить то будет в этой предвыборной кампании?



Георг Габриелян: Все всех.



Виктор Резунков: А кто все всех?



Дмитрий Жвания: Ну, это немножко выходит за рамки нашего разговора о прессе. Поэтому я не знаю, как будет разгораться предвыборная кампания, но тенденции такие, что главные действующие лица это будет «Справедливая Россия» и «Единая Россия». «Справедливая Россия» - это такой Голем, который ожил, созданный самой же властью, но это Голем, который стал жить своей собственной жизнью, по своим сценариям. По общению со «справедливороссами» некоторыми ведущими, я сделал такой вывод, что на самом деле эта партия – проявление кривой части политической элиты, за курс, который называется «страна» и за понимание того, что сугубо авторитарное однопартийное развитие страны – это тупик для них самих, для самой же элиты. Поэтому, видимо, будет борьба между двумя этими партиями, куда будут включаться в качестве статистов подсобные рабочие силы – другие партии, как, например, со скандалом в газете «Жизнь». Я уверен, что здесь не все так просто, что Миронов заказал текст, о Зюганове напечатали, Зюганов возмутился. Тут, наверняка, есть третья сила, и для того, чтобы ответить на вопрос, что это за сила, просто нужно понять, кому выгоден этот скандал коммунистов с Мироновым? И роль Коммунистической партии, самого Зюганова в этом смысле – она очень двойственная кажется. Он обличает власть, с другой стороны, делает такие заявления – явно он это делает не от себя лично, но по согласованию с кем-то из заказчиков.



Виктор Резунков: Дмитрий, скажите, в Петербурге сейчас еще один скандал, такой своеобразный процесс с газетой «Наша версия в Питере». Что вы можете сказать по этому поводу? Что там происходит?



Дмитрий Жвания: Это, кстати говоря, хороший показатель того, как безыскусно работают пиарщики и власти, и крутых корпораций. Потому что газета «Наша версия в Питере» выходила не очень большим тиражом, в розничной печати продавалась дороже, чем другие еженедельники. Поэтому влияние ее на умы горожанам было не очень великим. Но все-таки это была та зона, то медиа-пространство, где обсуждались с критической точки зрения идущие сейчас проекты в городе. Это прежде всего «Газпром-сити», «Охта-центр» и ряд экологических проблем, которые сейчас стоят перед Ленинградской областью и перед нашим городом – замусоренность жуткая и проблема с ладожскими шхерами, опасность создания нового карьера у озера Ястребиное. И об этом газета писала. Поэтому если спрашивать, кто мог бы зачистить это пространство от свободного обсуждения, то надо искать заказчиков здесь. Но и с другой стороны, ведь деньги, которые предлагают новые инвесторы, они не такие великие, за которыми следует бежать, задрав штаны, как в свое время кто-то за комсомолом бежал. На самом деле, это сумма, на которую ты даже не купишь новый «Лексус».



Виктор Резунков: В результате газета просто не выходит. Я так понимаю?



Дмитрий Жвания: Она выходит, но без петербургской страницы. В предыдущий выпуск они включили три материала из Петербурга. На вопрос же главного редактора Денисенко Василия, почему они снимают те или иные материалы, а это материалы, прежде всего, которые касаются тех тем, которые я перечислил, ответа нет. Потом пришел ответ, что эти материалы не соответствуют видению главным редактором содержания еженедельника. Мы посылали запрос, кто и как определяет это видение, в чем оно заключается? Ответа тоже нет пока. Но это понятно, что ребята в московской редакции загнаны в такое положение, им сделано такое предложение, от которого они, видимо, не могут да и не хотят отказаться, чтобы не потерпеть какие-то убытки, не столько, может быть, материальные, сколько организационно-моральные. А петербургская редакция «Версии» тоже поставлена в такие условия, что до Нового года, до истечения контракта им нужно выполнять условия этого контракта, но как работать с материалами и соответственно с корреспондентами, ты посылаешь материалы, они не выходят, некоторые материалы публикуются в интернет-версии, но пока такое зависшее положение, зависший скандал. Посмотрим, как будут развиваться события. По всей видимости, не в пользу питерской версии. Все-таки этот скандал показывает положение прессы вообще в стране. Проблема экономическая на третьем уровне, деньги не такие великие. С точки зрения хорошего медиа-холдинга, это не огромные деньги, которые предлагают новее инвесторы.



Виктор Резунков: Дмитрий, а в каких-то других газетах, вообще в средствах массовой информации сейчас не чувствуете напряжения? Санкт-Петербург я имею в виду.



Дмитрий Жвания: Так поляна зачищена уже давно. Такого напряжения… Где оно будет возникать? Есть такое мнение, что о коллегах либо хорошо, либо никак. Есть целый ряд газет, включенных в пул.



Виктор Резунков: Какие, например?



Дмитрий Жвания: Мы все знаем, что газета «Смена», «Невское время» и «Вечерний Петербург» и Радио «Балтика» - это один медиа-холдинг. Соответственно, они в режиме кросс-промушена отрабатывают все необходимые темы.



Виктор Резунков: И там ждать бессмысленно каких-то…



Дмитрий Жвания: Ждать бессмысленно. В газете «Смена», в которой я работал долгое время, до того, как она была включена в этот холдинг, появляются после марша «За сохранение Петербурга», первая полоса газеты, на которой изображен Амосов, как будто бы он выкинул руку в фашистском приветствии, и подпись: «Что за жест, господин Амосов?»



Виктор Резунков: Дмитрий, что еще происходит? Появляются новые редакторы питерские. Например, в «Коммерсанте» сменился. Появляются какие-то новые телеканалы, «РБК-ТВ» вот сейчас начало вещать. Расскажите о тех новостях, и как это может быть задействовано в парламентских выборах?



Дмитрий Жвания: Я не имею такого четкого ответа, как это могло бы быть задействовано в парламентских выборах. Единственное скажу, что тот факт, что молодые редакторы приходят сейчас в такие издания, как «Коммерсант», это хороший показатель. Ершов – молодой редактор, и наверняка, у него есть свежее представление о той тематике, о которой пишет «Коммерсант». На прежнем месте работы он показал себя очень хорошим профессионалом, он работал в «Деловом Петербурге», где сложилась какая-то внутренняя конфликтная ситуация, которая не имеет к политике никакого отношения и к предвыборной политике тем более. Это их внутреннее дело. И газета «Коммерсант» не нуждается в особых рекомендациях, даже не смотря на смену собственников в Москве. Они продолжали освещать многие темы, о которых другие газеты просто-напросто не писали. Поэтому это вселяет некий такой оптимизм, что газета «Коммерсант» петербургская будет освещать события объективно, с той долей иронии, которой «Коммерсант» всегда славился. И учитывая еще возраст главного редактора нового, то тут еще помножится некое поколенческое представление, то этой здоровой иронии будет побольше. Может быть, она будет чуть-чуть более едкой. При этом за профессионализм подачи информации я, например, не переживаю. Я лично хорошо не знаком с господином Ершовым, но просто наблюдая за его профессиональной деятельностью со стороны, могу сделать такое заключение.


Что касается «РБК», то тут я сужу только по фамилиям. Для меня Елена Утехина, она работала на канале «Сто», и то, как она работала с информацией, с теми новостями, которые происходили в городе, показывает, что скорее всего, в «РБК» она будет делать что-то похожее. Значит, мы имеем право рассчитывать на объективность. Есть просто новости, которые вообще не попадают в эфир. То есть для того, чтобы что-то убить, какое-то событие, легче всего о нем не рассказать.



Виктор Резунков: Вы считали проценты какие-то?



Дмитрий Жвания: У нас есть даже таблица того, что происходит, что не происходит. У нас на одном из порталов нашего сообщества была идея создать такой раздел видеоновостей «То, что вы не увидели в эфире». И думаю, процентами я сейчас не готов пользоваться и говорить о процентах, но процентов 70 того, что реально происходит в городе, мы не видим. Просто это очень долгий разговор, как создаются, как подаются новости и прочие вещи. Думаю, те, кто смотрит «Пятый канал», те, кто смотрят другие каналы, видят, что обращают более пристальное внимание на то, что в принципе не заслуживает такого внимания. Это, может быть, мой субъективный взгляд, и я ошибаюсь. Может быть, человек, который смотрит за прессой со стороны, политолог Георг Габриелян имеет какое-то другое представление.



Виктор Резунков: Пожалуйста, Георг.



Георг Габриелян: Я могу согласиться с тем, что если новость не озвучена, она живет один день, два в крайнем случае, ее как бы не было. Я и начал с того, что поблагодарил журналистов, что они эту тему подняли. Но есть еще вторая сторона момента, тоже известная, но ее бы хорошо вспомнить. Вы представляете, человек маленького роста с такими непонятными волосами, чуть-чуть подтягивает одну часть тела за собой, и его любит вся страна. А всего-то тогда были только одни газеты. Я, конечно, имею в виду Сталина. Надеюсь, вы понимаете, что я имел в виду Сталина, а не кого-то иного. А всего-то только тогда газеты были и радио, ну и кинохроника. А представляете, сейчас телевидение, которое в каждый дом входит. Из кого угодно можно сделать… Из черного – можно сказать, что он – истинный ариец. Взять негра самого настоящего из Чада, а потом сказать, что он – нордический ариец. И все поверят.



Виктор Резунков: Беслан из Чеченской республики нам звонит.



Слушатель: Средств массовой информации, извещающих о выборах в Санкт-Петербурге, достаточно много будет. Поэтому я думаю, что людям лучше всего узнавать о выборных результатах по Санкт-Петербургу из государственного канала «Россия».



Виктор Резунков: Яков, Москва, пожалуйста.



Слушатель: Можно я задам вопрос Георгу? Я понимаю, что вы – человек верующий. Я – атеист, но я человек вполне толерантный. Я считаю, что вы совершенно правы, нельзя никого оскорблять, и вообще, это очень плохо, когда начинают богохульствовать и так далее. А вы считаете, что атеистов оскорблять можно? Я приведу конкретный пример. Вчера в программе «Культурная революция» Вяземский заявил: «Атеисты – это животные, это больные люди, которых нужно лечить». Это нормально, вы считаете?



Георг Габриелян: Я не считаю, что это нормально. Более того, я вам скажу такую вещь? Помните такую ситуацию «Осторожно, религия», когда Юрия Самодурова сначала разгромили выставку, а потом его к чему-то присудили. И я вам хочу сказать, что удивительно, что там выставка локальная, несколько дней, а здесь 160 тысяч экземпляров по всему городу. Атеистов оскорблять нельзя. Вообще, никого оскорблять нельзя, а самое главное, нельзя навязывать свою точку зрения. В этом смысле я против преподавания основ православной культуры, я за преподавание закона божьего факультативно – тем, которые хотят, ну, и также исламского и так далее. Навязывать нельзя и нельзя никого оскорблять. Хотя я считаю, что атеизм – это тоже своего рода вера, вера в то, что Бога нет. Есть еще агностицизм.



Виктор Резунков: Я хотел бы по поводу вопроса, по которому позвонил Беслан, он сказал, что питерцы должны ориентироваться на то, как освещают выборы в парламент второй канал «Россия» питерский. Что вы думаете по поводу такого мнения?



Дмитрий Жвания: Это мнение Беслана, его можно уважать, если он так считает.



Виктор Резунков: Но вы будете ориентироваться?



Дмитрий Жвания: Когда мы говорим «Пятый канал», «РТР - Санкт-Петербург», «НТВ - Санкт-Петербург», то мы говорим о структурах и о тех рамках, в которые поставлены те работники, которые работают на перечисленных каналах. В самих же редакциях работают часто очень профессиональные люди, которые находят лазейки, находят такие пути, чтобы донести даже в рамках существующего положения информацию, которая является очень острой. Я мог бы привести примеры. На «НТВ - Санкт-Петербург» была великолепная совершенно серия материалов о разрушении старого Петербурга. Да, они не могли прямо, непосредственно бороться против строительства «Газпром-сити», например, в силу определенынх взаимоотношений со службой «Газпром-медиа». Но нашли другой выход. И это показатель их профессионализма. Что касается «РТР - Санкт-Петербург», то в этой редакции тоже работают очень профессиональные люди. Но ориентироваться именно на освещение предвыборной кампании, я не хочу никого обидеть в этой редакции, я бы не стал.



Виктор Резунков: Виктор, Подмосковье, пожалуйста.



Слушатель: Я разделяю мнение ваших гостей по поводу того, что нельзя оскорблять или каким-то образом интерпретировать в предвыборной агитации религиозные символы, оскорблять чувства верующих. Но не очень согласен с оценкой одного из ваших гостей саратовского случая. Конечно, подавать в суд - это неправильно, и это как-то выглядит некрасиво. Но согласитесь, что в жизни очень много поступков совершают люди. например, едешь на автомобиле по луже и обдал грязью прохожего. И таких примеров много. Но в суд на них не надо подавать, но им и руки не надо подавать. И я удивлен, что один из ваших гостей в виде такого реверанса в сторону этих журналистов, что они бедненькие, на них в суд подали. Нужно говорить так: в суд неправильно подали, это холуи какие-то путинские, но вы журналистский цех, представители журналистского цеха, таким людям, как эти из Саратова, вы им руки не должны давать и никаких реверансиков в их сторону не делать.



Виктор Резунков: Виктор, к сожалению, мы не можем никак связаться с Сергеем Михайловым, главным редактором этой газеты, чтобы подробно выяснить ситуацию. Мы не будем на этом останавливаться. Но в принципе, Георг, эта реплика к вам.



Георг Габриелян: Я это сказал, я должен просто заметить, что действительно, в Саратове существует, насколько я понимаю некое сообщество журналистов по этическим спорам, и если бы вопрос решался там, это было бы нормально. Но когда люди, задрав штаны, показывают свою лояльность уходящему президенту, по всему городу уже развешаны биллборды «Планы Путина спасения или величия России», и иногда с логотипом «Единой России» - ну, извините, тут никакого отношения, честно говоря, к защите чести президента не имеет.



Виктор Резунков: Там на самом деле действительно вчера прошло совещание главных редакторов газет в Саратове, которые объединились для того, чтобы сопротивляться введению цензуры, поддерживать Сергея Михайлова.



Георг Габриелян: Обратная то есть реакция.



Виктор Резунков: Да, обратная реакция была. И они считают, что журналисты в данном случае правы. Кстати говоря, если сравнивать сообщество журналистское в Саратове с питерским, насколько у нас вообще оно единое?



Дмитрий Жвания: Вы знаете, что я не в курсе, что в Саратове. Только по той же информации, что вы сейчас озвучили, сужу. Что касается Санкт-Петербурга, то хороший показатель был, как это сообщество прореагировало на избиение журналистов 15 апреля после митинга несогласных. Вроде как бы проходили собрания, потом были какие-то кулуарные собрания, опять общие собрания, обсуждали обращение к Матвиенко, к властям, к главе ГУВД Пиотровскому. И даже доходили разговоры об организации акции протеста, когда дело дошло до дела, сказали, нет мы еще подождем, вроде бы уже какие-то подвижки есть. Нет единого медиа-сообщества. Есть корреспонденты, есть редакторы, есть люди с хорошими зарплатами, есть люди, которые работают на гонорары. Есть взаимоотношения со спонсорами, инвесторами и так далее. Поэтому говорить о едином мнении, думаю, что, не хочу никого обидеть, но и в Саратове – это большой город – скорее сейчас создание некого пула - в большей степени эмоциональная реакция. Но когда дело дойдет до реального противодействия властям, то мы увидим, что и в Саратове не все так безоблачно, и нет такого сильного братства. Нет единого медиа-сообщества, есть люди, которые работают просто в одной профессии.



Виктор Резунков: Владимир, Санкт-Петербург, пожалуйста.



Слушатель: Я вчера вытащил из почтового ящика газету «Проблема номер один. Информационный бюллетень пенсионеров России». Тут пишется, что у москвичей пенсии столичные не менее 11 тысяч рублей, то есть добавка им составляет не менее 5470 рублей. Нам Матвиенко дает около 1000-1100. Хотел задать вопрос, как относиться к этому изданию? Это полторы тысячи экземпляров, отпечатано в типографии «Михайлов», город Москва, улица Вятская. 11 декабря я направил письмо депутату Дмитриевой Оксане Генриховне за номером 2432, оно принято 11 декабря некой Елисеевой, до сих пор ответа нет. И последний вопрос: если наш всеобще уважаемый Александр Невзоров выйдет со своей камерой и снимет опять, как он повесил доску ветеранов войны одной из школ, то мне кажется, опять люди за него проголосуют, и опять 120 тысяч рублей в месяц, и уже будет не 9 лошадей, а табун. Как вы к этому относитесь?



Виктор Резунков: Видимо, это такая же однодневка, «выбирайка»?



Дмитрий Жвания: Сейчас будет много, уже сейчас они появляются предвыборные газеты официальные. Я видел газету одной из партий, ее издавали к Дню знаний с фотографиями ведущих деятелей партии, сделанные, когда те были еще маленькими. Что касается этой газеты, о которой сказал радиослушатель, то трудно сказать, не видя этой газеты, что она из себя представляет. Предвыборная газета очень сильно отличается от нормальной газеты, ее сразу отличишь. Поэтому, скорее всего, да, мы имеем такой пример предвыборной газеты. Трудно судить, не видя ее и не видя контекста.



Виктор Резунков: Мне Григорий Явлинский прислал по почте в конверте газету на имя моей жены почему-то.


Давайте обсудим ту ситуацию, в которой сейчас находится петербургское медиа-сообщество. Вы наблюдаете какие-то подспудные процессы? Как вы чувствуете это поле сейчас?



Дмитрий Жвания: Вы знаете, я вам скажу честно, я не люблю коллег. Я об этом даже в своей книжке написал, что я не особенно уважаю профессию журналистов, потому что журналисты явно переоценивают свое влияние на умы, сердца и так далее. Для меня характерен был один эпизод. Сколько мы уже пишем, говорим, показываем о «Газпром-сити» и с положительной, и с отрицательной стороны. В вашем эфире был Резник Максим, и кажется, вопросы собирали для того, чтобы задать Резнику. И кто-то спрашивает: «Говорят, что собираются возводить башню, что-то она должна быть около 300 метров». Мы то думаем, что весь город говорит об этом. А есть люди, которые не обращают внимания. И я думаю, таких немало. Поэтому, конечно же, переоценка своего могущества у прессы есть. И очень много людей тщеславных работают в профессии, и может быть, в другое время они работали в какой-то другой сфере. А что касается подспудных течений в журналистике, несмотря на то, что я сказал только что, в нашей профессии есть очень много людей профессиональных, образованных и очень тонко чувствующих момент. Другой разговор, что они зарабатывать на жизнь себе другой профессией они уже просто не могут. Да и чем? Поэтому они вынуждены работать в тех рамках, о которых я говорил несколько минут назад. И им это не нравится, по разной информации, но, с другой стороны, каких-то глобальных перемен вроде тех, что были в конце 80-х годов, тогда тоже была интересная ситуация, когда люди получали деньги от государства, и при этом это же самое государство хаяли. Было такое специфическое время.



Виктор Резунков: Но сейчас этого не будет, наверное.



Дмитрий Жвания: Сейчас не будет, конечно, потому что уже всем все понятно, в каких средствах массовой информации прочтете статью против власти, а где вы не прочтете ничего, о кошечках, собачках и растениях, об огороде, в каких газетах или по каким каналам вы прочтете о человеке, в биографии которого нет ни одного черного пятна. Вот новый премьер-министр – это человек, который не имеет ни одного черного пятна. Вот он 1941 года рождения, 66 лет прожил, ни одного черного пятна. И это вдалбливается, что ни одного черного пятна. И хочется все-таки сказать, что это не так.



Виктор Резунков: А у вас основания есть какие-нибудь?



Дмитрий Жвания: Есть основания. Мы готовили текст.



Виктор Резунков: Факты какие-то есть?



Дмитрий Жвания: Даже один пример. Парковка на набережной Робеспьера для этого ведомства, которое возглавлял. Парковка – стоят два-три автомобиля, рядом парковаться нельзя на обочине, сразу увозит эвакуатор. Вот это просто один показатель, это штрих, это ничего не значит, но это штрих, который показывает отношение к людям. Вот я, вот мое ведомство, а вот – вы, быдло и так далее. Я не буду раскрывать. Мы готовим материал о реальной биографии господина Зубкова. И как только он будет опубликован, то мы все и расскажем в этом материале.



Виктор Резунков: Вот вы говорили о стабильности. А вас не тошнит от этой стабильности?



Дмитрий Жвания: Какая стабильность? Ипотечный кризис в США – наши банки, корпорации теперь не будут брать кредиты на Западе. Есть угроза банковского кризиса. Отъехать от Санкт-Петербурга куда-нибудь в провинцию – какая стабильность? Все разрушено, никто нигде не работает, ходят, как в фильмах ужасов, зомби, пьяные люди, мужики какие-то ездят на тракторах за водкой. Вот это стабильность? Есть несколько городов, порядка десяти, где есть стабильность и хорошие зарплаты. Но я не понимаю… Говорят арабы, что скажи десять раз «халва», и во рту станет сладко, наверное, это такой эффект. Мы говорим все о стабильности и сами уже поверили, что есть эта стабильность. Стабильности нет. И, кстати говоря, в медиа-сообществе, в медиа-среде тоже нет никакой стабильности. Вот сейчас закончится эта череда времен, когда нужно будет поддерживать определенные настроения в обществе, и вряд ли все те люди, которые дают деньги на содержание тех или иных средств массовой информации, будут это делать дальше. И стабильность в положении ведущих журналистов, которые возглавляют эти издания, тоже закончится. Если они, конечно, не отложили на черный день.



Виктор Резунков: Георг, а вы что думаете?



Георг Габриелян: Я, во-первых, думаю, первый раз я не соглашаюсь с Димой, дело в том, что на самом деле влияние очень большое, особенно электронных средств массовой информации. Просто действительно не все люди социально активны. Это Маркс сказал, что человек – социальное животное. А социальность его может проявиться где-то там в семье, не обязательно в общественно-политической проекции. Поэтому влияние большое. Иное дело, что вторая линия – это все-таки еще честная фраза, потому что сначала очень талантливые ведущие и журналисты продались, а потом, когда из хозяев нивелировали, ликвидировали, они оказались в таком положении, и сейчас, конечно, это уже арьергардные бои без шанса подняться. Это первый момент.


Второй по поводу стабильности. Здесь чисто как политолог. Самоувлечение оккультизмом, гламуром, бесконечный поиск удовольствий, какой-то судорожный, истеричный – это же не так спокойно. Вот я часто бывал в Финляндии, там как-то люди спокойно заходят в кафе, а здесь они как бы в кафе заходят или тем более в какой-нибудь пафосный ресторан. Это говорит о таком глубинном психологическом неспокойствии, ожидании каких-то плохих перемен. И надо сказать, что мне кажется, что люди не ошибаются, к сожалению. Поэтому стабильности в крупных городах, вроде бы успешных, конечно, кажущаяся стабильность. Конечно, она от нестабильности реальной отличается, от той, которую мы можем наблюдать по всей остальной России, тем более, от той, которая сложилась на Северном Кавказе после победительной политики восьмилетней нашего президента, но тем не менее, к сожалению, и здесь она тоже нестабильность.



Дмитрий Жвания: Насчет Кавказа, в Дагестане какие-то бои были.



Виктор Резунков: Сейчас вообще в Ингушетии…



Георг Габриелян: Я сыронизировал, вы же понимаете.



Дмитрий Жвания: А насчет средств массовой информации все-таки нужно понимать, что нет такого населения. Каждый человек понимает информацию на свой лад. Например, я когда был студентом, подрабатывал в рабочей среде сторожем в одной из компаний, где работают рабочие. У них был аргумент: «Я лично читал в газете». Значит, это правда. Есть люди, которые все-таки не думают. И те, кто не думают, сейчас все чаще обращаются к блогам. Сейчас растет популярность блогов. Я как человек, который работает в основном с интернет-журналистикой, хочу сказать, что блоги сейчас вытесняют на самом деле даже обычные интернет-порталы. Потому что пока блог – это та сфера, которая не поддается контролю. Правда, уже есть симптомы того, что уже и туда контроль будет направлен. Один из ЖЖ-юзеров написал, что-то против милиции. В итоге ему сейчас впаяли разжигание социальной ненависти к милиционерам.



Георг Габриелян: Экстремист!



Дмитрий Жвания: Да.



Георг Габриелян: Виртуальный, правда.



Дмитрий Жвания: По статье «Экстремизм, разжигание социальной розни». Человек написал что-то: «Ментов нужно…»



Виктор Резунков: Понятно. Это было бы так весело, если бы не было так грустно.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG