Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Рар: Путин не понимает или не хочет понимать, зачем должно существовать НАТО


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие политолог Александр Рар.



Андрей Шарый: На официальном сайте президента России выставлена полная стенограмма состоявшейся 14 сентября встречи Владимира Путина с участниками международного Валдайского клуба. Такие встречи проходят уже четыре года, на беседу к президенту приезжают известные западноевропейские, американские и российские политические эксперты и журналисты, список которых составляют в кремлевской администрации. Разъяснения Путина развивают популярные в последние годы в российском руководстве концепция суверенной демократии, тезис об уникальной мощи России, Китая и Индии, основанного фактические на посыле о том, что сила вышел права. Наряду с этим Путин довольно грубо критикует, скажем, центральноевропейские государства за несамостоятельность и зависимость от фактора НАТО. С полным текстом этой встречи вы можете ознакомиться на сайте "Кремлин.ру". Обращает на себя внимание подобострастие, с которым приглашенные эксперты общаются с президентом России, то, как легко они сносят иногда прямые оскорбления в свой адрес и адрес своих стран, комплиментарность, которой сопровождают свои вопросы.


Сейчас интервью с одним из участников валдайской встречи Александром Раром. Он немецкий политолог, автор нескольких книг, в частности, "Владимир Путин: "Немец в Кремле", руководитель программ для России и СНГ Немецкого общества внешней политики при Центре имени Кербера. Александр Рар считается экспертом по России, германско-российским отношениям и часто выступает в печати и в телевизионных программах. Он, естественно, внимательно следил за выступлением президента, активно участвовал в нем, задавал вопросы и вовсе не считает, что президент Путин каким-то образом негативно влиял или негативно обаял участников этой встречи. Беседу вел Юрий Векслер, корреспондент Радио Свобода в Германии, но мы оставили только ответы Александра Рара. Давайте послушаем.



Александр Рар: Это встреча, которая уже институционализирована, она имела место уже четвертый раз. Она очень похожа на ту форму диалога, которая с Путиным ведется со стороны Германии, в петербургском диалоге; тоже он приходит, полтора часа сидит, отвечает на вопросы, есть какая-то дискуссия. Я думаю, что они не могут нас инструментализировать, они открывают форум для очень обширных дискуссий, они говорят о том, какая Россия есть. Мы слушаем, задаем вопросы, критические вопросы всегда имеют место на таких встречах, каждый раз. Господина Путина один из американцев или английских коллег спрашивает о Ходорковском или о ЮКОСе, о проблемах, с которыми сталкивается Royal Dutch Shell на российском рынке, так что это все не так просто, как это кажется.


Я думаю, что определенное недопонимание Запада есть, но в то же самое время, естественно, Россия хочет по-прежнему рассматривать Германию, как самого главного партнера на Западе. Здесь Путин достаточно упрямый, он хочет именно через Германию интегрировать... не интегрироваться, но сойтись с Западом, у него есть экономические интересы в Германии. Он считает, что германская элита, особенно бизнес-элиты готовы с Россией самым теснейшим образом сотрудничать. И нет ни одной встречи, где он сам бы не поднимал вопросы сотрудничества с Германией, его отношения к бывшему канцлеру, к нынешней канцлерше. У него есть определенный интерес к этой стране. Больше, может быть, чем интерес к Франции или Англии. У следующего президента все будет немножко по-другому. Но, я думаю, что зная, что на такой встрече присутствует тоже достаточно большое количество представителей Германии, на этот раз их было пять, он, естественно, с ними таким образом ведет своеобразный диалог.


Путину кажется, что такие страны, как Германия, Франция, Англия могли бы действовать гораздо более самостоятельно, он до сих пор не понял систему Европейского Союза, как она действует, не понимает, почему одним странам нужно добровольно отдавать часть своего суверенитета в Брюссель. Он не понимает до сих пор для себя или не хочет понимать, зачем должно существовать НАТО. Функции и НАТО, и ЕС ему не совсем понятны. Поэтому я оцениваю его ответ на вопрос, что только большие государства по-настоящему суверенны, как намек на то, что вы, европейцы, создали, может быть, не совсем, с его точки зрения, прочную модель, и все может вскоре измениться. Не секрет, что все политологи в России сегодня пишут, что Европейский Союз разваливается. Им так это кажется. Но настроение где-то такое есть. Но в этом и существо разговора с Путиным. Есть изюминка в нем, и интересно, что президент здесь и пошутить может, я бы сказал, и дурака повалять, анекдот рассказать, это не какие-то серийные выступления, это такое общение. Его, кстати, тоже перебивают. Она достаточно открыта. Мы едим и пьем водку, произносим тосты. Так что это такая встреча, которая раз в году проходит, на которую поэтому с удовольствием представители западной элиты и съезжаются, что можно какой-то неординарный вопрос задать Путину.


Россия ощущает сегодня другую силу на мировой арене. У нее нефть и газ, в которых Европа нуждается. Россия не забыла, как ей кажется, все унижения, которые терпела в 1990 годы, когда была полностью зависима от финансового института Запада. Она сейчас отыгрывается и хочет показать, что у нее тоже есть мускулы. Элита, во всяком случае, настроена достаточно агрессивно в отношении Запада. Никакой ситуации, когда на Западе будут объяснять России, что такое демократия, уже Россия принимать не будет. Сейчас очень много эмоций в политике. Поэтому всякие конфликты, которые возникают, как дело Литвиненко, сразу сюрприз будет, такой фурор, только начинает расшатывать отношения между Россией и Западом. Очень много эмоций, очень много психологии. И Запад тоже не привык к новой роли России, считает, что Россия только временно с ним временно с ним может таким образом говорить и что скоро российская экономика будет опять слабеть и России придется уже опять снижать риторику, быть более вежливой с Западом. Ну, вот так я оцениваю нынешнюю ситуацию. Через два-три года все, думаю, будет более спокойно, все друг к другу привыкнут, может быть, даже к новой ситуации, но сейчас, я думаю, одна сторона другой раздает определенные пощечины.


XS
SM
MD
LG