Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Военная история Рима в неразрывной связи с политикой, экономикой и религией


Валерий Токмаков «Армия и государство в Риме: от эпохи царей до Пунических войн», «КДУ», М. 2007 год

Валерий Токмаков «Армия и государство в Риме: от эпохи царей до Пунических войн», «КДУ», М. 2007 год

История последней междоусобной войны в независимой Греции закончилась напоминанием об опасности, которая надвигалась на эллинов со стороны Рима. Но почему из великого множества городов именно он — не Афины, не Спарта, не Сиракузы, но именно Рим — вырос в мировую империю? Может быть, в его устройство изначально было заложено какое-то стратегическое преимущество? В этом нам поможет разобраться книга Валерия Токмакова «Армия и государство в Риме: от эпохи царей до Пунических войн», издательство « Книжный дом " Университет"», Москва, 2007 год.


Перед нами спецкурс по римской военной истории от легендарного Ромула до войны с Карфагеном. Именно тот период, когда становится очевидной исключительная сила и конкурентоспособность римской военно-политической организации, о которой вы говорили. Это не литература для развлечения, а учебное пособие. Строгий академичный стиль, никаких полиграфических излишеств — в противоположность нынешней моде издавать даже сугубо специальные книги в роскошных переплетах и на дорогущей толстой бумаге, при этом забывая об элементарной редакторской работе.


В издательстве «КДУ» (Книжный дом «Университет») по-другому определили приоритеты. И я, признаюсь, с удовольствием прохожу в роли студента-заочника спецкурс Валерия Николаевича Токмакова. Получаю четкие ответы на многие вопросы, которые занимали меня еще в институте.


Например: организация римского войска издавна, со времен царя Сервия Туллия была не родовой, а цензовой, то есть каждый гражданин, будь то патриций или плебей, занимал свое место в войске в соответствии с уровнем доходов, то есть с возможностью оплатить тот или иной набор вооружения, подороже или подешевле. Очень современный рыночный подход, правда? «Сервианская конституция не знала деления на сословия» (71). По той же современной логике господство знатных патрицианских родов должно было в этих условиях размываться само собой. А на самом деле — ожесточенная борьба сословий только начинается. Она определит всю политическую жизнь ранней республики. Почему?


Автор указывает целый ряд причин, главная — экономическая. Только патриции, как потомки первых поселенцев, имели право на «родовые земли» и на бесплатное наделение общественной землей, причем «…даже без ограничений, «на вырост», с учетом… будущих поколений» (102). Плебеи, как более поздние пришельцы, землю получали уже за плату в частную собственность или же «вынуждены были арендовать у патрициев и влезать к ним в долги» (109). А дальше, в условиях рискованного (даже в Италии) земледелия — постоянная угроза долговой кабалы, то есть потери своего места в войске и гражданства, потому что только «воинская служба превращала его (римлянина) в гражданина и включала в единый военно-политический коллектив, спаянный общими интересами и единомыслием, на чем зиждилась мощь римской общины» (174). Но тот факт, что плебеи (в отличие от неполноправных сословий в других античных городах) все-таки имели доступ на военную службу и в народное собрание, позволил им организованно бороться за равенство. Как справедливо отмечает автор, в этой борьбе именно плебеи выражали интересы не только свои собственные, но гражданского коллектива в целом — «против своекорыстной… политики» (179) знати, против такого губительного института, как внутреннее рабство за долги (121).


Своим величием Рим обязан коллективному разуму предков, которые все-таки сумели преодолеть родовую вражду и создать к моменту решительного столкновения с Карфагеном «единое патрицианско-плебейское государство» или, по Цицерону, «согласие сословий» (103) под властью нового, более открытого и эффективного правящего слоя, так называемого «нобилитета» из «патрицианской аристократии и богатой плебейской верхушки» (103).


Книга Токмакова — с одной стороны, военная история. Подробно освещаются особенности построения, вооружения, воинской дисциплины. Но эти сюжеты, вы сами видите, рассматриваются не сепаратно, как в компьютерной «стрелялке», а в широком историческом контексте, в неразрывной связи с политикой, экономикой, религией. В книге полно специальной терминологии. Но это не «герменевтическая» заумь, а именно специальная терминология: совершенно, в данном случае, необходимые латинские обозначения, например, щитов и копий разного типа или религиозных обрядов.


Из книги можно почерпнуть информацию о том, откуда есть пошли некоторые слова, которые мы встречаем в новостях. «Провокация» — право обращения осужденного к народному собранию (16). «Цензура» — изначально это распределение граждан на воинскую службу по «цензовым классам», то есть по их материальному положению (183). «Люстрация» — сейчас таким красивым словом обычно обозначают чистку госаппарата и вообще престижных мест работы от политических противников. В Древнем Риме это было «сакральное очищение» воинов от скверны кровопролития (166).


Верный строгой академической традиции, автор не позволяет себе вольных экскурсов и аналогий через эпохи. Но читателю никто не мешает задуматься: почему, например, традиционные религии разных народов так единодушно осуждают ростовщичество? А мы сегодня относимся к нему толерантно, как к одному из законных проявлений рыночной экономики. Один полезный капиталист производит, другой торгует, третий дает деньги под проценты. Так вот, римская история дает нам пример совершенно разрушительного воздействия ростовщичества на хозяйство, политику и военные дела. Путь прогресса — через преодоление алчности и паразитизма ростовщиков.


Или проблема комплектования армии. Римскую державу создали вооруженные граждане. «Служба в войске как исключительное право и священная обязанность гражданина» (27). Знакомая формулировка, правда? Но современные демократии помаленьку отказываются от воинской обязанности при общем восторге: это-де знамение прогресса, у граждан есть более интересные занятия. «Шоппингом» заняться. Или стать «блоггером». А служат пусть нищие неудачники. Или кому нужно гражданство любой ценой. К сожалению, этот путь до нас уже проходили древние государства…


Такие книги, как спецкурс Валерия Токмакова, дают возможность всерьез изучать их опыт. Вопреки всем «реформам» и «Болонским соглашениям», наши вузы продолжают готовить специалистов с широким историческим кругозором, а не «болонок». Удивительная жизнестойкость. Прямо как Рим во время Пунических войн.


Валерий Токмаков «Армия и государство в Риме: от эпохи царей до Пунических войн», «КДУ», М. 2007 год


XS
SM
MD
LG