Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Свердловской области за счет областного бюджета строят поселок для уральских манси


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Евгения Назарец.



Олег Винокуров: В Свердловской области за счет областного бюджета строят поселок для уральских манси. После пожара год назад исчезло единственное, отмеченное на картах, поселение этого народа на Урале. Региональные власти прилагают немалые усилия и деньги, чтобы манси остались на Среднем Урале со своими традиционными промыслами и натуральным укладом жизни.



Евгения Назарец: Согласно последней переписи «племя» уральских манси насчитывает 147 человек. До сих пор эти люди жили замкнуто и автономно, имели свою культуру, свой язык, свои навыки ведения традиционного образа жизни. Когда пожар уничтожил большую часть поселка Юрта Анямова, тут и стало очевидно, что сами манси (в большинстве старики и дети) не в состоянии вернуть жизнь в прежнее относительно стабильное русло. От вынужденной миграции к северным сородичам уральских манси удержало вмешательство лично губернатора Эдуарда Росселя и уполномоченного по правам человека Татьяны Мерзляковой. Шесть с лишним миллионов рублей из областного бюджета выделено на строительство семи домов нового поселка для манси в рамках специально принятой до 2010 года областной программы.


Недавно уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова лично предприняла путешествие в таежную глушь.



Татьяна Мерзлякова: Хорошо, что мы начали отстраивать поселок. Мне что приятно, пока мы свое количество манси сохраняем. И может быть, к нам вернутся даже некоторые, которые уехали в Ханты-Мансийск.



Евгения Назарец: Выяснилось в ходе визита, что планы по возрождению оленеводства откладываются. Два старожила, знавшие как это делается, умерли: один на охоте, другой от туберкулеза. Последнее ЧП стало поводом для врачебного десанта к манси.


Мансийская деревня - не единственный проект по возрождению быта малых коренных народов на Среднем Урале, но, пожалуй, единственный, пользующийся такой поддержкой властей. Скажем, татаро-башкирская деревня Уфа-Шигири расположена ничуть не ближе к Екатеринбургу, чем мансийские юрты. Там люди живут еще с советскими паспортами. Старейшины пытаются обойтись без «скорой государственной помощи» - заметила правозащитница Людмила Лукашова, когда приехала в деревню Уфа-Шигири, помогать решать паспортные проблемы.



Людмила Лукашова: Рывкат Исмагилов - они его считают духовным хранителем этой деревни. У них уникальный совершенно курс образовательный, называется «Истоки». По меркам администрации, наверное, эту школу пора закрыть. Барак 20-х годов, отапливаемый печкой, все условия на улице. Школа малокомплектная. Но они стоят на своей земле.



Евгения Назарец: В Свердловской области, по данным статистики, 123 «мертвых» деревни. Исчезновение каждой из них - это, как минимум, распад уникального самобытного социума, признают этнографы и культурологи. Жители татаро-башкирской деревни Уфа-Шигири на телемостах ищут поддержки у американских индейцев и малазийцев, свердловское правительство платит за выживание уральских манси. При этом Свердловская область в настоящее время не имеет собственной законодательной базы для защиты права и поддержания жизненных интересов малых коренных народов.


XS
SM
MD
LG