Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый кабинет: все опять понимают, кто в доме «демиург»


Изгнание трех непопулярных министров эксперты называют предвыборной жертвой

Изгнание трех непопулярных министров эксперты называют предвыборной жертвой

Президент России Владимир Путин объявил состав нового правительства. В него вошли все министры из предыдущего состава кабинета, кроме Германа Грефа, Владимира Яковлева и Михаила Зурабова. Повышен в должности министр финансов Алексей Кудрин, ставший пятым вице-премьером с сохранением прежней должности, посты первых вице-премьеров сохранили за собой Сергей Иванов и Дмитрий Медведев, а посты вице-премьеров Александр Жуков и Сергей Нарышкин. Нарышкин так же остался и руководителем аппарата правительства.


Стабильность в стране и неопределенность во власти - вот два состояния, которые Владимир Путин хотел поддержать, проведя отставку кабинета и обновив правительство лишь на три персоны. Почему именно эти трое, рассуждает руководитель исследовательской группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин:


«Мы видим отставку трех человек, абсолютно разных, кроме одного: они все непопулярны в глазах избирателя, будь то господин Зурабов, будь то господин Греф, будь то господин Яковлев. Все они отвечали за вещи, тесно связанные с избирателями: жилищно-коммунальное хозяйство, здравоохранение и снабжение лекарствами и экономика. Иначе как предвыборной жертвой это изменение назвать трудно».


Предвыборный кабинет - так теперь можно назвать правительство Виктора Зубкова, Дмитрий Орешкин уверен, что ради них, выборов, все и делалось: «Только в предвыборном контексте и смотрятся, пожалуй, более-менее рационально те изменения, которые мы наблюдаем сейчас в правительстве. Вряд ли здесь есть смысл всерьез говорить про эффективность, если не иметь в виду эффективность только одного рода, а именно эффективность проведения избирательной кампании. Действительно правительство должно быть штабом избирательным, должно безукоризненно проследить за тем, чтобы деньги доходили до регионов и до избирателей, соответственно. Не зря президент Путин начал все это выступление с объявления по Первому каналу, что с 1 октября повышены пенсии. Это тоже вполне предсказуемо и тоже вполне предвыборно».


Более того, назначив сейчас почти тот же самый состав кабинета, Владимир Путин ничего не теряет. Если он и правда останется на контроле за российской властью даже после ухода с президентского поста, то он запросто может всего лишь через полгода порекомендовать своему преемнику назначить других министров, ведь правительство по Конституции сложит полномочия после инаугурации нового президента. Если же говорить о выборах думских, то политолог Станислав Белковский видит как минимум один знак расположения к определенной политической партии, выраженный главой государства:


«Тот факт, что пост министра культуры сохранил Александр Соколов, это, скорее, приветственный кивок президента Владимира Путина в адрес партии "Справедливая Россия". Александр Соколов возглавляет московский предвыборный список "Справедливой России" и с точки зрения бюрократической логики и бюрократического этикета действующий министр во главе списка - это, безусловно, знак обладания административным ресурсом и благосклонности президента. Министр отставной - знак ровно обратного. Фактически не увольняя Соколова до подведения итогов парламентских выборов и до формирования Государственной Думы нового созыва, Путин дал понять, что он поддерживает "Справедливую Россию", в бюрократической среде этот сигнал будет, безусловно, услышан».


По идее новое правительство из-за увольнения непопулярных по разным причинам Грефа, Зурабова и Яковлева должно нравиться народу больше. Но желание нравиться публике не перешло некоего кремлевского здравого смысла, отмечает политолог Станислав Белковский:


«Мы видим, что правительство не претерпело кардинальных изменений ни по структуре, ни по составу. Это означает, что логика не расплескать, предотвратить какие бы то ни было потрясения, которые могли бы хотя бы частью нарушить фирменную путинскую стабильность, остается доминирующей. Очевидна тенденция на вытеснение политических фигур, таких, как Герман Греф или Михаил Зурабов, определявших идеологию и курс вверенных их попечению федеральных министерств, и замена их высокопрофессиональными, но техническими, такими, как Эльвира Набиуллина или один из лучших финансистов России Татьяна Голикова. Кстати, поскольку она является супругой Виктора Христенко, министра промышленности и энергетики, теперь в полном соответствии с прецедентом Зубкова-Сердюкова, Христенко так же должен подать демонстративное прошение об отставке, даже если шансов удовлетворить это прошение немного».


Если даже Виктор Христенко подаст в отставку, что маловероятно, то кадровые изменения в российской власти и тогда не будут выглядеть драматичными. Зачем же все это было сделано? Эксперт Московского центра Карнеги Лилия Шевцова уверяет, что Владимиру Путину захотелось перетасовать колоду, поскольку некоторые в ней почувствовали себя королями: «Я бы не стала недооценивать того, что произошло. Очевидно, Владимир Владимирович имеет основания для того, чтобы таким шагом заставить всех вновь понять то, что он является демиургом, основным арбитром и, более того, создателем, инициатором российской политики, что его списывать со счетов было бы и преждевременно и опасно».


Между тем, как-то забылось, что пост, прежде всего, потерял Михаил Фрадков. И если правда, что он симпатизировал одной из противоборствующих в Кремле группировок, то теперь шансы этих группировок равны и все опять понимают, кто в доме, как выразилась Лилия Шевцова, демиург.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG