Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Немцы гадают: сбивать ли самолеты, захваченные террористами


Особый резонанс приобрело мнение, высказанное министром обороны страны Францем Йозефом Юнгом, что он будет готов в определенной ситуации отдать приказ сбить захваченный террористами пассажирский самолет

Особый резонанс приобрело мнение, высказанное министром обороны страны Францем Йозефом Юнгом, что он будет готов в определенной ситуации отдать приказ сбить захваченный террористами пассажирский самолет

Общественность Германии взволнована полемикой на тему, можно ли и нужно ли разрешить военным сбивать захваченные террористами самолеты. Часть общества - за принятие такого решения. Министр внутренних дел страны Вольфганг Шойбле уже даже подготовил ряд поправок в Конституцию, его поддерживает и министр обороны Германии Франц Йозеф Юнг.


В центре обсуждения находятся инициативы министра юстиции Бригитте Циприс ввести уголовное наказание за прохождение обучения в лагерях террористов вне Германии, а итакже инициатива министра внутренних дел Вольфганга Шойбле разрешить спецслужбам тайно просматривать по своему выбору компьютеры частных лиц. Технологии такого рода давно разработаны. Особый резонанс приобрело высказанное в газетном интервью министром обороны страны Францем Йозефом Юнгом мнение, что он будет готов в определенной ситуации отдать приказ сбить захваченный террористами пассажирский самолет.


Конституционный суд Германии в прошлом году признал неприемлемой ситуацию уничтожения одних ни в чем не повинных людей с целью спасти жизни, может быть, и большего числа других ни в чем неповинных людей.


Руководитель Партии зеленых Райнхард Бютикофер заявил: «Я должен признаться, что был вне себя от обращения министра с конституцией. Ведь известно, что Конституционный суд обсуждал эту проблему и принял абсолютно ясное решение, отклонив так называемый закон о безопасности воздушного пространства. И если теперь министр ведет себя так, как будто то решение его не касается, если он сам берется определять ситуацию, дающую ему особое право игнорировать это решение по причине угрозы, так сказать, основам демократического порядка, то это все просто неслыханно».


Отставки Юнга за антиконституционные идеи требовали и депутаты других оппозиционных партий. Мотивы, двигавшие Юнгом понятны: он хотел бы упростить для себя принятие решения во всегда возможной, но всегда трудно предсказуемой, нестандартной ситуации.


Многие политики вспоминали в эти дни, как 11 сентября 1972 года во время церемонии закрытия Олимпийских игр в Мюнхене, омраченных гибелью израильских спортсменов от рук палестинских террористов, в небе был зафиксирован неизвестный самолет, который не отзывался на запросы с земли. Самолет явно летел на Мюнхен, и вероятность, что это теракт, считалась высокой.


Только за пару минут до приказа сбить самолет пилотам удалось восстановить связь с наземными службами, и те узнали, что это пассажирский самолет финской авиакомпании, и он из-за неисправности приборов просит посадку в Мюнхене. Если бы самолет был сбит, и погибли бы десятки людей, то и тогдашний министр обороны Георг Лебер, и пилоты, выполнившие приказ, сели бы на скамью подсудимых.


Критика в адрес Юнга, представляющего в правящей коалиции партию ХДС, прозвучала и из рядов партнеров по коалиции - социал-демократов, в частности от бывшего министра обороны, а ныне лидера фракции социал-демократов в бундестаге Петера Штрука.


Еще более удивительным, но естественным в правовом государстве был ответ военных. Руководитель Бундесверфербанда (своеобразного профсоюза военнослужащих) полковник Бернхард Гертц заявил: «Я рекомендовал пилотам в случае подобного приказа отказываться его выполнять, ссылаясь на параграф 11 часть вторая закона о военной службе. Он гласит, что приказ, содержащий признак преступления, не должен исполняться. Обстрел самолета с заложниками, чью жизнь отнимают, чтобы защитить жизнь других, с точки зрения права однозначно является умышленным убийством и это дает пилотам основание для отказа от выполнения подобного приказа».


Несмотря на единодушное неприятие инициативы Юнга, видные политики ХДС все же поспешили взять министра под защиту.


«Здесь нет никаких спекуляций, и критикам следовало бы внимательней вчитаться и понять, что именно сказал министр. Многие реагируют так, как будто бы он сказал, "мне плевать на решение Конституционного суда", но ничего подобного министр не говорил. Он сказал: "Конституционный суд принял решение по одной определенной ситуации, а именно той, когда надо было бы взвешивать лишение жизней одних людей во имя спасения большего числа жизней других". И признал такое действие заранее незаконным. И, само собой разумеется, правительство обязано следовать этому решению. Но министр упомянул о второй возможности, когда нападение настолько интенсивно, что угрожает основам нашего государства. Тогда действовали бы иные критерии, и министр хотел бы ясности в Конституции по подобным ситуациям», - говорит заместитель руководителя фракции ХДС в бундестаге Вольфганг Босбах.


Обсуждать подобную поправку в конституцию участвующие в правительственной коалиции социал-демократы не хотят, и если ХДС настаивало бы на этом, то правительство могло бы не выдержать испытания на прочность. Поэтому после бурных обсуждений в бундестаге ситуация несколько успокоилась.


Вообще в вопросах борьбы с терроризмом общественное мнение не в пользу ХДС и ее министров.


Канцлер Ангела Меркель хранила во время дебатов молчание, но, как считают многие, вела беседы со многими участниками дебатов, дабы охладить страсти. После этого на конференции своей партии она все же попыталась защитить своих министров.


XS
SM
MD
LG