Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спортивные автомобили


Вероника Боде : Сегодня мы будем говорить о спортивных автомобилях. В беседе участвуют: наш постоянный эксперт Юрий Гейко, ведущий программы «Автоликбез на Авторадио», а также Александр Кобенко, главный редактор журнала «Автомобили» (этот журнал проводит ежегодный конкурс « Спорт кар года»).


Итак, спорткары. Прежде всего, давайте разберемся, что это такое. По каким критериям определяется, спортивная это машина или не спортивная? Какими качествами должен обязательно обладать автомобиль, чтобы считаться спортивным?



Юрий Гейко : Вероника, давайте начнем с того, что, я считаю, что спортивный автомобиль (спорткар - мы говорим для краткости) - это мечта любого мужчины.



Вероника Боде : Почему же только мужчины?



Юрий Гейко : Мне трудно за женщин судить. Но спортивный автомобиль - это, конечно, мечта любого мужчины. А что значит спортивный автомобиль, Александр, наверное, точнее скажет.



Александр Кобенко : Тут нужно сразу разделить автомобили на спортивные и гоночные, чтобы было всем понятно, что мы говорим не о гоночных автомобилях, то есть тех, которые участвуют в реальных соревнованиях и гоняются за очки, голы, секунды, как говорится, а о тех автомобилях, которые продаются в магазинах, у дилеров.



Юрий Гейко : Саша, у меня, кстати, был спорткар. В прошлом году я купил Audi А3 Т. Турбированная машинка, 150 сил. Я два месяца проездил, но потом продал ее. (Потом расскажу, почему я решил с ней расстаться.) Был у меня и Eclipse еще: битурбо там, 240 лошадиных сил. Тоже я на ней поездил два месяца и решил с ней расстаться.



Вероника Боде : А я думаю, потому, что для езды по городу спортивный автомобиль не предназначен, да? Права я?



Юрий Гейко : Я бы сказал, Ferrari , например, не предназначена для езды по городу. Я видел, как по Садовому кольцу едет Ferrari - прыжкам по два метра. У нее там нет маленьких оборотов, что ли?



Александр Кобенко : Нет, на самом деле, все не так.



Смех в студии



Вероника Боде : Слушаем специалиста.



Александр Кобенко : Это досужие домыслы о том, что спортивный автомобиль - это тот автомобиль, на котором можно ездить только по гладкому автобану или по зеркальной поверхности. На самом деле, современные спортивные автомобили могут все, могут ездить везде. (Мы, конечно, не имеет в виду бездорожье.) Спорт ивные автомобили - давайте определимся - это все-таки те автомобили, которые так называют те, кто их продает. Вот вы приходите в автосалон, к вам подходит продавец в хорошем костюме, в белой рубашке, и с улыбкой рассказывает, какой это спортивный замечательный автомобиль. Этот автомобиль может стоить, например, 30 тысяч долларов, может быть - 50, может быть - 150, а может быть - 200. И все они спортивные. И вот для того, чтобы понять, что такое спортивный автомобиль, что конкретно стоит за этим понятием «спортивный», - вот и создан этот конкурс, который наш журнал «Автомобили» организует и проводит третий год подряд.


Вообще говоря, наш журнал, будем говорить просто, это такая прокладка между теми, кто производит автомобили, и теми, кто их покупает. Наша задача, наша функция, наша миссия, можно сказать, - это рассказать и донести правду. Но не такую правду, которую кто-то скрывает… Мы не будем говорить, что производители, которые за 300 тысяч производят автомобили спортивные, за 130, - они что-то там химичат. Они просто так позиционируют автомобиль. Там может быть 10 процентов спортивности, 20, 30, но нет абсолютно спортивных автомобилей.



Юрий Гейко : Саша, правда - она, вообще-то, меняется с годами, со временем. Потому что, например, в прошлом веке, в 1910 году спортивным считался автомобиль, «в который джентльмен может сесть, только нагнувшись и только сняв шляпу».



Вероника Боде : Какая прелесть!



Смех в студии



Юрий Гейко : В 30-е годы считалось, что спортивный автомобиль должен быть быстрым, красивым и обязательно двухместным. А через 30 лет один американский журналист придумал такое определение спортивного автомобиля: «Его сиденья должны полностью раскладываться, чтобы получилась двуспальная кровать».



Вероника Боде : Простите, а это зачем?



Юрий Гейко : Так вот, если верить классическому выражению, что половина Америки зачата в автомобилях, то этот журналист не оригинален. Но, что самое интересное, он прав. Да, спортивный автомобиль, главное, должен обладать индивидуальностью, красивым внешним видом, скоростью. Но что самое главное - харизмой! Я прав?



Александр Кобенко : Абсолютно. Без харизмы просто никуда!



Вероника Боде : Александр, вот вы сказали: 10 процентов спортивности, 20 процентов спортивности. Тогда давайте определимся, что вы понимаете под этим термином «спортивность»?



Александр Кобенко : Спорт ивность - это, по-моему, набор ощущений, которые дарит автомобиль своему водителю. И все! Потому что какие-то конкретные цифры, например, разгон до 100 километров в час, - это, конечно же, показатель. Максимальная скорость - конечно же, показатель. Но, в принципе, они ни о чем не говорят. Вернее, они говорят, но очень мало. Потому что есть спортивные автомобили, которые едут не так быстро, но это реально спортивные автомобили: например, автомобили Lotus . А есть автомобили не спортивные, которые едут быстро-быстро. Вот у нас был, например, Mercedes- Benz CL AMG . Он едет невероятно быстро. Но вот именно спортивным его трудновато назвать. Хотя AMG - это такое подразделение, которое делает как бы самые быстрые автомобили Mercedes , переделывая их из самых средних.



Юрий Гейко : Вот я на этом автомобиле, когда мы ездили (я был членом жюри конкурса этого), - это же он был Mercedes ?



Александр Кобенко : Да, да, да, белый, большой, красивый.



Юрий Гейко : Так я вам скажу, что этот автомобиль опасен. Он опасен, потому что он имеет очень мощный двигатель. Он настолько комфортабелен, что этой скорости, этой планки не чувствуешь. Меня на повороте просто пару раз вынесло за очертания трассы.



Александр Кобенко : Да, потому что в данном автомобиле на первом месте стоит комфорт, на втором месте стоит комфорт и на третьем месте тоже стоит комфорт. И только на четвертом месте стоят какие-то спортивные ощущения, но при этом мощь совершенно невероятная и скорость тоже.



Вероника Боде : Мы плавно переходим к вопросу о том, какие же ощущения дарят спортивные автомобили их владельцам?



Александр Кобенко : Невероятные!



Смех в студии



Вероника Боде : Подробнее, пожалуйста!



Александр Кобенко : Ощущения невероятные!



Юрий Гейко : Вы знаете, как сказал один англичанин (кстати, эксперт по спортивным автомобилям), они дают любому человеку с кошельком ощущение денди.



Вероника Боде : Интересное определение!



Александр Кобенко : Я думал о том, почему мужчина, да и не только мужчина, мечтает о спортивном автомобиле? Что он получает? На чем стоит ощущение? И вот, если вспомнить о том, что многими движет воля к власти, воля к способности управлять, влиять на что-то, то спортивный автомобиль как раз и дает такое ощущение. Ты ощущаешь себя слитным с этим автомобилем, как будто ты с ним - один организм. Ты управляешь им так, как будто ты управляешь собственным телом. Ты делаешь то, что хочешь. Он тебя слушается, если ты, конечно же, умеешь это делать, выполняет все твои приказания. Вот когда автомобиль тебя слушается и выполняет все твои (правильные, конечно же) сигналы, то, наверное, в этом счастье спортивного автомобиля.



Юрий Гейко : Саша, кстати, а нет в этом опасности? Дело в том, что линейка спортивных автомобилей велика - от Citroen C 2, который мы пробовали, до Porsche и Audi R 8. Нет ли в этом опасности такой, что человек, который привык, скажем, к одному автомобилю, к одному классу, - вдруг его возможности позволяют, и он покупает тот же Audi R 8. Ведь он очень сильно рискует.



Александр Кобенко : Это очень важный и серьезный вопрос, который, действительно, мы у себя в журнале тоже регулярно поднимаем. Хотя любой автомобиль - это, в принципе, некое орудие. Вот вы движетесь со скоростью, к примеру, 60 километров в час. Это значит за секунду вы проезжаете примерно 17 метров, понимаете?! Секунда - и 17 метров вы проехали. Вы едете в городе, перед вами может что-то возникнуть, какая-то опасность, у вас есть время реакции, а за вами ВАЗ - 1,5-2 тонны автомобиль. На самом деле, это снаряд, который может быть просто орудием убийства. А спортивный автомобиль, который еще быстрее, безусловно, - тоже. Поэтому человек, конечно же, садясь за руль такого автомобиля, должен сильно думать о том, что он действительно должен уметь им управлять.



Юрий Гейко : Да, и иметь ответственность, конечно, повышенную.



Александр Кобенко : Именно поэтому мы на наши тесты приглашаем гонщиков: людей, которые умеют водить. Мы пропагандируем школу водительского мастерства, школу экстремального вождения, которая является не каким-то таким развлечением для богатых. Это совершенно необходимая вещь, как мне кажется, для любых водителей: для любых, я подчеркиваю! Для всех тех девочек, которых мы видим в огромном количестве на дорогах, которые смахивают челку, застилающую глаза… У нее в одной руке мобильник…



Вероника Боде : А в другой - помада.



Александр Кобенко : Да, а в другой – помада!



Юрий Гейко : Шпильки 15 сантиметров.



Александр Кобенко : И она тебя с таким спокойным выражением лица просто выталкивает на встречную полосу. Это кошмар! Потому что люди не понимают, что у них, на самом-то деле, в руках… Это действительно оружие!



Вероника Боде : Юра, насколько я понимаю, вы тоже были в жюри конкурса " Спорт кар года".



Юрий Гейко : Да, я был в жюри. Это жюри больше напоминало гоночную команду, по-моему, сборную Москвы. Я когда увидел своих коллег по жюри, испугался. Потому что я сам 30 лет не ездил в спортивном режиме. А так, Александр, насколько я помню, были действующие гонщики.



Александр Кобенко : Да, безусловно, был первый пилот нашего журнала Алексей Васильев, который на Ferrari сейчас в "Формуле GT " гоняется в Европе. Был Олег Кисельман, который в "Формуле Porsche " гоняется. Был Макс Травин, который в "Формуле Русь".



Юрий Гейко : Солидные ребята!



Александр Кобенко : Это настоящие гонщики. Они профессионалы. Они понимают в автомобилях больше, чем...



Юрий Гейко : Саша, знаете, что было самое обидное в этом дне, когда мы тестировали 16 автомобилей? Когда я на 600-сильном практически Porsche вижу за собой Citroen C 2 , который меня догоняет. Мне было очень обидно!



Вероника Боде : Как же так получилось-то?



Юрий Гейко : Как получилось? Все зависит от уровня мастерства.



Александр Кобенко : Мы и говорим именно о том, что спортивный автомобиль - это не только тот автомобиль, который может разогнаться быстро, но, конечно, он еще должен повернуть. Поворот - самая сложная вещь в управлении автомобилем. Поэтому, если за рулем автомобиля мастер, то, конечно же, не обязательно, что этот автомобиль должен быть самым мощным и самым быстрым.



Вероника Боде : Какие же автомобили все-таки, по вашим наблюдениям, являются лучшими среди спортивных?



Юрий Гейко : Из массовых - я бы сказал: Audi ТТ, например.



Александр Кобенко : Это отличный автомобиль. Но, если честно, я не могу поддержать этот разговор.



Смех в студии



Юрий Гейко : Почему?



Александр Кобенко : Потому что нельзя сказать, какой автомобиль самый лучший.



Вероника Боде : Но вам какой больше нравится?



Александр Кобенко : А какая женщина самая красивая, а?



Юрий Гейко : Да, кстати.



Александр Кобенко : Это неправильно. На самом деле, смысл мероприятия нашего в том, чтобы почувствовать автомобиль своими руками. Поэтому каждый год мы собираем те автомобили, которые есть реально в Москве, реально в продаже, и те, которые мы можем взять в одном месте - на специальной гоночной трассе в Мячково. Три года подряд у нас все время новые 15-20 автомобилей.



Юрий Гейко : Какой был лучший спорткар в прошлом году?



Александр Кобенко : Первый год, когда мы это дело проводили, у нас был лучший Bentley GT . Опять же, мы их разбиваем, конечно же, по ценовым категориям.



Юрий Гейко : По классам.



Александр Кобенко : Потому что не может Citroen с Bentley конкурировать. Это понятно. В первый год у нас был Bentley на первом месте, на втором месте был BMW М6, на третьем месте была, кстати, старая ТТ. В прошлом году у нас на первом месте, Гран-при взял Mercedes - Benz SL 500, во второй ценовой категории у нас был Subaru Impreza . Новый набор автомобилей, новые победители. Смысл не в том, что мы их расставляем по местам. А смысл в том, что мы рассказываем, в чем сущность того или иного автомобиля, чем они друг от друга отличаются. Это самое главное.



Юрий Гейко : Вероника, я могу ответить на ваш вопрос - какой автомобиль самый лучший из спорткаров, хотя он и не совсем верно сформулирован.



Вероника Боде : Какой вам больше всего нравится…



Александр Кобенко : Вот это уже другое дело - который вам нравится.



Юрий Гейко : Я был в восторге, конечно, от Audi R 8. Это чудо! Но я чувствовал - это не мой автомобиль. Но как только я сел на Golf GTA ... Сколько там - 240 сил, по-моему, да?



Александр Кобенко : Нет, там 170 всего.



Юрий Гейко : 170 даже!



Александр Кобенко : А кажется, что 240.



Юрий Гейко : Вы знаете, я почувствовал настолько комфортно себя, я настолько его весь чувствовал! Я потом понял, почему. Вот эта машина соответствует уровню моего мастерства. Вот эта машина со своими лошадиными силами, со своими возможностями позволяет мне лучше всех ею повелевать. Вот в чем дело! Поэтому я от нее получил больше удовольствия.



Вероника Боде : А вот мнения наших слушателей. Сергей Митрофанов, Москва: " Спорт ивным может считаться только тот автомобиль, в котором себя комфортно чувствует спортсмен, например, баскетболист, которому есть куда протянуть ноги". (Ну, наверное, все-таки не "протянуть", а "вытянуть", прежде всего!)



Смех в студии



Вероника Боде : Тем не менее, баскетболист влезет не во все спортивные модели. Еще одно мнение. " Спорт ивный автомобиль для меня - это, прежде всего, скорость, мощь двигателя, ощущение превосходства над другими по многим показателям", - подпись – «Добрый».



Александр Кобенко : Вот это то, о чем мы говорим. Люди хотят превосходства.



Вероника Боде : А хорошо ли это?



Юрий Гейко : Я думаю, что это естественно.



Александр Кобенко : Просто так оно и есть.



Юрий Гейко : Ведь автомобиль - это как бы продолжение человеческих возможностей, усиление их. Так что я согласен с Александром.



Александр Кобенко : Просто смысл в том, чтобы человек, понимая эти возможности, их умел контролировать и не направлял против других. Хорошо иметь потенциал, знать, что у меня есть за плечами эти дополнительные силы и возможности автомобиля, и я могу их реализовать своими умениями. Вот это самое прекрасное ощущение!



Юрий Гейко : А потом, вы знаете, спортивный автомобиль - это еще какой-то и протест против серых, обыденных тех же седанов.



Александр Кобенко : Как мы говорим, "хозяйственных" автомобилей.



Смех в студии



Юрий Гейко : Хозяйственных автомобилей, которые уже похожи все один на другой. А это нечто яркое, броское, вызывающее, индивидуальное, с харизмой, как мы говорим.



Александр Кобенко : На самом деле, тут нужно сказать, что сейчас и хозяйственные автомобили делаются иногда очень симпатичными. Мне кажется, что мы сейчас наблюдаем некий ренессанс и развитие автомобильного дизайна. Много фирм делает очень красивые и интересные автомобили. Но спортивный, безусловно, - он всегда отличается, конечно же, своими формами, своим звуком, в первую очередь. Ведь можно автомобиль не увидеть, а услышать.



Вероника Боде : Это точно. А спорткар сегодня - это машина для богатых или уже нет - скажем, в России?



Юрий Гейко : Уже - нет, по-моему.



Александр Кобенко : У нас в первой категории спорткары до 40 тысяч долларов. Конечно, спорткар за 15 тысяч вы вряд ли сможете купить. Но вот за 30 можно уже что-то подыскать именно чуть более спортивное, чем обычно.



Юрий Гейко : Кстати, 15 тысяч долларов стоил ВАЗ-21106 с опелевским двигателем 150 сил.



Вероника Боде : Ничего себе!



Юрий Гейко : Да! И подвеска там была опелевская. Выпускали мелкой серией такую машину. Она была у меня, «десяточка". Я залез в Интернет, увидел, что у Николая Фоменко такая была, например. Это подняло ее престиж в моих глазах.



Вероника Боде : Это когда же ее выпускали-то?



Юрий Гейко : Ее прекратили выпускать года два назад. Она была моей машиной. Я на ней три года проездил. Это сумасшедшая совершенно тачка! Ее вполне можно назвать спорткаром, 150 сил, 2-литровый двигатель.



Александр Кобенко : При весе килограмм 900, да?



Юрий Гейко : Да, вес как бы обычный для "десятки", собственно.



Вероника Боде : А сейчас предлагаем вашему вниманию выпуск автоновостей, который подготовил мой коллега Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов : Власти Санкт-Петербурга начали устраивать перехватывающие парковки на въезде в город, чтобы уменьшить количество автомобильных заторов в деловом центре. Первая такая парковка возле станции метро "Ладожская" откроется 1 октября. Стоянка почти на 300 мест будет работать в будни с 6 до 23 часов. Цена - 89 рублей за место. Но если водители решат пересесть из своего авто в метро, то им выдадут карту на три поездки в метро, а место на парковке обойдется вдвое дешевле, сообщает "АвтоНьюс".


"Северсталь" собирается наладить в Татарстане выпуск новых моделей Fiat и грузовых моделей Isuzu . Для этого компания выкупила у General Motors предприятия, на которых собирали ранее Opel Vectra и Chevrolet Blazer , и переоснастило производство. По планам автопроизводителей в конце года там начнут собирать микрогрузовик Fiat Dukato . Рядом появится завод по производству легковых автомобилей Fiat . Вероятно, это будут модели Linia и Bravo .


Через три месяца станут известны итоги конкурса на строительство участка автотрассы Москва-Санкт-Петербург, которая протянется от Московской кольцевой автодороги до 57 километра. Строительство дороги начнется в апреле следующего года. Трасса будет шести полосной, с множеством развилок и двухкилометровым мостом. А через Одинцово на Голицыно также от Московской кольцевой автодороги будет построена платная трасса. По заявлению властей, стоимость проезда по платной автодороге составит 3 рубля за километр.


На начало октября запланирована официальная премьера нового спортивного автомобиля Lexus ISF . Дебют модели состоялся в нынешнем году на автосалоне в Детройте. Заднеприводный Lexus ISF оснащен V -образным 8-цилиндровым мотором. 5-литровый двигатель позволяет достичь мощности в 400 лошадиных сил.


Skoda вступает в борьбу за покупателей недорогих автомобилей. Стало известно, что чешский производитель, который сейчас принадлежит концерну Volkswagen , в 2009 году собирается начать выпуск небольшого авто классом ниже модели Fabia . О технических деталях новинки ничего неизвестно, однако цена ее уже названа производителями. Машина не должна стоить больше 7 тысяч евро (это почти 9,5 тысяч долларов).


Компания Audi наметила на 2010 год начало продаж нового компактного хэтчбэка А1. Этот концепт немцы собираются представить в октябре на международной автомобильной выставке в Токио. По словам члена правления компании Audi Майкла Дика, новинка будет построена на платформе PQ 24 , также использующейся для хэтчбэков Volkswagen Polo и Skoda Fabia . Поначалу в серию пойдет переднеприводный А1 в кузове 5-дверный хэтчбэк с широкой гаммой бензиновых и дизельных моторов. Несколько позже предполагается появление трехдверного хэтчбэка, двухдверного купе, а также кабриолета.


В США подсчитали, что в 2005 году американцы потеряли в автомобильных пробках почти 4 миллиарда часов, то есть в среднем каждый водитель ежегодно одну неделю просиживает в дорожных заторах. Авторы этого исследования посчитали, что в пробках сгорает почти 13 миллиардов литров топлива, а общие потери от заторов составляют более 78 миллиардов долларов. Власти США среди выходов из проблемы видят, например, совместное использование автомобилей, передает CNN .




Юрий Гейко : Знаете, почему я два своих спорткара продал, покатавшись на них два месяца?



Вероника Боде : Это интересно.



Юрий Гейко : Начну с Audi А3 турбо. Он так и называется – «спортбайк». Мы катались. Великолепный двигатель, сумасшедший. Но когда мы с женой съездили в Питер и обратно (а у меня позвоночник, как у всех водителей-профессионалов, не совсем здоровый), я просто понял, что я на нем ездить не могу. Очень жесткая машина. Я его тут же продал. А вот Eclipse битурбо с двойным турбонадувом, у которого под 300 почти лошадиных сил, - у него стрелка топлива соперничала со стрелкой спидометра. Мне хватало бензина на две поездки. Я понял, что он меня разоряет. И я его продал.



Вероника Боде : Сколько же он "ел" бензина?



Юрий Гейко : Ой, страшно сказать! Там бак, по-моему, литров 60. Он тратил литров 18-20 точно.



Вероника Боде : Да, это очень много, конечно, при том, что это ведь небольшая машина, да?



Юрий Гейко : Она чуть ли не 2+2, хотя там полноценный четырехместный салон. Но эта стрелка меня шокировала. Я не мог просто...



Александр Кобенко : У нас были на тесте машины, которые тратили и 30 литров.



Вероника Боде : Это какие же?



Александр Кобенко : Те же Mercedes большие, с большими двигателями.



Юрий Гейко : А вот с этой точки зрения, Саша: ведь у спорткаров, по-моему, нет будущего. Вот, например, есть такой очень интересный англичанин, который написал книжку " Спорт ивные автомобили", - Квентин Уилсон. (Он, кстати, телеведущий в Англии). Можно я прочитаю для затравки, что он пишет о спорткарах? Так вот, он пишет, что "когда-то спорткар был дорогой и непрактичной игрушкой для богатых. А сейчас это один из самых желанных автомобилей". А какое будущее ждет спорткар? Так вот: "взгляните, - пишет он, - на кабриолет Smart . Такими и будут все родстеры завтрашнего дня – маленькими (я бы сказал даже, уродливыми, если уж на Smart смотреть)...»



Вероника Боде : Да, он не симпатичный.



Юрий Гейко : "…экономичными, вместительными и социально адаптированными. Потому что спортивные автомобили - слишком эгоистичный жанр. Он не может существовать долго. Может быть, еще лет 10, может, больше, но конец его неизбежен".



Александр Кобенко : Он, видимо, член Европарламента, - этот господин.



Юрий Гейко : Кстати, он как раз и говорит, что будущее спорткара зависит от двух факторов: первое - это политика, второе - это экология.



Александр Кобенко : Безусловно, спорткары меняются, но я бы не справлял такую панихиду по спорткарам. Я же говорю: у нас третий год подряд 20 новых машин. Это те, которые мы видим в Москве и можем взять. И еще 20-30, которые мы просто не можем взять.



Юрий Гейко : Да мы не про Россию, Саша, говорим! В России еще Евро-2-то не везде есть, а в мире уже Евро-5 готовится.



Александр Кобенко : Но мы-то ездим на автомобилях, которые производят мировые производители. У нас нет ни одного российского спорткара. Я говорю именно о мировом производстве.



Юрий Гейко : У нас в России спорткары, я думаю, еще долго-долго останутся. А вот на Западе, в Европе, которая экономит каждый пфенниг, правительства, кстати, очень ворчат - против спорткаров. Потому что: а) они много тратят бензина, б) они слишком скоростные и в) они возят всего по два человека.



Александр Кобенко : Дело в том, что можно разогнаться до большой скорости и не на спорткаре. Это первое. Второе - что касается экономичности. Последний Golf GT (мы ездили на GTI ) - это такой специальный двигатель. Они придумали очень хитрый двигатель, не будем сейчас об этом. Но в базе Volkswagen Golf , который является иконой фольксвагеновского спортивного автомобилестроения, на него установлен дизельный двигатель. Дизельный! При этом он ездит совершенно так же, как ездил бензиновый.



Юрий Гейко : На Golf Plus тоже очень... Я не ездил на GT .



Александр Кобенко : Поэтому вы за них не волнуйтесь и за спорткары тоже. Нужно ему написать или передать, что все нормально. Спорт кары разные: и большие, и маленькие, - никуда от них не денешься, как от желания людей властвовать или чем-либо управлять.



Юрий Гейко : Мы ему напишем. Я думаю, он, может быть, даже слушает Радио Свобода.



Вероника Боде : Вполне вероятно, особенно на русском языке.



Юрий Гейко : В России все о ' кэй со спорткарами, не волнуйтесь!



Вероника Боде : Александр, а какие все-таки спорткары в Москве распространены больше всего?



Юрий Гейко : Я видел Ferrari . Но это суперкар.



Вероника Боде : Но их немного все-таки.



Александр Кобенко : Понятно, что немного. Машины очень дорогие. На самом деле, конечно же, спорткар требует некоего места для того, чтобы проявить свои возможности. Если мы будем говорить о суперкарах, тут тоже такая странная градация, и непонятно, что в это вкладывается. Но вот мы в журнале вкладываем в это, как правило, вот что: автомобиль, который разгоняется до 100 километров в час быстрее, чем за 4 секунды, у которого двигатель, как правило, находится все-таки в базе сзади, автомобиль, у которого кузов сделан из углепластика. Таких автомобилей не очень много. Это был Ferrari Enzo , Porsche GT Carrera , это Mercedes - Benz , MacLaren SLR и еще парочка таких Кёнигсег, - такая есть машиночка. Вот на них вообще негде ездить.



Юрий Гейко : Саша, это все-таки суперкары.



Александр Кобенко : Да, суперкары. Дело в том, что в России практически нет шоссейных кольцевых трасс для гонок. Спорт сменам-профессионалам негде их проводить. В этом большая беда. Так что это главная причина, почему, на самом деле, спорткаров еще меньше, чем могло было быть. Потому что реально, когда человек понимает, что такое спортивная езда, он не ездит по МКАД, он не ездит по центру Москвы, всех обгоняя, и людей немножко напрягая. Мы это часто видим. Мы едем в потоке. И тут какой-то такой деятель-«шахматист», перестраиваясь из одного ряда в другой, подрезает, что-то такое делает. Вот когда такие люди выедут, скажем, на трассу, на кольцо, проедутся, например, вслед за каким-нибудь профессионалом и поймут, что на самом деле они не знают, как правильно поворачивать руль, в какой момент нужно нажимать на тормоз, а в какой - на газ. И если это действительно нормальные мужики, то они идут и учатся. У нас некуда особенно пойти и поездить. Те школы, которые есть, - они довольствуются, что называется, малым. Но хорошо, что хоть они есть.



Юрий Гейко : Саша, а такой массовый спорткар, не суперкар, а просто спорткар нельзя назвать? Новая эра спорткаров началась, по сути дела, в 90-е годы с Mazda M Х5, кода продажи были колоссальные... Сейчас ведь тоже у Mazda есть спортивные модели.



Александр Кобенко : Вы имеете в виду это родстер маленький?



Юрий Гейко : Да, да.



Александр Кобенко : В Америке - да, она хорошо продавалась. Но у нас это не было бестселлером.



Юрий Гейко : Да, это 90-е. У нас только начиналась автомобилизация. Но из таких машин - можно назвать, например, Subaru Impreza спорткаром?



Александр Кобенко : Да, безусловно. Это те машины, которые служат прототипами для раллийных своих версий, на базе которых, вернее, компания строит свои раллийные версии, участвует в чемпионате мира по ралли. Это , конечно , Mitsubishi Lancer Evolution и Subaru Impreza . Сейчас, понятно, Ford Fo с us , Citroen C 4 , на котором ездит сейчас чемпион мира по ралли.



Юрий Гейко : Но это специально подготовленные автомобили.



Александр Кобенко : Да, это специально подготовленные автомобили. И опять же, зачем фирмы и компании тратят много денег? Потому что такие машины и программы очень дорогие. Для того чтобы люди видели, как едут гонщики в гонках, и покупали такие же машины, которые совсем не такие же машины, но…



Юрий Гейко : Эмблема у них такая же.



Александр Кобенко : Но при этом они хорошие, быстрые и интересные.



Вероника Боде : Кстати, спортивная тема – это мощное орудие бизнеса. Не так ли?



Юрий Гейко : В том-то и дело, что внешний облик (автопроизводители понимали это всегда) и характеристики гоночных автомобилей – это прекрасный, хорошо продаваемый товар. Они начали уже продавать под этим же лейблом обычные автомобили, серийные - очень хорошо они расходились. А потом пришли к мысли: зачем делать дорогие спортивные автомобили мелкой серией, если можно делать спортивные седаны, как они называли их: обычный четырехместный комфортабельный автомобиль, просто с улучшенными характеристиками, - что теперь мы и называем спорткарами, в общем.



Александр Кобенко : Вот эту эволюцию очень хорошо можно отследить на той же Subaru Impreza . Скажем, автомобиль 90-х годов, который был максимально приближен к спортивной версии, в которой можно было выехать в какое-нибудь соревнование, очень жесткий, совершенно не комфортабельный. Что называется, когда я еду, у меня или позвоночник в штаны высыплется, или все пломбы вылетят.



Смех в студии



Юрий Гейко : И путь, который они прошли до новой Subaru Impeza .



Александр Кобенко : В следующем номере у нас на обложке будет самая новая Subaru Impreza , презентация которой была во Франкфурте.



Юрий Гейко : Да, во Франкфурте. Я только что прилетел, кстати, из Праги, где мы (группа журналистов) тестировали новую Subaru Impreza .



Вероника Боде : Расскажите!



Юрий Гейко : И что я вам скажу? Что Subaru Impreza с двигателем 1,5 литра напоминала мне «десятку» с 16-клапанным двигателем. То ли Евро-5 была придушенна мощность двигателя… И только 2-литровая Impeza какое-то ощущение оставляла от спортивности. Плюс, конечно, рокот мотора у нее остался. Японцы его оставили. Но ощущения исчезли от прежней Subaru Impreza .



Александр Кобенко : У меня ездил человек на этот тест.



Юрий Гейко : И вы ему больше верите, чем мне.



Александр Кобенко : Он примерно то же самое сказал, но немножко более радикально: что 1,5-литровая версия, безусловно, - это автомобиль, похожий на все Toyota и все, я не знаю, корейские Hyundai и Kia по своим качествам. То есть автомобиль предназначен для самого широкого круга покупателей, ничем не напоминает никакие раллийные истории. Но вот в 2-литровой турбоверсии все-таки по езде, в принципе, все практически осталось. Если вы умеете, знаете как, то вы сможете. Другое дело, что выглядит она тоже совершенно утилитарно.



Юрий Гейко : Но вывод такой. У меня осталось такое ощущение, что японцы, наработав себе имидж очень мощный на Impreza (я это же бестселлер Subaru )…



Александр Кобенко : Это культовый автомобиль.



Юрий Гейко : Культовый автомобиль, да, для тех, кто понимает. Наработав этот имидж, они решили на нем заработать. И стали тиражировать Subaru как бы уже в обычном автомобиле. Правильно?



Александр Кобенко : Да, абсолютно верно.



Юрий Гейко : И добавлю я еще к вопросу о товарности спортивных автомобилей. Что там говорить про Subaru , что говорить про BMW (кстати, BMW -328 тоже на спортивных делах заработала себе имидж)! «Москвич»! Я работал на АЗЛК в 70-е годы. Так вот, когда «Москвич» не выиграл супермарафоны Лондон-Мехико и Лондон-Сидней, как раз в 70-е годы, а просто дошел до финиша, его экспорт… Знаете во сколько стран шел «Москвич» с нашего завода? В 95 стран.



Вероника Боде : Потрясающе! А у кого же он должен был выиграть-то? Кто там еще участвовал?



Александр Кобенко : Там все участвовали.



Юрий Гейко : Все раллисты миры бьются за абсолютное первенство, за места.



Александр Кобенко : Не напрасно КАМАЗ регулярно участвует в Париж-Дакаре и побеждает. Для того чтобы держать марку, чтобы все видели, все знали. Иначе как о себе можно заявить?



Вероника Боде : В самом деле! С пейджера Николай Петрович пишет: «Господа, учтите, что нельзя говорить «мотор автомобиля» и «вес автомобиля», а следует говорить «двигатель автомобиля» и «масса автомобиля». Ясно, уважаемые специалисты?



Юрий Гейко : Спасибо за замечание.



Александр Кобенко : Спасибо.



Юрий Гейко : Но я считаю, что криминала в этом никакого нет.



Вероника Боде : Безусловно!



Александр Кобенко : Лев Михайлович Шугуров, наш старейший журналист…



Юрий Гейко : Патриарх!



Александр Кобенко : Да, ему не нравилось, когда говорили «движок». Вот с этим я соглашаюсь.



Смех в студии



Вероника Боде : А мне бы хотелось поговорить все-таки о проблемах безопасности на спортивных автомобилях. Юра бывший гонщик, Александр - крупный специалист по этой теме. Расскажите, пожалуйста, все-таки как на этих автомобилях обеспечивать безопасность. Должен ли водитель обладать какими-то особыми, усовершенствованными навыками, чтобы ездить на спорткаре? Или это всем доступно?



Юрий Гейко : Если мы говорим о серийных спорткарах, не гоночных, не тех, которые участвуют в соревнованиях, то средства безопасности на них такие же, как на обычном автомобиле. Если я ошибаюсь, Александр меня поправит. Те же подушки, те же ремни безопасности. Там нет дуг сварных.



Александр Кобенко : Да, это абсолютно тот же автомобиль, который не является спортивным. Абсолютно тот же набор.



Вероника Боде : А что касается навыков водительских?



Александр Кобенко : Навыки, мы об этом уже говорили, и я не устану повторять, что навыки нужны всем и даже тем, кто ездит не на спорткарах, а на простых автомобилях.



Юрий Гейко : Но к спорткарам надо осторожно относиться.



Александр Кобенко : Спорт кары – это особая история. И те, кто реально хочет и любит, ему кажется, что ему это нравится, это для него, то надо обязательно попробовать себя не на дороге, где ездят другие…



Юрий Гейко : А на площадке экстремального вождения.



Александр Кобенко : Да, в какой-нибудь школе, на кольце обязательно попробуйте и почувствуйте, что такое, на самом деле, спортивная езда, что такое езда на грани возможного, почувствуйте, что это такое, когда автомобиль тебя перестает слушаться. Вот это самое главное: когда человек разгоняется, куда-то поворачивает, тормозит. И часто наступает момент, когда автомобиль перестает управляться. Что происходит дальше – вот это самое интересное.



Юрий Гейко : Приближение к этой грани возможностей автомобиля – это и есть степень мастерства, собственно говоря.



Александр Кобенко : Способность управлять, ощущать эту грань и контролировать ситуацию.



Вероника Боде : А школ таких много, где можно обучиться езде на спорткаре?



Александр Кобенко : Есть такие школы.



Юрий Гейко : Их достаточно не только в Москве, но и по всей России, но к ним надо тоже осторожно относиться.



Александр Кобенко : По всей России – не знаю, но в Москве есть.



Юрий Гейко : В каждом крупном городе практически есть такая школа. Я достаточно ездил. Просто я бы хотел предупредить от того, что люди, заплатив сколько-то там тысяч рублей или долларов 500 или 600, заканчивают школу и считают, что им все позволено. Это далеко не так. Им показывают, подводят их за ручку к этой грани, после чего они должны не обольщаться насчет своего водительского мастерства слишком высокого, и быть осторожными.



Александр Кобенко : Лично я, например: я не спортсмен, считаю себя просто продвинутым водителем. Кроме нескольких школ, я прошел несколько этапов школы Audi Quattro Expirienс e . Это было два дня в Австрии, два дня в Германии, два дня в России. Это была неделя в Финляндии на замерзшем озере. Это было три дня на ринге, когда с профессиональными гонщиками мы так серьезно ездили. После всего этого я не считаю, что я что-то умею очень сильно и хорошо, но просто я умею - для того, чтобы просто ездить по дорогам! По нашим дорогам! Чтобы чувствовать себя спокойно и уверенно. Я не говорю ни о каких соревнованиях.



Вероника Боде : И еще мне бы хотелось поговорить об истории спортивных автомобилей: истории их появления, развития. Юра, прошу вас.



Юрий Гейко : История спортивных автомобилей - я уже цитировал английскую прессу - это где-то начало прошлого века, когда спортивных автомобилей не было, были гоночные. Кстати, великий Энцо Феррари начинал с того, что создавал автомобили для гонок. При этом дорожные автомобили Ferrari он создавал очень неохотно и только потому, что это надо было делать. Так вот, когда пошли победы в гонках, то бизнесмены поняли, что это очень ходовой товар. После этого стали делать просто автомобили с улучшенными характеристиками, о чем мы с Александром уже говорили, и выдавать их за спортивные автомобили. Потом у спортивных автомобилей был кризис очень серьезный, когда, в конце 60-х годов, американцы взялись по-настоящему за безопасность. Тогда все эти автомобили, казавшиеся красивыми: с хромированными бамперами, - оказалось, что когда на них повесишь резину, которую стали требовать американцы… Америка – это крупнейший рынок сбыта, кстати, для спортивных автомобилей тоже. Пока спортивные автомобили адаптировались, пока они вышли из кризиса, их расцвет начался где-то уже в начале 90-х годов, когда японцы создали эту бессмертную модель Mazda MX 5, которая получила бешеные, колоссальные продажи, - это была просто форсированная версия стандартного автомобиля. Вот так же и сейчас мы имеем спортивные автомобили как бы с улучшенными техническими характеристиками.



Александр Кобенко : Я думаю, что последние 10-15 лет, когда произошли вот эти кардинальные изменения в представлении о том, каким он все-таки должен быть для покупателя, и вот эта составляющая комфорта, - она резко усилилась. Вы говорили об истории Impreza , которая переживает такое развитие. Те же самые Ferrari – это совсем другие сейчас автомобили. Вы садитесь в Ferrari 430 – это великолепный автомобиль, великий автомобиль, я считаю. Там у вас на руле несколько настроечек. Вы включили рычажок - и спокойно едете по городу. Вы никуда не дергаетесь, машина не глохнет, как раньше можно было это видеть у мощных автомобилей. Она спокойно трогается, разгоняется. Выехали на кольцо, нажали на другой рычажок, и у вас настройки поменялись, и так далее. Так же и подвеска. Помягче она стала, пожестче – в зависимости оттого, что вам нужно. Все для потребителя, все для покупателя.



Юрий Гейко : При всем при том - совершенно роскошный интерьер.



Александр Кобенко : Интерьер итальянский.



Юрий Гейко : Нет неудобства спортивной тесноты, да?



Александр Кобенко : Да, безусловно. Есть автомобили и тесные. Это, что называется, на вкус и цвет… Кому-то же нравится так, что сел и ты ощущаешь все это боками, ребрами и так далее. Например, Porsche – это другой автомобиль. Porsche – это автомобиль, в котором нужно работать. Ты сел в автомобиль, и он тебе не прощает, не позволяет быть вальяжным, спокойным, расслабленным. Ты там должен работать. Он требует этого от тебя. Если нет, то взаимопонимания не будет и удовольствия тоже.



Вероника Боде : Как вы хорошо сказали – о взаимопонимании человека и машины!



Смех в студии



Юрий Гейко : Да, это совершенно так.



Александр Кобенко : Человек и машина… Да, машина требует. Не всякая машина тебя примет. Та же самая Impreza , особенно старых годов, - еще надо было заслужить ее уважение с тем, чтобы она тебе отдалась так, как это может сделать…



Вероника Боде : Очень поэтично рассказываете, ну просто очень!



Юрий Гейко : Спорт ивные автомобили – это поэма, конечно.



Вероника Боде : Скажите, а кто, в основном, все-таки ездит на таких автомобилях в России, в мире? В каких целях их используют: как показатель социального статуса, или это какие-то спортсмены?



Александр Кобенко : Вы не слышали историю - в Ницце, в Каннах, когда разбился автомобиль?



Юрий Гейко : Как же мы не слышали?!



Александр Кобенко : Ну, вот вы знаете, кто на них ездит.



Юрий Гейко : Американцы проводят много исследований. Они сделали вывод, что человек приобретает автомобиль, не похожий на него, а его дополняющий, как бы в противовес своему характеру.



Вероника Боде : Совсем интересно!


Наша программа подходит к концу. И на прощание - наша традиционная рубрика «Автобайки». Свою историю рассказывает автогонщик Владислав Барковский.



Владислав Барковский : Вообще, конечно, эти байки - они потом смешные, когда все благополучно кончается.


Было это в Риге, на трассе Бикерники. И был там такой гонщик Юк Рейнтам: мы с ним как бы начинающие гонщики были. На «формулах» все время как-то обращали друг на друга внимание, потому что мы все время на трассе были бок о бок, рядом. Очень у нас серьезная была борьба. И вот на одном из этапов чемпионата страны мы возглавили гонку. Я иду первым, он за мной буквально в трех метрах - на больших скоростях. Там очень скоростная дуга правая, потом крутой обратный поворот. Неслись, все внимание было сконцентрировано только на нашей борьбе. И он не может меня обойти, пытается все время, я ощущаю его дыхание как бы. Потом, машина примитивная. Без ремней безопасности мы ездили. Вообще, ужас! И у меня отлетает правое заднее колесо на этой дуге, где скорость под 200. И оно полетело через мою дугу мимо моей головы - мое колесо, которое я сразу не узнал. Правая дуга, правое колесо, нагрузка на левое… Я сначала подумал (было такое ощущение), что он меня не может обогнать, а обгоняет колесами. И оно пошло напрямую, а там впереди правый крутой аппендицит так называемый, поворот и, конечно, толпа зрителей. Зрители издалека видели, что летит этот сумасшедший снаряд, тяжелое заднее колесо. Они успели сделать как бы просеку. Оно туда проскочило, вылетело в город. Там стояли машины. Таксист какой-то приехал позевать на гонки. И как раз в это пустое такси врезалось так, что у того двери не открывались, стекло было разбито, фары.


А я, когда уже машина выровнялась, понял, что у меня нет колеса. Она упала на правую часть, и наждак такой был из-под меня метров 10 - асфальта и искр… А раньше шлемов таких не было интегральных, а был простой открытый шлем. Юку бедному досталось, потому что все летит в него. А меня носит по трассе. Я не понимаю, что происходит, но теперь понял, что это мое колесо было. И как-то чудом избежал… Зацепился, крутился и до зрителей не долетел буквально метров 5.


Ну, сел, как Буратино, уронивший золотой ключик. Сижу, переживаю: шел первым. Смотрю: стойка стоит, а колеса нет. И вдруг подходит таксист с милиционером. Таксист орет: «Вот он виноват! Я смотрел за ним, он не так, как все, ездит, он тормозит – у него огонь из-под колес! Он до того довел, что разбил мою машину!!!». Милиционер, на полном серьезе: «Ваши права водительские». Я говорю: «Ты знаешь, мы сумасшедшие люди, гонщики. Нас ведут сюда, как беркутов на охоту - в мешке. Потом мешок – раз – снимают, на трассу ставят, и мы несемся все, кто куда. Поэтому: вон там домик есть судейской коллегии. Там все права». Вот такая история была. Она очень смешная и запомнилась мне.



Вероника Боде : Рассказывал автогонщик Владислав Барковский.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG