Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Надо молиться, чтобы конфликт остался в политической плоскости»


Для многих соотечественников Михаил Саакашвили (здесь в виде чучела на митинге перед зданием парламента) давно перестал быть властителем дум

Для многих соотечественников Михаил Саакашвили (здесь в виде чучела на митинге перед зданием парламента) давно перестал быть властителем дум

Выдвинувший вчера серьезные обвинения против Михаила Саакашвили его бывший соратник Ираклий Окруашвили может опереться на серьезное недовольство действующей властью, накопившееся в грузинском обществе. Впрочем, вина самого Окруашвили в озвученных им правонарушениях не менее значительна, считает обозреватель Грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе:


- Окруашвили выдвинул очень серьезные обвинения против своего бывшего политического союзника. Они имеют под собой основания?


- Очень сложно говорить. Окруашвили входил в тройку приближенных к [Михаилу] Саакашвили людей, которые знали много больше государственных секретов, чем любые другие деятели из парламентского большинства или из близкого окружения Саакашвили. Ведь он был генеральным прокурором, министром внутренних дел, министром обороны, и все эти его обвинения более достоверны, чем высказывания или критика со стороны любого другого политического деятеля. Сенсационном было заявление о том, что Саакашвили приказал ему убрать Бадри Патаркацишвили, и что он арестовывал дядю Саакашвили, о котором нелестно отзывается грузинская пресса, которая считает его кем-то вроде серого кардинала. Что касается смерти Зураба Жвания и версии, что его тело было перенесено (перемещено с места его реальной кончины туд а , где его обнаружила полиция; эт у информацию по делу загадочной смерти бывшего премьера Окруашвили также подтвердил в своем интервью телеканалу «Имеди» – РС) , то было проведено журналистское расследование, и достоверно доказано, что это на самом деле было так.


- Случайно ли Окруашвили выступил в тот момент, когда Саакашвили уехал в Нью-Йорк?


- Нет. С Окруашвили, насколько я знаю, работают политтехнологи, и они подсказали, когда больнее бить Саакашвили - когда ты выступаешь на трибуне [Генеральной Ассамблеи]. Саакашвили, наверное, там будет говорить о достижениях в области демократии, прав, свободы и так далее, и эти обвинения будут очень сильно работать, это уже главная новость для многих СМИ. Если возьмем [только заявление Окруашвили о] Бадри Патаркацишвили, который близкий друг Березовского и Руперта Мердока, то это, конечно, будет транслироваться и в СМИ США. Так что он очень умело нашел момент.


- Позиции Саакашвили внутри Грузии заметно ослабли. Для кого-то он остался уважаемым президентом, но любимого прежде народом «Мишу» все чаще критикуют за нарушения демократических свобод и правил политической жизни; в грузинском обществе им недовольны. Можно ли сказать, что Окруашвили выражает настроения части грузинской общественности?


- Безусловно, такой расчет у Окруашвили имеется. Но во всех перечисленных вами поступках есть большая доля самого Окруашвили. Это он взрывал мосты и дороги в Южной Осетии, когда был там губернатором после революции. Это он арестовывал людей без суда и следствия и под залог отпускал, и это были миллионы долларов. Это он выгонял из министерства обороны без суда и следствия офицеров, которые при [ Эдуарде] Шеварднадзе начали службу, и не из-за мзды, не из-за корысти. Во многих этих беззакониях его доля очень большая. Сейчас такая ситуация в Грузии, что, наверное, неудобно ему задавать вопросы на этот счет, но когда-то, наверное, найдутся объективные люди, которые скажут: да, во время Саакашвили были злодеяния и нарушения, но в этом огромная доля господина Окруашвили.


- Кто стоит за бывшим министром? Он самостоятельная политическая фигура или его поддерживают крупные группы влияния в грузинском руководстве?


- Окруашвили делает основной упор на обиженных, их в Грузии очень много - это и старая элита, и уже новая элита. Это средний класс, который приобрел какую-то недвижимость во времена Шеварднадзе и у которого все это конфисковали (и это была грубейшая ошибка Саакашвили - без суда и следствия делать это, он лишь расширил круг своих противников). Окруашвили будет сейчас всячески стараться превратить этих людей в свою социальную базу.


- Что касается экономической базы, то он далеко не самый бедный человек в Грузии. В свое время Окруашвили имел долю и лоббировал очень доходный бизнес в телекоммуникациях и других сферах, в строительстве военных баз, на что шли большие деньги. Как пишет грузинская пресса, в бытность министром обороны он лично контролировал закрытый счет развития министерства обороны, к которому не имела доступа даже контрольная палата и другие финансовые органы ; оттуда потоком шли деньги на закупку вооружений и техники, которые были не очень приспособлены [к местным условиям]. Неоднократно писалось, что на это Окруашвили зарабатывал. Так что у него есть и социальная база, и финансовая.


- Когда политик делает такие жесткие заявления, создается впечатление, что он готов пойти до конца, и этот конфликт уже неразрешим обычными способами. Как эти тяжелейшие обвинения воспринимаются в контексте национальной политической культуры? Они же не помирятся?


- Уже не только не помирятся, сейчас, как мне кажется, все играют на опережение. Я не исключаю, что, когда вернется господин Саакашвили, будет отдан приказ о том, чтобы Окруашвили допросила Генеральная прокуратура. Я даже не исключаю, что он будет арестован, потому что буквально на днях арестовали его близкого соратника [экс] губернатора [области] Шида Картли Михаила Карели по обвинениям в том, что он брал там взятки. Аресты могут быть и в группе бизнесменов, которые финансировали и поддерживают сейчас господина Окруашвили. Постепенно круг вокруг него будет смыкаться ; Саакашвили будет всячески стараться с помощью министерства внутренних дел и Генеральной прокуратуры сделать Окруашвили одиноким в его борьбе. Ираклий Окруашвили тоже знает тактику действий господина Саакашвили, он был одним из его главных соратников. Он знает, как «ползти на дерево» (есть такая грузинская сказка), как можно добраться до власти в Грузии. К сожалению, туда добираются нечестным путем.


- Останется ли конфликт в чисто политической плоскости?


- Все зависит все-таки от того, как отреагирует на это Саакашвили. В недалеком прошлом у нас уже была ситуация, когда разрыв между бывшим министром обороны и президентом закончился гражданской войной, настоящим коллапсом и трагедией ; это вызвало потом углубление конфликт и в Абхазии, и в Южной Осетии. Так что сейчас надо молиться, чтобы это осталось в плоскости политической, как, между прочим, вчера это обещал господин Окруашвили.


XS
SM
MD
LG