Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тревожная ситуация в Мьянме (бывшей Бирме)


Программу ведет Кирилл Кобрин



Кирилл Кобрин : Из Мьянмы (бывшая Бирма) поступают самые разноречивые сообщения о ситуации в крупнейшем городе страны Янгоне. Правительственные войска и полиция применяют силу против участников мирных демонстраций против военной хунты. Протестующих пытаются оттеснить от главной святыни - пагоды Шведагон. В свою очередь, оппозиционеры заявляют о намерении организовать новый мирный марш - к дому лидера оппозиции, лауреата Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи, которая долгие годы находится под домашним арестом. В стране введен комендантский час. Полиция и войска блокируют главные святыни и монастыри Янгона.


Мировое сообщество внимательно следит за развитием событий в Мьянме, ООН и западные страны предупреждают военных, находящихся у власти в этой стране с 1988 года, о недопустимости применения силы против демонстрантов. Говорит представитель госдепартамента США Том Кейси:



Том Кейси : Мы продолжаем следить за событиями в Мьянме вместе с нашими партнерами в Азии, особенно теми, кто поддерживает отношения с этой страной. Главное не только действия США, а согласованные усилия мирового сообщества в целях добиться изменения политики властей Мьянмы и, прежде всего, проявление сдержанности в отношении протестующих.



Кирилл Кобрин : Вопрос о ситуации в Мьянме затрагивался и на проходящей в Нью-Йорке Генеральной Ассамблее ООН. На открытии Ассамблеи Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун сказал:



Пан Ги Мун : Мы снова призываем власти Мьянмы проявить чрезвычайную сдержанность, незамедлительно вступить в диалог со всеми сторонами конфликта, чтобы обеспечить процесс национального примирения, чтобы решить проблемы, волнующие народ Мьянмы.



Кирилл Кобрин : Это был генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун.


Протесты в Мьянме начались несколько недель назад. Поводом для них стало объявленное властями резкое повышение цен на топливо. В протестах с самого начала активно участвовали буддийские монахи - особенно после того, как власти применили силу против некоторых из них. Сейчас десятки тысяч монахов участвуют в оппозиционных маршах. О том, почему они играют столь важную роль в нынешних событиях, и о месте буддизма в бирманском обществе я побеседовал с известным российским специалистом по Бирме, профессором Восточного факультета Петербургского университета Рудольфом Янсоном.


Первый вопрос, который я задал ему, был таков: как получилось, что последователи религии, основанной на радикальной идее иллюзорности окружающего нас мира, к тому же - монахи, оказались так вовлечены в политическую борьбу?



Рудольф Янсон : Вообще, монахи очень тесно связаны с населением. В общем, это не отшельники, отнюдь. Это часть населения, но они по буддистским верованиям на другой ступени на пути к достижению нирваны, то есть отрешения от всего и прекращения круга перерождения и так далее. Но все заботы, конечно, народа они также очень близко воспринимают. Они отнюдь не отрешены абсолютно от реальной жизни. Кроме того, монахи - это не очень постоянная категория. Потому что очень много людей уходят в монахи на недолгое время. Как раз сезон дождей, который там сейчас, это время, когда сельское хозяйство сейчас стоит. В это время как раз большое количество народа уходит в монастырь. Так что, там среди этих монахов вполне может быть и большое количество людей цивильных.


А что касается непосредственно волнений. Они бывают с некоторой периодичностью. Раз в 10, 20 лет были всегда в Мьянме (она же Бирма) такие волнения, которые приводили или не приводили к коренным политическим каким-то изменениям. Вот последнее событие - это 1988 год, который привел к очень серьезным политическим и экономическим изменениям. Такой застойный образ жизни, когда что-то долго не меняется, вот он и приводит. В Бирме так и было всегда. Как это повернется сейчас? Будет ли там кровавая бойня или же нет? Сказать очень трудно, потому что военные просто так не могут отдать власть. Потому что там с ними очень сурово расправятся. Они уже очень надоели своим многолетним правлением.



Кирилл Кобрин : А какое место занимает буддизм в бирманском общественном сознании?



Рудольф Янсон : Очень, очень большое. Есть даже такое у классика, одного английского исследователя, работа которого о Бирме считается лучшей из всех иностранных работ о Бирме, она начинается словами: "Если спросить бирманца, какой он национальности, он скажет - я буддист". Буддизм играет очень важную роль в Бирме. Конечно, абсолютно все без стеснения признают, что они буддисты. И посещение монастырей и пагод - это обязательное воскресное мероприятие. А периодический уход в монастыри с бритьем головы, с одеванием тоги и так далее - это тоже фактически обязательный ритуал для всех, в том числе очень высоких госслужащих. Это такая по-настоящему традиционно буддистская страна. Одна из немногих уже, кстати, оставшихся.



Кирилл Кобрин : Рудольф Алексеевич, а какая ветвь буддизма распространена в Бирме?



Рудольф Янсон : Северная, настоящая, Хинаяна "Малое колесо". Это классический буддизм, который в Индии возник. Вот Китай и Тибет - это другое уже, а это классический буддизм. Это, значит, Таиланд, Лаос, Непал и Цейлон, конечно, Шри-Ланка. Вот это страны, в которых еще буддизм считается чистый, классический. Он, конечно, с местными вкраплениями, но, в общем, это настоящий, первоначальный буддизм.



Кирилл Кобрин : Но ведь считается, что ХинАяна, которую называют «Малым колесом», или «Малой колесницей», менее открыта наружу, в мир за пределами мира буддийских отшельников и монахов, чем МахАяна, «Большое колесо»?



Рудольф Янсон : Нет, нет, нет. Там, конечно, если вы хотите стать монахом, то определенные условия вам ставятся. А, вообще, любой человек в любую минуту может становиться монахом. И они абсолютно терпимы ко всем другим религиям тоже. В буддизме нет ничего антагонистического. Так что, это, прежде всего, не воинственная, а открытая религия, в отличие от Махаяны, "Большой колесницы", которая в Тибете, в частности. Это очень закрытый буддизм. Туда уже трудно проникать. А эта очень демократичная, очень открытая религия.



Кирилл Кобрин: Но были ли случаи - до нынешних событий - когда буддийские монахи играли ключевую роль в политических событиях в Бирме? Насколько важно было их участие, скажем, в борьбе за бирманскую независимость от Британии?


Рудольф Янсон : Нет, ключевую не могу сказать, хотя были монахи, которых преследовали, которые жертвовали жизнью в период борьбы с англичанами. Конечно, это дело гражданских лиц. Другое дело монахи. Их поддерживали всегда все-таки.



Кирилл Кобрин : Я беседовал с известным российским специалистом по Бирме, профессором Восточного факультета Петербургского университета Рудольфом Янсоном.




XS
SM
MD
LG