Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какова процедура работы Центральной избирательной комиссии


Программу ведет Андрей Шарый . Принимает участие эксперт в области избирательного законодательства Леонид Кириченко .



Андрей Шарый: О процедуре работы Центральной избирательной комиссии, то место, которое занимает ЦИК в процессе выборов в сегодняшней России, я беседовал с независимым экспертом в области избирательного законодательства Леонидом Кириченко.


Вот мы с вами, например, лидеры партии, которые предоставляют избирательные списки в Центральную избирательную комиссию. Что там за данные содержатся?



Леонид Кириченко: Ой, данный очень много. Не стоит на них обращать внимания. Даже термин, который вы используете, неправильный. Это не избирательные списки, это списки кандидатов. А избирательные списки, списки избирателей - это то, что на избирательных участках проверяются, люди расписываются за получение бюллетеней. Просто все используют неправильный термин.



Андрей Шарый: Какие данные там указываются? Какой кандидат, например, может быть, не допущен к выборам? Почему?



Леонид Кириченко: Там столько волокиты и бумаг, что пример я приведу просто Скуратова. Вот он не указал, что он профессор. Тоже самое может повториться по любому поводу. Самые опасные люди просто не попали в списки, их даже проверять не надо - ни Рыжков, ни кто-нибудь еще.



Андрей Шарый: Технический объем очень большой проверки данных, которые указываются о каждом кандидате?



Леонид Кириченко: Это финансовые документы, имущество и прочее. Все проверяется даже не избирательными комиссиями, а рассылаются в организации, которые обеспечивают эту проверку.



Андрей Шарый: Потом что происходит?



Леонид Кириченко: Те партии, которые сидят в Думе, залога не вносят, подписи не собирают, а которые не прошли, имеют право либо залог внести, либо собрать подписи, но после того, как их зарегистрируют.



Андрей Шарый: И потом еще у Центральной избирательной комиссии остается право отвергнуть их?



Леонид Кириченко: Конечно. Она проверяет, во-первых, подписи, а, во-вторых, подлинники документов, то есть соответствуют ли указания кандидата о себе правде.



Андрей Шарый: Сейчас Центральная избирательная комиссия играет какую-то центральную роль в организации процесса выборов, как вы считаете?



Леонид Кириченко: Теперь только она и играет. Были одномандатные округа. Половина Думы избиралась на местах, то есть там комиссия проверяла документы и прочее. ЦИК рапортовала только после всех процедур.



Андрей Шарый: Получается, что объем работы, также как объем полномочий, у Центральной избирательной комиссии увеличился по сравнению с прежним избирательным циклом?



Леонид Кириченко: Мы говорим в два раза. Потому что раньше она обслуживала половину Думы, а теперь целиком и полностью.



Андрей Шарый: Какие пункты или положения избирательного законодательства вызывают в связи с работой Центральной избирательной комиссии самое большое беспокойство?



Леонид Кириченко: Очень много. Власть к фальсификации выборов подготовилась замечательно. И еще теперь проявляется не только законодательно, но и на местах. Допустим, Чуров выступил с инициативой, что если кто-то хочет голосовать против всех, пусть он опустит чистый бюллетень. Опытные избиратели рассмеялись, потому что чистый бюллетень, если поставить палочку против нужной партии, он превращается в бюллетень, поданный за эту партию. Палочку может поставить любой член комиссии при подсчете голосов. Тогда он изменил точку зрения. Если бюллетень перечеркнуть, тогда он будет считаться поданным против всех. Это ложь. Потому что в законе четко написано, что бюллетень будет считаться недействительным только тогда, когда стоят более одной галочки именно в квадратиках. А что написано - бранные слова или какие-нибудь другие на бюллетене - не имеет никакого значения. Если будут пометки в двух и более квадратах, то сделать его бюллетенем действительным нельзя, но его можно засчитать таковым. Потому что в закон вложена удивительная норма, что после ухода наблюдателей, комиссия вправе переписать протокол заново с данными улучшенными и исправленными под предлогом того, что при прежнем подсчете была допущена ошибка. Закон очень предусмотрителен, но он говорит, что показывать эту ошибку комиссия никому не обязана. Она сама решает - показывать, что была ошибка, а может и не показывать. Вскрывать эти конверты и бюллетени можно только по решению суда, либо вышестоящей комиссии. Вы сами понимаете, что если подсчет был политически правильный, то такого решения не будет принято.



Андрей Шарый: Есть ли какой-то согласно закону контроль, надзирающий орган, за Центральной избирательной комиссией или нет?



Леонид Кириченко: Никакого! Закон написан так, что ни за какие правонарушения Центральную избирательную комиссию распустить нельзя. Никто не в праве обратиться в Верховный суд за роспуском Центральной избирательной комиссии.



Андрей Шарый: А существуют ли какие-то законодательные возможности у российской общественности, скажем, наблюдателей как-то контролировать работу Центризбиркома или это тоже невозможно?



Леонид Кириченко: Они в последнем законе выбросили всех наблюдателей, кроме представителей только тех партий, которые есть в бюллетене.




XS
SM
MD
LG