Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Демократы в Конгрессе США: почему политика по отношению к Ираку останется прежней


Ирина Лагунина: На прошлой неделе сторонники сокращения американского военного присутствия в Ираке потерпели поражение в Конгрессе. Даже относительно скромная поправка к закону об ассигнованиях на оборону не собрала необходимого квалифицированного большинства. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Лидеры Демократической партии и антивоенные организации США рассматривали середину сентября как рубеж, на котором им предстояло добиться решительного изменения стратегического курса в Ираке. Эту дату Конгресс определил как контрольный срок – командующий силами коалиции в Ираке генерал Дэвид Петреус должен был доложить законодателям о положении дел и дать свои рекомендации. Генерал доложил, что успехи налицо, хотя и не так значительны, как ожидалось. Демократы встретили это заявление скептически. Сенатор Хиллари Клинтон.



Хиллари Клинтон: Мы опять видим на экранах наших телевизоров Усаму бин Ладена, который, по сути дела, издевается над нами. Недавно появились сообщения о раскрытом в Германии террористическом заговоре против американских объектов, участники которого прошли подготовку в Пакистане. И нас слабо утешает тот факт, что вдохновитель массовых убийств по-прежнему на свободе, не пойман и не убит, и что Талибан и аль-Кайда возрождаются в Афганистане. <…>


Опрос общественного мнения в Ираке, проведенный по заказу телекомпаний Эй-Би-Си, Би-Би-Си и Эн-Эйч-Кей, результаты которого опубликованы 10 сентября, показывает, что иракцы твердо настроены против американской оккупации, что большинство иракцев не удовлетворено условиями жизни в Ираке, деятельностью национального правительства и что в стране растет негативное отношение к роли США. От 65 до 70 процентов иракцев говорят, что эскалация военных операций расшатала, а не укрепила безопасность, 47 процентов хотят немедленного вывода американских войск, подавляющее большинство недовольно электроснабжением, положением на рынке труда и состоянием здравоохранения.



Владимир Абаринов: Член Палаты представителей Илеана Рос-Лентинен назвала позицию демократов капитулянтской и провела историческую параллель.



Илеана Рос-Лентинен: Создание жизнеспособного, стабильного представительного государства, экономически перспективного, обеспечивающего политическую свободу своим гражданам – вот ключевой элемент нашего стратегического подхода к войне против исламских вооруженных формирований. И радикальные исламисты рассматривают такой развитие событий как величайшую угрозу для себя. Именно по этой причине исламистские джихадисты включая Аль-Каиду препятствуют созданию таких институтов в Ираке. Радикальный ислам видит в Ираке передовую линию своей войны против свободы. Враги нарождающегося иракского представительного государства – это враги демократии повсюду в мире. Они и наши враги тоже. Не стоит обманываться и верить в то, что нам удастся умиротворить противника. Умиротворять уже пытались в прошлом – с катастрофическими последствиями. Чемберлен искренне верил, что он выторговал «мир для целого поколения» ценой выгодной, по его мнению, сделки за счет «далекой страны, народ которой ведет внутренний спор, о котором в Англии ничего не знают». Тем самым Чемберлен лишь обеспечил появление гораздо более страшной угрозы.



Владимир Абаринов: Президент Буш обратился к нации с призывом поддержать его курс в Ираке.



Джордж Буш: В Ираке союзник Соединенных Штатов борется за выживание. Террористы и экстремисты, которые ведут войну против нас по всему миру, стремятся свергнуть иракское правительство, установить свое господство в регионе и атаковать нас здесь, на нашей территории. <…>


Этот союзник верит в Соединенные Штаты. И сегодня наш моральный и стратегически й долг ясен: мы должны помочь Ираку нанести поражение тем, кто угрожает его будущему и нашему будущему тоже.



Владимир Абаринов: От имени демократов президенту ответил сенатор Джек Рид.



Джек Рид: Мы намерены исполнить свой конституционный долг и существенно изменить наше военное присутствие в Ираке. Мы просим американцев доброй воли и любой партийной принадлежности объединиться с нами во имя исторической цели – восстановления военной мощи и безопасности Соединенных Штатов. Я призываю президента прислушаться к мнению американского народа и работать вместе с Конгрессом, чтобы начать возвращать наших солдат домой и проводить новую политику, которая действительно будет стоить наших жертв.



Владимир Абаринов: Последние опросы показали противоречивую картину в отношении американского общества к иракской проблеме. Согласно одному из них, 59 процентов американцев против 34 полагают, что суд истории «признает иракскую войну полным или частичным провалом». В то же время, по данным другого опроса, 43 процента позитивно восприняли доклад генерала Дэвида Петреуса и только 38 – негативно.


На прошлой неделе демократы приступили к исполнению своего плана. Конгресс не имеет права вмешиваться в управление войсками – это компетенция главнокомандующего, то есть президента. Но Конгресс распоряжается финансами, а на повестке дня в Сенате как раз находится законопроект об ассигнованиях на оборону на 2008 финансовый год. Фракция демократов внесла ряд поправок к закону. Наилучшие шансы были у поправки, согласно которой продолжительность побывки солдата на родине должна быть не короче времени, которое он отслужил в Ираке или Афганистане – только после этого его можно послать обратно в «горячую точку».


Министр обороны Роберт Гейтс созвал по этому поводу специальный брифинг.



Роберт Гейтс: В Ираке перед нами по-прежнему стоят серьезные проблемы. Кровопролитие, в котором страдают как иракцы, так и американцы, остается ежедневным источником скорби. Реконструкция страны, создание демократического государства – нечто новое для страны с 4000-летней историей. Дело продвигается медленнее сложнее, чем нам хотелось бы. Отчасти это происходит вследствие допущенных нами ошибок, отчасти – это наследие иракской истории и культуры.



Владимир Абаринов: Министр обороны назвал поправку совершенно неприемлемой и заявил, что если она пройдет в Сенате, он будет рекомендовать президенту воспользоваться правом вето.



Роберт Гейтс: Кое-кто говорит, что стратегия Петреуса замедляет вывод наших войск, что мы должны выводить их быстрее. Чтобы каждый из нас ни думал о том, почему мы оказались в Ираке и почему до сих пор там, я уверен, что верное понимание происходящего и последствий ложного взгляда имеет критически важное значение для Америки. Я уверен, что наше военное командование, включая блестящего командующего в Ираке, обладает наилучшими возможностями и квалификацией для того, чтобы помочь нам увидеть реальную картину.


И последнее. Президент Буш – уже седьмой президент, под началом которого я работал за более чем 40 лет своей карьеры. У меня нет никакой особой цели в этой войне, и мне нечего скрывать. Все, что я сказал сегодня – это мои действительные убеждения. Я уверен, что этот план отвечает долгосрочным интересам безопасности Соединенных Штатов и американского народа.



Владимир Абаринов: Начальник Объединенного штаба Вооруженных Сил США генерал Питер Пейс объяснил журналистам, что позиция Пентагона основана на простом подсчете.



Питер Пейс: Это вопрос чистой арифметики. Возьмем для примера лишь один сегмент, наземные силы. В настоящее время у нас 20 пехотных бригад в Ираке и три в Афганистане. Получается 23. А всего у нас в Сухопутных силах 38 бригад. Формируются еще 10, в сейчас готовы к выполнению боевых задач 38. Плюс 8 аналогичных подразделений Корпуса морской пехоты. Итого мы имеем 46 бригад сухопутных сил и морской пехоты. Задействованы в Ираке и Афганистане 23. Если в ходе ротации они будут 12 месяцев находиться в зоне боевых действий, а 12 отдыхать на базах дома, то при таком графике, даже если мы задействуем бригаду, дислоцированную в Косово, и бригаду, дислоцированную в Корее, у нас все равно появятся проблемы. Поэтому у нас сухопутные силы 15 месяцев служат в горячей точке и 12 дома, морская пехота – соответственно 7 и 6 месяцев. Это только один пример того, как тщательно подогнаны эти цифры.



Владимир Абаринов: В Сенате поправка стала предметом острых дебатов.


Говорит один из ее авторов - республиканец Чак Хейгел.



Чак Хейгел: Этот вопрос безусловно находится в компетенции Конгресса Соединенных Штатов. Мы можем не соглашаться друг с другом относительно тактики и стратегии – так оно и должно быть в демократическом обществе. Но не будем обманываться по поводу нашей ответственности. Были военные, которые еще до нашего вторжения в Ирак предупреждали, что эта операция потребует сотен тысяч американских солдат.


В результате перед нами стоит задача, решить которую мы в не состоянии имеющимся в нашем распоряжении личным составом.


И как же отвечает администрация? Продолжает перемалывать людей, которые сражаются и погибают. Мясорубка продолжает работать, потому что у нас нет выбора. Нам что, отправлять туда бойскаутов на выходные?


Откуда возьмутся дополнительные силы? Кто говорит от имени солдата? Вы только требуете от него все больше и больше. Вы взваливаете на него все более тяжкий груз. И генерал Петреус, и другие наши прекрасные командиры говорят, что военного решения в Ираке быть не может. Они знают это лучше, чем кто бы то ни было. Единственно возможное решение – это политическое примирение. Стало быть, давайте поможем иракцам, предоставим им больше времени, чтобы они договорились между собой, мясорубка пусть поработает еще. А что тем временем происходит с наших обществом, с нашей страной, с нашими вооруженными силами? Ведь уйдут годы на их восстановление, как это было после Вьетнама, когда генерал Шварцкопф, генерал Пауэлл, другие отличные генералы годами создавали то, что было разрушено Вьетнамом.


Эта поправка – очень скромный шаг по направлению к ясному мышлению. Это важный шаг, рациональный. В нем есть хотя бы немного человечности. Если мы не сделаем этот и другие шаги, последствия будут крайне тяжелыми.



Владимир Абаринов: Его оппонент – республиканец Джон Маккейн. Он возражает соавтору поправки демократу Джиму Уэббу.



Джон Маккейн: У меня нет сомнений в искренности сенатор Уэбба и в том, что его действительно тревожит положение наших солдат в Ираке и их семей. Я разделяю эту тревогу, и я знаю, что ее разделяют все члены палаты. Но позвольте мне сказать совершенно ясно: поправка сенатора Уэбба – отнюдь не лакмусовая бумажка для определения степени заботы о солдатах. Было бы прекрасно, если бы перед нами стоял такой простой выбор. Я утверждал и утверждаю: поправка принесет больше вреда, чем пользы, и потому не должна пройти в Сенате.


Почему мы снова обсуждаем это предложение? К сожалению, причина очевидна, она сформулирована в номере Нью-Йорк Таймс от 15 сентября. Авторы статьи пишут о поправке Уэбба как о попытке «зайти с черного хода», чтобы повлиять на военные решения. Вот для чего нужна эта поправка.


Я говорю своим коллегам и буду повторять это снова и снова: нынешняя стратегия президента работает. Если вы хотите, чтобы наши солдаты вернулись, поддержите нынешний курс, курс, который приносит успехи. Не надо говорить, что вы поддерживаете военных, но не поддерживаете их миссию.



Владимир Абаринов: Ему отвечает Джим Уэбб. Важно отметить, что он, как и Хейгел с Маккейном – ветеран Вьетнамской войны.



Джим Уэбб: Сенатор от Аризоны, возможно, верит в то, что следствием принятия поправки будет изменение стратегии в Ираке. Он также отметил, что нельзя оказывать поддержку войскам и в то же время не поддерживать их политическую миссию. Не думаю, что это верно. Я полагаю, в американском обществе, если ты считаешь, что политическая миссия идет в ложном направлении, ты можешь ставить ее под сомнение. Я уверен, что такое право есть и военных.


Поправка преследует узкую цель: она не решает вопрос, работает ли нынешняя стратегия; она решает вопрос снабжения операции войсками.


Где пролегает грань? А что если администрация примет решение направить в Ирак все американские вооруженные силы и держать их там до тех пор, пока не кончится война? Что должно произойти, чтобы Конгресс пришел к выводу, что политика исполнительной власти нарушает баланс ветвей власти? Это очень умеренная поправка.


Перед нами регион, находящийся на грани хаоса. У нас нефть стоит уже 82 доллара за баррель. У нас проблемы с турками, которые когда-то были нашей самой надежной опорой в регионе, а теперь они откровенно критикуют нас и жалуются на подрывную деятельность курдов, исходящую из курдских районов Ирака. Нам необходимо заручиться поддержкой саудовцев. Мы должны заниматься иранской проблемой. Единственный способ делать все это на постоянной основе – это наступательная дипломатия.



Владимир Абаринов: И снова Джон Маккейн, который выходил на трибуну за три дня дебатов полтора десятка раз.



Джон Маккейн: Эта поправка имеет значение водораздела. Мы должны отклонить ее. Мы должны быть уверены в том, что наши мужественные военнослужащие имеют больше возможностей одержать победу и с честью вернуться домой. Мы все желаем их возвращения. Мы не хотим еще раз увидеть военных, потерпевших поражение. Перенапряжение, усталость, но не поражение – вот наши солдаты сегодня. Поправка Уэбба способна легко поставить их на грань поражения.



Владимир Абаринов: В итоге поправка все же не прошла. Она собрала 56 голосов, в том числе голоса шести республиканцев. Но необходимо было собрать квалифицированное большинство – 60 голосов. Стратегический курс в Ираке остается прежним.



XS
SM
MD
LG