Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Передать власть с миром. Первая президентская компания в США


Эдвард Ларсон «Великолепная катастрофа: бурные выборы 1800 года — первая американская президентская избирательная кампания»

Эдвард Ларсон «Великолепная катастрофа: бурные выборы 1800 года — первая американская президентская избирательная кампания»

В пылу предвыборный борьбы, когда кандидаты обмениваются выпадами, легко забыть, что самое важное в этой политической схватке не участники, а ее результат — мирная передача власти. Сегодня, на третьем веку американской демократии, это кажется само собой разумеющимся. Но на заре Америки именно этот аспект в жизни молодой республики казался, да и был решающим. Многие историки считают, что подлинным и окончательным триумфом революции стали выборы 1800-го года, когда впервые власть в стране перешла не к преемнику, а к противнику, сопернику, политическому врагу. Истинная победа демократии заключалась в том, что проигравшая сторона признала поражение и отдала власть оппоненту, а победитель ею поделился, не став мстить. Только после выборов 1800 года философы и политики Старого Света признали, что за океаном родился иной способ сосуществования людей в обществе.


О судьбоносных выборах 1800 года рассказывает книга историка Эдварда Ларсона, которую представит корреспондент Радио Свобода Марина Ефимова.


Edward Larson. A Magnificent Catastrophe: The Tumultuous Elections of 1800, America’s First Presidential Campaign — Эдвард Ларсон «Великолепная катастрофа: бурные выборы 1800 года — первая американская президентская избирательная кампания»


1800 год. Америка. Канун президентских выборов, чрезвычайно необычных — с двумя конкурирующими кандидатами, принадлежащими к двум разным политическим партиям. Это — новшество, которое одних волнует, других раздражает. Дело в том, что после окончания Войны за независимость американцы дважды (в 1788 и в 1792 годах) избирали президентом Джорджа Вашингтона, который не только ни с кем не конкурировал, но даже мог бы стать королем, если бы не его республиканское благородство. В третий раз (в 1796 году) американцы выбирали уже между двумя кандидатами: Джоном Адамсом и Томасом Джефферсоном, но это были два отца-основателя, друзья и соавторы Декларации независимости. Когда на три голоса больше досталось Адамсу, Джефферсон просто стал его вице-президентом. Наличие партий все изменило. Теперь те же Адамс и Джефферсон были уже не соратниками, а противниками. В рецензии на книгу «Великолепная катастрофа» критик журнала The New Yorker Джил Лепор (Jill Lepore) рисует портреты обоих кандидатов — федералиста Адамса и республиканца Джефферсона — с точки зрения тогдашнего «среднего американца» (фермера, охотника, лавочника):


Адамс. Выпускник Гарварда, юрист, дипломат, вице-президент при Вашингтоне в течение двух сроков. Уважаемый президент Академии Наук, спорщик, человек маленького роста, уродливый, вспыльчивый, образованный и провинциальный. В 1798 году подписал «Закон против подрывной деятельности», который, по мнению одних, разрешал кого угодно бросить за решетку, а по мнению других — давал защиту от анархистов.


Джефферсон. Бывший губернатор Вирджинии и посол во Франции, госсекретарь при Вашингтоне. Выдающийся мыслитель (президент Философского общества), талантливый стилист (автор текста Декларации независимости), непреклонный борец за свободу, рабовладелец, безутешный вдовец (по слухам делит ложе с одной из рабынь). Высокий, интересный, работящий, подверженный настроениям, артистичный, но без чувства юмора. Категорически против «Закона о подрывной деятельности». Космополит и атеист.


Вот и выбирайте: ни вам президентских дебатов, ни гениальных менеджеров предвыборных кампаний, ни интервью, ни веб-сайтов, ни телереклам, ни миллионных трат. В те времена самореклама еще считалась безвкусицей и бестактностью. Ознакомиться с идеями кандидатов можно было, прочтя их труды: например, три тома «В защиту Конституции Соединенных Штатов» Адамса или «Суммарный обзор прав граждан Британской Америки» Джефферсона. Если же у граждан не было времени составить собственное мнение, то к их услугам были мнения 250-ти (!) газет — открыто и демонстративно партийных.


Президент Адамс, — писала газета партии Джефферсона, — это значит, что все останется так, как было. Президент Джефферсон — это значит, что все будет по-новому». Газета партии Адамса давала СВОИ лозунги: «Президент Адамс — это значит: с нами Бог и религиозный лидер. Президент Джефферсон — это значит: только Джефферсон. И никакого Бога.


Адамса шокировали подобные вещи: «Какое дело публике до веры Джефферсона!», — говорил он, а в письме к самому Джефферсону, с которым они по-прежнему оставались друзьями, писал: «Выборы, мой дорогой сэр, вызывают у меня ужас». Джефферсон был лукавей и говаривал: «пресса — мотор выборов», но при этом сам категорически не желал иметь с ней дела. А пока они деликатничали, журналисты перемывали им кости с такой страстью, что один, Джеймс Каллендэр, согласился сесть на девять месяцев в тюрьму за клевету, — лишь бы обругать Адамса. Даже Александр Гамильтон, один из отцов-основателей, пытался подбить сенатора Джея сжульничать — в пользу Адамса. Но честный Джей отказался.


Автор книги «Великолепная катастрофа» историк Ларсон пишет о выборах 1800 года с редкой увлекательностью и со множеством деталей, но вот чего, по мнению рецензента, все же недостает в книге:


Ларсон убедительно доказывает, что выборы 1800 года знаменовали рождение двухпартийной демократии. Но окончательный, подробный анализ этих выборов еще не написан — может быть, потому, что оба кандидата в президенты были такими огромными фигурами, что они заслонили собой избирателей.


Любопытно, что мудрые отцы-основатели Соединенных Штатов не предусмотрели в Конституции образование политических партий, которые они единодушно считали злом. Джордж Вашингтон в прощальной речи предупредил сограждан об «отравляющем эффекте партийного духа» в политической жизни страны. Даже Джефферсон, до того, как возглавить оппозицию федералистам Адамса, говорил: «Если в рай пускают только вместе с партией, я лучше откажусь от рая». Кроме образования двухпартийной республики, выборы 1800 года имели и другую, пожалуй, главную особенность. Она сформулирована в письме, написанном в день инаугурации президента Джефферсона женщиной по имени Маргарэт Смит:


Я сегодня стала свидетельницей одной из самых интересных сцен, которые довелось наблюдать свободному человеку. Смена правительства, которая почти в любой стране, в любую эпоху сопровождалась хаосом, насилием и кровопролитием, в нашей стране прошла без единого признака разрушения или беспорядка. Мы — счастливчики.


Томас Джефферсон сформулировал этот феномен так: «Если среди нас есть человек, который хочет разрушить Союз или отвергнуть республиканскую форму правления, не трогайте его. Пусть стоит без помех — монументом безопасности в обществе, где к ошибочным мнениям относятся терпимо, потому что в этом обществе с ошибками борется разум».


Эдвард Ларсон «Великолепная катастрофа: бурные выборы 1800 года — первая американская президентская избирательная кампания»


XS
SM
MD
LG