Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Письмо из Белоруссии: «Я, русский патриот в Минске, жду решающего кризиса в Белоруссии. Электорат Лукашенко обвинит его в порче отношений с Россией. Выдвинется некий политик, пусть и популист, но пророссийский, и тогда Белоруссия ещё долго не сможет мечтать о Западе. Ею овладеет российский капитал, а Евросоюз скалой застывшей магмы остановится на восточной границе Польши и Балтии… Главное сейчас – пожёстче прижать нас ценами на газ и сокращением закупок нашего продовольствия. Нам, русским в Белоруссии, не Лукашенко был важен, а его тупиковый курс. Убогость белорусской государственной идеи беспрецедентна. Минск ведёт войну на два фронта. Он ругает «империализм США» и «сырьевой империализм главаря олигархов и врага славян Путина». В то же время слово в слово повторяются нападки российской пропаганды на Эстонию, которая не чтит «подвиг советского солдата». Ясное дело, что сегодня, под боком у Европы, на таком утопическом винегрете невозможно создать полноценную страну. И слава Богу, Анатолий Иванович, хотя вы со мной и не согласны! Мы давно поняли, что у Лукашенко и в мыслях не было вернуть Белоруссию в России. Но это совершит его дремучая совковая политика. Невежественный самодур, он тринадцать лет делал великое дело: вместо обычного самодостаточного европейского государства, строил нечто под себя, под свои капризы. Получилась республика Лукашусь, которую населяют лукашусы, живущие по канонам передового совхоза времён Машерова-Брежнева. Кучма, что бы о нём ни говорили дураки, утвердил Украину на том же рыночном фундаменте, на котором стоят все новые члены Евросоюза. А наш Бацька создавал не государство, а лукацарство, не нацию, а лукацию, не экономику, а луканомику. Вижу, Анатолий Иванович, вижу скорую развязку! Всё складывается хорошо. Белорусский Емеля-обыватель мечтает на своей печи о Зюганове в Кремле. Ну, никак не может своим сельским умом осознать новую Россию! Тем быстрее, ошеломлённый неожиданным для него крахом луканомики, он кинется к Москве. Она скажет: «Ну, что ж, иди в мою казарму, болван, да живи за моим наказом, раз своего ума Бог не дал!». И заметьте, Анатолий Иванович: превращение Белоруссии в протекторат России будет полезно для белорусов и не ущемит их гордости», - уверен автор этого письма, русский патриот из Минска.
Знаете, что я скажу вам, дорогой? Всё может так и получиться, как вы ожидаете. Но не исключено, что возникнут некоторые затруднения. На одно из них вы помимо своей воли указали в своём письме. Что, если Москва и в самом деле заговорит с белорусом так, как написано у вас: «болван», «живи за моим наказом», «своего ума Бог не дал»?! Может она так заговорить в приступе злорадного великодушия? Во всяком случае, этому языку ей не придётся учиться… И вы уверены, что «Емеля» это стерпит? Ничего невежливого не скажет в ответ? Ничего неожиданного для вас не учинит?

«Как хорошо, Анатолий Иванович, что вы далеко от наших правителей-мучителей! – говорится в следующем письме. – Как хорошо, что у них руки коротки запретить вам читать наши письма. Как хорошо, что вы не только читаете наши письма, но и отвечаете нам. В России никто никому на жизненные вопросы не отвечает. Вот смотрите, что происходит. Одни пляшут и поют, а другие концы с концами не сводят. Неужели те, кто залез повыше, думают, что нам очень приятно рассматривать их искусственно надутые попы и сиси, которые они выкатывают в газетах и журналах? Неужели они считают, что мы с большой радостью узнаём, где они загорают, на каком побережье покупают себе дворцы? Неужели старая старуха Пугачёва или страшная Аллегрова думают, что они умиляют нас своими миллионами и спутниками школьного возраста? Я понимаю, почему их выставляют на продажу. Не детей же показывать оборванных и голодных. Конечно, горько, что мы своими пенсиями покрываем гулянки Пугачёвых и Абрамовичей. Но не думайте, Анатолий Иванович, – не сводится наша жизнь к пересудам и зависти. Мы хотим нормально жить. Такого разгула обмана, грабежа никогда не было. Куплены все – и судьи, и адвокаты. Мы подавлены и раздражены. Мы хотим, чтобы президентом у нас был такой человек, который думал бы о народе, а не только о себе и тех, кто рядом мельтешит, как сегодня. Но нас не спрашивают и не спросят. Да и кто из нас может сказать, как говорит американец своему президенту: «Это моя страна, я здесь родился и живу, и вы обязаны служить мне честно и добросовестно»? Кто скажет? Кто изменит всё? Никогда ничему не бывать. В семидесятых годах мы уже знали, что поздно, опоздали. Никто не поднимется. Нас много, а их кучка, но у них армия, полиция, телевидение. Сделать с этим ужасом ничего нельзя. А Господь всё ждёт. Обнимаю вас. Троицына Людмила из бандитской Москвы». Читая такие письма, молишь Бога об одном: чтобы Он не оживил Емельяна или Стеньку.

«Здравствуйте, Анатолий Иванович! Начну с хорошего, как того требует одна из ваших слушательниц. Власти нашего города закупили автобусы. С десяток. Новые, блестящие, китайские. Но! Есть передняя дверь, есть средняя, а задней нет. Сиденья все на разной высоте, а пол в пяти уровнях! В городском-то автобусе. Ширина сидений сделана под среднего китайца. Сидения покрыты плёнкой, которую обыкновенно снимают перед началом эксплуатации. Но у нас, советских людей, мыслительный агрегат устроен самобытно. Плёнка полтора-два месяца болталась на сиденьях, ниспадала с них клочьями и волочилась за ногами… Ещё одна хорошая новость: оштукатурили стены нашего дома, ровненько так. Были они белыми целых два дня. Пришли американцы, а может, евреи или эстонцы с поляками, хотя, нет, скорее всего, англичане, сегодня они назначены главными врагами, - и на всех стенах оставили грязные следы от кроссовок. Само собой разумеется, что высокие духом россияне этого сделать не могли», - так автор насмехается над своими соотечественниками. «Слава Создателю, - продолжает он, - Русская православная церковь торжественно отметила 60-летие со дня основания ядерного оружейного комплекса России. С Божьей помощью мы теперь всех врагов разорвём нашими священными ядрами. Знает ли Саровский Серафим, что он патронирует? Что я никогда уже не пойму, Анатолий Иванович, почему западные лидеры обнимаются с Путиным, а Кондолиза Райс с ним целуется? Мир ослеп?»
Мне кажется, этим вопросом автор просто подчёркивает своё недовольство властью и жизнью. Он не может не понимать, что худой мир лучше доброй ссоры. «Любое деяние власти, - продолжает он, - всегда заканчивается затягиванием гаек, идиотизмом, бомбёжками, кроме случаев, когда она обещает что-либо придушить, тут уж будьте покойны. Например, во что вылилась новая миграционная политика? Рождается ребёнок - он должен проходить теперь унизительную и сволочную процедуру получения гражданства. Непостижимо! Никак не отразилось на дорожном движении увеличение штрафов. Кому можно нарушать, с того штраф не возьмёшь! Перемен ноль. Как и в последние девяносто лет, парии парятся, рабы работают, крестьяне пашут, самураи собирают с них дань. Настоящих предпринимателей, инженеров и учёных власть утрамбовывает. Как и последние девяносто лет, условия жизни остаются максимально приближёнными к пыточным. Как всегда, любой может быть арестован без затей, избит под настроение, а то и в психушку, а, если власть его сильно не любит, то и в затылочек. Так и слышишь из мавзолея ленинский голос: «Кагать, кагать и кагать!». Да и невозможно построить загнивающий капитализм в стране развитого социализма и повального блатализма, всё равно получится тоталитаризм. Правовое государство в России не состоялось! И ни малейшего просвета впереди. Не зароют Ленина в этом столетии... Стало больше прокуроров и ментов, чекистов и бандитов. Меньше стало конституции. А была ли она? Не помню. Больше врагов стало у России. Больше стало горящих мусорных куч, и они стали выше. Всё больше загаживаются подъезды, без сомнения, врагами России. Увеличилось число ревущих автомобилей, мотоциклов и воющей сигнализации. Выстрелы и взрывы днём и особенно ночью стали нормой. Количество стальных дверей и решёток увеличилось страшно. Всюду – запрещённая всеми конвенциями спираль Бруно и прочая «Егоза». Даже маленькие клочки земли обтянуты этими страшными колючками. Думаю, пришла пора переходить на противопехотные мины. Готовимся к нашествию Мамая, не иначе». И самое важное (с моей точки зрения – самое важное) место в этом письме: «Изменился и мой знакомый предприниматель-торгаш. В начале девяностых это был жизнерадостный молодой человек. Когда он торговал с земли, с ним легко было разговаривать, ни на что не жаловался. Нынче у него большой магазин, большой дом, большой бассейн, автомобили, компьютеры. Но любой разговор он сводит к своим болезням, болезням супруги, детей. Денег катастрофически не хватает на профессоров, санатории и лекарства. На моё удивление: как с таким бассейном можно болеть? (у него ещё и спортзал отличный) отвечает: вот, мол, вылечусь, тогда и в бассейн серьёзно полезу. Чаю, никогда ему уже не вылечиться. Давненько я заметил эту тенденцию: чем человек беднее, тем он и здоровее, а богатые непрерывно лечатся».
Объяснить, почему это место в письме нашего слушателя, недовольного властью и жизнью – наверное, самого недовольного человека в России – мне представляется наиболее важным? Или не надо объяснять? Показан человек, который все эти годы трудился, не покладая рук, - и не только трудился (мартышка тоже трудилась), но и достиг успеха. Таких в России ещё не очень много, но не сказать, что и мало. Показано, чего им стоили их успехи. Пришлось, что называется, жизнь положить в фундамент российского капитализма. И вот что значит частный интерес, вот какая это сила – тянет и тянет человека, как говорится, вперёд и выше, тянет, не считаясь с его здоровьем, сквозь все рогатки, через все преграды.

Многие наши слушатели чаще ругают Европу за то, что она не любит Россию, не одобряет российские порядки, не прислушивается к мнению Кремля. Но есть и другие люди – они тоже ругают Европу, и тоже за то, что она не любит Россию, но нелюбовь её усматривают в том, что она мало шпыняет российских правителей, позволяет им измываться над своим народом. Одно такое письмо мы сейчас слышали, есть ещё одно. В нём говорится: «Подвигнуть Европу на защиту обиженных и униженных россиян не удастся ни на дюйм, ибо она, вполне довольная бесперебойным поступлением нефти и газа, заинтересована в сохранении статус-кво и отважится разве что на благой призыв к демократуре в следующий раз бить марширующих чуть полегче, выбирая места помягче».

Разумеется же, посыпались в почту радио «Свобода» вопросы о последнем крупном кадровом решении Путина – о назначении главой правительства чиновника, которого никто не прочил на это место. Никто не прочил, а посмотрите, как дружно за него проголосовали в Думе. В украинской Верховной Раде в таком случае рубка шла бы несколько недель. Всласть гадают, что бы это могло значить (не то, что дружно проголосовали – что это значит, всем ясно, а – что бы значило то, что Путин выдвинул неожиданное лицо). Определённо это значит, как я понимаю, одно: он ни с кем не считается – ни с думцами, ни с министрами, ни с губернаторами, ни со своими помощниками и советниками. Для него мало весят их соображения, ожидания и настроения. Это единственное, что можно сказать со всей уверенностью и с чем добросовестный человек не станет, по-моему, спорить. А вот почему Путин ни с кем не считается, тут уже мнения могут быть разные. Мне, например, ответ видится не в чём ином, как в дружном одобрении президентского решения. Зачем с ними считаться, если они наперебой приветствуют каждый ваш чих? А вот почему это происходит, почему они такие смирные, такие податливые, такие на всё согласные… Стоят хорошие мировые цены на нефть и газ, и в стране, слава Богу, нет таких трудностей, которые обычно ссорят людей как внизу, так и наверху, заставляют искать козлов отпущения, выдвигают лихих ватажков и крикунов.

«На днях я ехала в электричке, - читаю следующее письмо. - В вагон зашла женщина лет сорока, хотела сесть рядом со мной и начала падать. Я успела её поддержать и усадить, спросила: «Вы едете из церкви?». Она ответила утвердительно. На её станции я вышел с нею, и мы разговорились. Несколько дней назад она устроилась на работу, а до этого более трёх месяцев болела, накопился долг за жильё, она боится опять расхвораться, тогда её не будут держать на работе. Вера рассказала, что духовник в церкви строго требует, чтобы она стояла обедню от начала до конца, хотя и знает, что она почти всегда теряет сознание от духоты. Я ей говорю: «Вера, как вы понимаете волю Бога? Разве Он может желать, чтобы вы свалились в храме на пол, чтобы вы не смогли зарабатывать хотя бы на самую скромную жизнь?». Она задумалась, а я продолжала: «Ведь вы знаете жизнь святых, например, Антония Великого, Макария Великого. Они десятки лет жили в пустыне. Там не было храмов, они молились под открытым небом или в пещерах. Они просто любили Бога, были праведниками и были вознаграждены особыми способностями. Вы тоже можете найти свой путь для общения с Богом – сами можете его найти, без подсказки какого-то духовника. Почему бы вам не молиться на природе, чтобы была польза и для здоровья? С чего вы взяли, что Богу приятны ваши мучения? Так думать просто нелепость и грех! А один раз в год причаститься можно в любом храме, этого вполне достаточно». Я подумала, Анатолий Иванович, священники наши тоже ведь, в основном, из совков. Среди них довольно часто встречаются люди, фанатично стремящиеся к власти над душами людей. Нужен огромный внешний авторитет и особый дар, чтобы вырвать человека из этого вавилонского плена. Остерегайтесь, верующие люди, этого большевистского духа, особенно опасного в земной церкви».
Да, эта женщина считает себя православной, а по сути она протестантка, как очень многие её единоверцы, - протестантка, и не знает этого. Такое лёгкое, свободное отношение к храму означает, что для неё он вообще-то не обязателен, без него, по её мнению, по её чувству, можно обойтись. И церковь как учреждение, как государство в государстве, со своим правительством и чиновничеством, с рангами, званиями, орденами и медалями, с директивами и циркулярами, - тоже не обязательная штука. Отсюда один шаг до перехода к тем же баптистам, у которых ничего этого нет, такая воля, что дух захватывает, а с другой стороны – такая строгость, что простому православному человеку хоть удавись: ни выпить, ни украсть, ни обсчитать, ни по матушке не послать ближнего. Такое отношение к церкви и к храму, как у нашей православной протестантки, всегда огорчало и возмущало религиозных философов и вероучителей в России, очень огорчало и возмущало! Некоторые из них просто выходили из себя, проклиная тех, кто считает, что можно не обращать внимания на существование церкви и при этом оставаться с Богом в душе. Со страданием, близким к ненависти, отзывались об этих отщепенцах – о баптистах и прочих штундистах, что уводят тёмных доверчивых людей из православного храма… Я, кстати, давно заметил, что православные протестанты (буду их отныне так называть) - люди демократически настроенные. Они не одобряют путинские порядки, осуждают такие начинания, как тот же молебен по случаю годовщины ядерных сил.

«Уважаемый Анатолий Иванович, не люблю я вас, зная, чему и кому вы служите. Невелико открытие, но нельзя не замечать людей, которые в совершенстве владеют своим ремеслом. Несколько подзабытый Кашпировский против вас – просто младенец, я уж не говорю о всяких познерах и сванидзе – всё это мелюзга. Я бы назвал людей вашей профессии мастерами по переводу стрелок. Если вы и говорите, что чёрное – белое, то это почти незаметно. Слушая вас, иногда читаю молитву: да Воскреснет бог, и расточатся врази Его!.. В то же время я и вас любить просто обязан, потому что Господь Бог наш Иисус Христос, на кресте римлянами по наущению фарисеев и саддукеев распятый, заповедал любить всех. Эта заповедь Христова – камень преткновения для многих, потому не многие спасутся. Евгений Иванович». К своему письму Евгений Иванович приложил стихи, написанные им, как он сообщает, «со вторника на среду», а какого числа – не сообщает.
У России два крыла –
«Справедливость» и «Единство» –
Лицемерие и свинство.
Вот такие-то дела.
Это – что касается российского начальства с его партстроительными хлопотами. Не очень доволен Евгений Иванович и родным народом:
А народ – толпа, не боле.
Так случается всегда:
Дашь чуть-чуть свободу голи –
Приключается беда.
По тому, как Евгений Иванович описывает эту беду, он мой лепший друг-единомышленник, и мне очень жалко, Евгений Иванович, что вы не написали, за что всё-таки просите Господа покарать меня, - какие стрелки я перевожу не туда.
С красной тряпкою дебилы
Прибегут и заорут:
«Реформаторов на вилы,
Узурпаторов под суд!».
Так описывает Евгений Иванович беду, которая приключается там, где нищее население получает волю. И с этим трудно не согласиться, Евгений Иванович, - во всяком случае, тому трудно не согласиться, кто помнит, как вождь красно-коричневых чуть не перехватил власть у Ельцина. А вот над последним вашим четверостишием придётся подумать.
Всё, конечно, бред собачий,
Ведь на страже Президент!
И бомжей глаза телячьи
Палкой выколотит мент…
Иначе говоря, Евгений Иванович, вы считаете назначением и заслугой президента Путина то, что он не позволяет разгуляться красно-коричневым – коммунистам и фашистам, этим великим мастерам по вербовке на свою сторону обездоленных и ожесточённых людей. В то же время вы подвергаете уничтожающей критике попытку Кремля создать в России, на западный манер, двухпартийную систему, чтобы одна партия (под названием «Справедливая Россия») приручала бедных людей, а другая (под названием «Единая Россия») – более или менее зажиточных, но обе и в мыслях бы не держали устроить что-то вроде социализма. У вас есть другие предложения? Я бы с интересом с ними ознакомился, а пока прочитаю вам мнение слушателя радио «Свобода», который понимает российскую действительность примерно так же, как вы, но оценивает её иначе.
Читаю: «Мы должны отдать должное прозорливой мудрости команды Путина, которая в этой ледяной пустыне неандертальцев искусственно выращивает двухпартийную систему по западным моделям: для левых – «Справедливую Россию», для правых – «Единую Россию». Это – благо для России. Пока русский мужик не дозреет до твёрдой мысли о необходимости обустройства своей жизни снизу, от подъезда, дома, квартала, муниципального образования, пока он не научится жить по примеру хотя бы поляков – самой отсталой касты в Евросоюзе, никакой СПС не устроит для него в России Швеции, а потому и не имеет шанса получить от него полномочия на управление страной. Что, скажите, делать в таких условиях Кремлю, как не взять его под руки: с одной стороны ос«Справедливой Россией», с другой – «Единой Россией» и потихоньку поддерживать его на долгом пути к западной жизни? Потихоньку, Анатолий Иванович, но в то же время крепко – чтобы не вильнул в нежелательную сторону».

Псоледнее на сегодня письмо звучит так: «Характерно для радио «Свобода» то, что оно выступает всегда против России, какой бы в России ни была форма правления: царская, советская, демократическая. Это радио «Свобода» приложило немало усилий, чтобы вместе с другими силами развалить Советский Союз. Теперь это же радио с теми же усилиями ведёт свою подрывную деятельность против современной России. Кого на это радио приглашают для бесед со стороны россиян? Это, как правило, или дураки, не понимающие, как их используют, или представители пятой колонны, или самые обыкновенные предатели своего народа. И непонятно, почему наш президент или правительство не прикроют это радио, которое является настоящим и неприкрытым врагом России. А надо бы вас прикрыть. Давно надо бы! На кого это радио работает и кому оно служит, все знают и не надо это никому объяснять. Владимир».
Да на вас мы работаем, Владимир, на вас лично! Вы же нас слушаете, судя по вашему письму, денно и нощно. Российские власти саму радиостанцию прикрыть не в силах. Всё, что они могут, - по-советски глушить нас, тратя ваши деньги на глушилки (это весьма дорогое дело). И тогда вы первый же будете продираться сквозь вой глушилок, чтобы нас услышать. Вы первый, Владимир! Вы скажете: слушаю вас и буду слушать, чтобы знать своих врагов. Неужели до сих пор не узнали?


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG