Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выставка в музее академика Сахарова: Рауль Валленберг – и один в поле воин


Ирина Лагунина: Московский музей Андрея Сахарова организовал выставку, посвященную Раулю Валленбергу, шведскому дипломату, исчезнувшему в советском ГУЛАГе. Выставка называется «Рауль Валленберг – и один в поле воин». Об этом событии моя коллега Людмила Алексеева беседует с директором музея и центра академика Сахарова Юрием Самодуровым.



Юрий Самодуров: Валленберг для меня человек, который стоит в одном ряду с Андреем Сахаровым по нравственному значению того, что он делал, что он смог сделать вопреки всему. Вот это «вопреки» очень важно в судьбе Валленберга, как это было важно в судьбе Андрея Сахарова. Валленберг родился в 1912 году в самой богатой семье в Швеции. Дед его посылал учиться в Америку. Он блестяще кончил курсы, стал архитектором. Семья была финансовая и пытались его приспособить к банковскому делу. Он был на стажировке в Южной Африке, был на стажировке в Палестине. В 43 вернулся в Швецию и стал как-то вдруг успешным бизнесменом вместе с одним венгерским евреем. А шла война и его босс не мог ездить по Европе, а Валленберг мог, он знал много языков, он был в Германии, в Берлине в 42 году. Он искал что-то, что бы устраивало его натуру. Он был очень отзывчивым человеком. И так сложилось, что Швеция была в войну нейтральной страной, но она представляла как интересы Германии в России, так и интересы России в Германии. Там были дипломаты всех стран. И конечно, судьба евреев к 43 году стала вызывать запоздалую, но настоящую тревогу и в США, и в других странах Европы. Одна из американских миссий гуманитарных искала человека, который мог бы поехать в Венгрию. Венгрия вступила в войну на стороне Гитлера. И в июне 44 года в Венгрию фактически с миссией спасения евреев приехал Валленберг. Для этого он получил статус первого секретаря шведского посольства в Венгрии, официальный статус дипломата. Человеку 32 года, абсолютно не еврей. Он понимал, что он едет рисковать. Он выдвинул условия, на которых он едет – это перечень документов, приблизительно как письмо Сахарова Брежневу. Он предложил 8-9 пунктов, на которых он согласен работать. Что он должен иметь право непосредственного обращения, сношения со своим министром иностранных дел. Он фактически потребовал права подкупа немецких чиновников и в свое распоряжение определенный денежный фонд и еще некоторые ни в какие дипломатические каноны, ни в какие дипломатические ворота не вписывающиеся пункты. Рассмотрение требований Валленберга дошло до Густава Четвертого, короля Швеции. Он рассмотрел, потому что министр иностранных дел не решился. Король сказал – да. В это время Гиммлер поручил Эйхману завершить депортацию венгерских евреев из Венгрии. В Венгрии было, по-моему, 800 тысяч евреев. Он депортировал в Освенцим около 500 тысяч, будапештцев было 300. Началось то, что называется зачистки сейчас современным языком, как в Чечне. Просто людей выводили на берег Дуная, наручниками сковывали трех человек вместе, стреляли в центрального и сталкивали в воду. Что мог сделать Валленберг? Он стал выдавать охранные паспорта.



Людмила Алексеева: А что это было такое?



Юрий Самодуров: На самом деле это филькина грамота. Он сам разработал макет и стал их выдавать. Триста тысяч евреев ждут депортацию, для них единственный шанс спасения - это получение этого охранного паспорта и не просто охранного паспорта. Валленберг стал переселять людей, было малое гетто и большое гетто в Будапеште. Валленберг создал целые улицы людей с этими охранными паспортами. Не всех удавалось спасти. При облавах вытаскивали, просто по-наглому расстреливали на улицах. Но как только он что-то узнавал, он бежал. Он был уверен в себе. Он прекрасно выглядел, он знал немецкий, он держался с таким апломбом, он говорил с ними, как их начальство. И низшие чины его слушали. Он просто физически спасал многих людей. Вот сколько людей могут получить паспорт в консульстве? Очень мало. Валленберг взял свое консульство около трехсот человек сотрудников венгерских евреев, которые занимались изготовлением этих паспортов круглосуточно. И круглосуточно стучала машинка и не одна, и круглосуточно выдавались эти паспорта. Он спас десятки тысяч. Ему удалось предотвратить депортацию малого гетто, в котором было 25 тысяч человек. Речь шла буквально об одних сутках. Наши войска подступали к Будапешту, и Эйхман принял решение депортировать малое гетто. Он приехал в 7 часов утра, оказалось, что сторож кого-то не предупредил, еще чего-то. Все, депортация назначена на следующее утро. Но подошли советские войска и следующего утра Эйхман Будапешта не дождался, он убежал. Потом его поймали в Аргентине и казнили в Израиле по суду. Так вот, Валленберг затянул своими абсолютно бесстрашными, какими-то безумно настойчивыми препирательствами с Эйхманом депортацию. Кроме того удалось вернуть несколько составов, которые пошли в Освенцим. Валленберг один достал на границе. Он на машине, поезд по рельсам. Валленберг догнал этот поезд на границе, у Валленберга был запас с собой около ста паспортов, он подошел и стал просто так раздавать. Офицеры немецкие, которые сопровождали этот поезд, они не понимали, что делать. Он сказал: это люди под моей защитой, это граждане Швеции. Вот их паспорта. Он был настолько убедителен, что эсэсовцы согласились, сто человек отдали, он их вернул. Но как ему было выбрать? Он пишет в своем дневнике, как он выбрал: он выбрал молодых женщин, чтобы они нарожали еврейских детей. Любое решение ужасное, но он придумал такое.



Людмила Алексеева: Как он оказался в советском ГУЛАГе?



Юрий Самодуров: Когда советские войска вошли в Будапешт, там была такая ситуация: в городе разруха, в городе голод, в городе эпидемия, нужна гуманитарная помощь. Валленберг организатор. Он написал план, как организовать гуманитарную помощь, как спасти людей дальше. Это зависит от советских войск. И он с этим планом поехал к командующему советскими войсками. 17 января 45 года Валленберга задержали советские солдаты. Отправили в контрразведку. Иностранец, шофер, на хорошей машине, хорошо одетый. Откуда? Что? Дальше в дело вступил СМЕРШ. Есть записка, Булганин, в то время один из высших руководителей СССР, председатель комитета обороны Сталин, Булганин был его заместителем. Записка Булганина: отправить в Москву на Лубянку. Его отправили в Москву на Лубянку. Человек попал в руки советской контрразведки. Он член очень богатой шведской семьи, но, наверное, решили, что пригодится для чего-нибудь. Но он же дипломат, есть статус дипломата. Швеция обратилась, в то время был в Москве в посольстве Седерблом, который сыграл трагическую роль в судьбе Валленберга. Сталин ждал, что Седерблом потребует вернуть Валленберга, а Седерблом не хотел обострять отношения. Швеция маленькая страна, Россия большая. Сейчас война, выиграли. Что будет дальше? Он не выставил требований и он дал Сталину подсказку, он сказал: да, наверное, Валленберг погиб в Будапеште, там были бомбежки.



Людмила Алексеева: Почему шведское правительство этому не поверило и требовало возвращения Валленберга?



Юрий Самодуров: Когда Валленберг пропал, шведы сразу обратились с запросом, и замминистра иностранных дел Деканозов ответил на официальный запрос шведов, что не беспокойтесь, Валленберг находится под нашей охраной, он в Советском Союзе, с ним ничего не случится. А дальше разговор с Седербломом: а наверное Валленберг погиб. И вот начиная с этого разговора, на все остальные запросы шведского правительства до начала 60-х наше правительство отвечало шведам: нам ничего неизвестно о нахождении Валленберга в тюрьме. Стали выходить в 50 годы, возвращаться немецкие пленные. И оказалось, что несколько человек сидели на Лубянке с Валленбергом в 47 году, и они рассказали: нет, в 47 Валленберг жив. Новая серия запросов шведского правительства. До начала 90-х годов, то есть после войны в течение 55 лет сохранялась надежда на то, что Валленберг жив, и он находится в заключении в Советском Союзе. Потому что время от времени возникали слухи, что кто-то его видел во Владимирской тюрьме, еще в каком-то лагере. Он уже стал какой-то мифической фигурой. Ведь не было документов, подтверждающих его смерть. В 91 году, когда был Бакатин начальником КГБ, была создана совместная российско-шведская комиссия по поискам Валленберга официальная. От российской стороны работал Арсений Рогинский из «Мемориала». Комиссия пришла к выводу, что документов, которые позволяют установить как погиб Валленберг, нет, но есть документ, записка начальника медчасти лубянской тюрьмы Смалькова, 47 год, докладная записка начальнику МГБ Абакумову: что делать? Заключенный Валленберг 27 июля 47 года внезапно скончался от инфаркта. Что делать с телом - вскрывать или нет? На этой записке надпись, она опубликована, что доложено Абакумову, приказано не вскрывать, тело сжечь. Это очень странная записка. Потому что не может просто обычный врач писать Абакумову – это что-то из ряда вон. Скорее всего это попытка скрыть то, что случилось с Валленбергом на самом деле. Его жизнь действительно 27 июля 47 года оборвалась. Как? Скорее всего он был убит. Ведь этот документ появился через сорок лет поисков. Сорок лет наша страна врала. А потом еще 20 лет наша страна врала, что нет никакого ни тюремного дела, ничего нет. И только в 89 году родственникам Валленберга сказали: у нас в архиве, извините, подвал, старые документы, что-то разбирали, выносили, нашли мешок и там личные вещи Валленберга. Никаких документов нет, личные вещи есть – портсигар, записная книжка, водительское удостоверение. Вот мы вам отдаем. Это было 89 году. Сахаров искал Валленберга, ездил, было три поездки. Потому что были какие-то сведения, что лагерь под Торжком, триста километров от Москвы. И Сахаров ездил, пытался установить, действительно ли там есть этот лагерь. И 55 лет была надежда, что он был жив и 55 лет его искали.



Людмила Алексеева: А что было на вашей выставке?



Юрий Самодуров: Там не только документы, там само пространство, темнота, свет звук. Там все время какое-то такое (стук). Что это такое?



Людмила Алексеева: Это печатают документы.



Юрий Самодуров: Это круглосуточно печатают документы. Там стоит печатная машинка и круглосуточно работает консульство, выдает охранные паспорта. То есть это действительно интересная выставка. Я думаю, любой бы музей счел бы для себя честью провести у себя эту выставку.



Людмила Алексеева: Потому что Рауль Валленберг знаковая личность 20 века.



Юрий Самодуров: Это фигура в гуманитарном отношении типа Сахарова, Эйнштейна, Рассела, Матер Лютен Кинг, Ганди. Это лицо 20 века - это первая шеренга в нравственном отношении. В общем я подумал, что эта выставка является каким-то вызовом для музея, для посетителей, для правительства Москвы, для Мосгордумы, наверное, для нашей стран в целом. Этот человек, который не был даже судим, который просто пропал, потому что нам было неудобно признаться, что мы его два года держали, не имея на это право. Его пытались завербовать, он отказался. Дальше, что было с ним делать? Проще было убить, чем отпустить. Его убили. Так вот должен же быть какой-то акт благодарности, исторической справедливости по отношению к человеку, которому мы обязаны не только, потому что мы его сгноили, убили, но и потому что он спас десятки тысяч людей. Мне кажется, что должны. И поэтому я написал обращение к председателю Мосгордумы Платонову и к мэру Москвы Лужкову с просьбой рассмотреть вопрос о том, чтобы какой-то из новых улиц Москвы присвоить имя Рауля Валленберга.


XS
SM
MD
LG