Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Сербии и Хорватии активно обсуждают приговор по делу так называемой "вуковарской тройки"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Айя Куге.



Андрей Шарый : В Сербии и Хорватии активно обсуждают приговор, вынесенный Международным Гаагским трибуналом по бывшей Югославии по делу так называемой "вуковарской тройки" - расстреле сербскими силами осенью 1990 года под городом Вуковар пациентов местной больницы. Один из трех представших перед судом офицеров, капитан Радич, оправдан, двое других приговорены к разным срокам тюремного заключения. Как часто бывает в практике Гаагского трибунала, приговором остались недовольны все. Причем, и в Хорватии, и в Сербии вновь заговорили о политической мотивированности действий этого органа международного правосудия, хотя с правовой точки зрения этот приговор и само делоразбирательство даже у самых скрупулезных юристов не вызывало никаких нареканий. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в республиках бывшей Югославии Айя Куге.



Айя Куге : Реакция на приговор Международного Гаагского трибунала по делу о массовом убийстве сербами во время войны около двухсот шестидесяти хорватов из Вуковара, сильно отличается в Хорватии и Сербии. Граждане Хорватии глубоко огорчены, как они считают, шокирующе низкими сроками наказания, которые суд назначил офицерам Югославской армии. В Сербии на этот раз - как редко когда - почти все довольны решением трибунала. Руководство Хорватии, не доверяя больше Международному трибуналу, готово обратиться в Совет Безопасности ООН. Говорит премьер-министр Хорватии Иво Санадер:



Иво Санадер : По моему мнению, это поражение Гаагского трибунала, судебного органа, основанного Организацией Объединённых наций. Я, как премьер-министр Хорватии, страны - члена ООН, направлю решительный протест Совету Безопасности.



Айя Куге : 20 ноября 1991 года, когда город Вуковар на востоке Хорватии заняли сербские силы, они эвакуировали из городской больницы двести шестьдесят четыре человека, пациентов и медицинских работников. Операцией руководили офицеры югославской армии, получавшие приказы из Белграда. Потом пленных увезли бойцы военизированного формирования "Сербские территориальные силы обороны» Пленных отправили на сельскохозяйственную ферму Овчаре под Вуковаром, жестоко избили, расстреляли и закопали в вырытую экскаватором могилу. Останки 194 человек были обнаружены в могиле найдены пять лет спустя. Казнь пациентов вуковарской больницы считается одним из тяжелейших преступлений, совершённых во время войны в бывшей Югославии.


В Сербии многие трёх представших перед судом в Гааге офицеров, названных «вуковарской ройкой», считали обвиняемыми без всякого повода. После вынесения приговора в Гааге, в националистических кругах их снова возвеличивают как героев, жалуясь, что Веселин Шливанчанин и Миле Мркич наказаны слишком строго - приговорены к пяти и, соответственно, двадцати годам заключения. В кругах сербской демократической общественности преобладает мнение, что Гаагский трибунал не слишком строго наказал обвиняемых в совершении преступления в Вуковаре офицеров, чтобы смягчить национальную травму из-за возможной потери в ближайшее время Косова. Главный редактор белградского либерального еженедельника "Време" Филип Шварм считает, что на этот раз Гаагский трибунал продемонстрировал, что он - не против сербов.



Филип Шварм : Этим приговором трибунал показал, что работал беспристрастно. Это не суд, который обвиняет только сербов. Трибунал, как мы видели, вынес одно оправдательное решение, другой подсудимый - Шливанчанин, как считают многие, наказан слишком мягко, а приговор против Мркшича в ожидаемых границах - 20 лет.



Айя Куге : В Сербии всегда утверждали, что офицеры югославской армии не несут ответственности за расстрел пленных хорватов из Вуковарской больницы, возлагая вину на военизированные формирования. Директор Хельсинского комитета Сербии Соня Бисерко считает, что освобождение от ответственности за массовый расстрел хорватов офицера Мирослава Радича и лишь пять лет заключения полковнику Шливанчанину, не будет способствовать примирению с Хорватией.



Соня Бисерко : Я эти приговоры считаю скандальными. Они показывают тенденцию Гаагского трибунала амнистировать Югославскую народную армию, не признавать ее вину в войне. Никто из её офицеров в Гааге не понёс надлежащую ответственность. Считаю приговоры несправедливыми, учитывая тяжесть того, что произошло в Вуковаре. У нас в Сербии такой приговор не поможет лучше понять то, что случилось на ферме Овчара. Напротив! К сожалению, как и все предыдущие приговоры Гаагского трибунала, и этот не будет иметь политического, морального и правового влияния на общество в Сербии.



Айя Куге : Специальным судом в Белграде, созданным для ведения такого рода процессов, рассматривается - уже повторно - дело семнадцати бойцов сербской Территориальной обороны Вуковара. Они подозреваются в том, что лично расстреляли пленных хорватов. Любопытно, что в обвинительном акте утверждается, что эти бойцы, хотя и добровольцы, в Вуковаре подчинялись югославской армии. Два года назад сербский суд приговорил 15 обвиняемых из этой группы в общей сложности к двухсот тридцати одному году тюремного заключения. Однако впоследствии Верховный суд отменил приговор.




XS
SM
MD
LG