Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какие телевизионные фильмы производится сейчас в России


Ирина Лагунина: 15-20 сентября в Ханты-Мансийске был проведен XI международный фестиваль телевизионных программ и фильмов «Золотой бубен». Были названы лауреаты и дипломанты, подведены итоги. В студии Надежда Ажгихина – председатель жюри фестиваля, секретарь Союза журналистов России. И по телефону из Хельсинки - член жюри, кинорежиссер-документалист, писатель, переводчик Рейо Никкила. С ними беседует Олег Панфилов.



Олег Панфилов: Надя, закончился фестиваль и сразу же через два дня были подведены итоги другого фестиваля - ТЭФИ. Не много ли в России фестивалей телевизионных программ?



Надежда Ажгихина: Можно вспомнить о том, что и через неделю в рамках фестиваля журналистики, международного уже на этот раз, в Дагомысе будут показаны лучшие фильмы, золотая коллекция правозащитного фестиваля «Сталкер». Журналисты будут смотреть и обсуждать те фильмы, в том числе документальные, которые трудно посмотреть и которых, конечно, не достает аудитории. И там же, кстати, будет проведен конкурс на лучший материал о правах человека. Это приятно, что такие конкурсы у нас продолжают проводиться. Мне кажется, что не хватает такого разговора, не хватает обсуждения телевизионной и вообще медийной продукции, не хватает разговора о качестве, о стандартах. Собственно мы, работая в жюри, с этим столкнулись. И наверное, их должно быть все-таки больше.



Олег Панфилов: Фестиваль, который прошел в Ханты-Мансийске, он международный фестиваль. И среди членов жюри был сербский известный кинорежиссер, был телевизионный журналист из Венгрии и были представлены фильмы из Узбекистана, из Канады, из Чехии. Международный статус этого фестиваля – это нормальное явление? То есть журналисты заинтересованы участвовать в нем?



Надежда Ажгихина: Я думаю, что да. Я поняла по дискуссии, которая у нас состоялась, что это интересно и мне кажется, что нам не хватает контекста. Я думаю, что это важнее для российских авторов почувствовать себя в международном контексте. Мы до сих пор существуем в каком-то варианте изоляции - это мешает.



Олег Панфилов: Рейо, вы как представитель Финляндии, известный журналист, много лет проработавший в России, принимаете участие как член жюри фестиваля. Ваш интерес точно так же, как интерес венгерского журналиста, к ханты-мансийскому фестивалю в том, что он проводится на территории, где традиционно живет финно-угорское население или ваш интерес в чем-то другом?



Рейо Никкила: Да, наверное, в чем-то другом. Потому что все-таки угро-финская тема не доминировала на фестивале. Интересно было смотреть, какие сейчас делаются телевизионные передачи, телевизионные документальные фильмы, новости и так далее, как-то обновлять свои знания об этом.



Олег Панфилов: Но вы работаете в России или приезжаете с разной периодичностью более 10 лет.



Рейо Никкила: Почти 50 лет.



Олег Панфилов: Извините. Скажите, как, начиная с того времени, как вы стали приезжать, когда вы стали смотреть телевидение, я не спрашиваю о советском телевидении - это было совсем другое телевидение. С того времени, как в России стало появляться нормальное телевидение, что изменилось?



Рейо Никкила: Самый прекрасный период был во время перестройки. Просто я следил, тогда была действительно почти, можно сказать, полная свобода. Правда перестройка пришла довольно поздно на телевидение, но когда она все-таки потом наконец дошла до и после полуночи - ВИД, «Взгляд» и самые интересные сюжеты, сразу с полуправды некоторые историков, ученых ребята перешли на полную правду. Это был золотой период российского телевидения. Были в начале 90 и до каких-то лет, я сейчас говорю о документальном кино, смелые фильмы. И сразу начали обвинять, что на Западе делают. Я уже не говорю о времени до перестройки – это несравнимо.



Олег Панфилов: Вопрос уже как члену жюри фестиваля «Золотой бубен», который прошел в Ханты-Мансийске. Вы увидели, что российское телевидение стало меняться? В чем особенность тех программ или тех фильмов, которые были представлены на фестивале, особенность от тех, которые были представлены несколько лет назад и сейчас? То есть вы видите какую-то тенденцию, они становятся лучше, они становятся хуже, они технически более совершенные или они примитивные?



Рейо Никкила: Две стороны. Одна термическая, а вторая по содержанию. Термически телевизионные передачи, телевизионные новости и так далее стали более развитыми, а по содержанию беспомощными или не очень интересными. Правда, на этом фестивале были несколько фильмов, очень хорошие по содержанию, даже удивительно. Фильм, который получил гран-при, сделан в Тюмени, вполне мирового класса типа фильмов BBC , или короткие фильмы, Надя подскажет, как назывался фильм, который получил гран-при. А мой фаворит был очень короткий фильм - семь минут. И сделало новокузнецкое независимое телевидение о страшной катастрофе на шахте, где погибло 110 человек, так фильм и называется «110». Фильм сделан коротко, емко. И хотя были очень эмоциональные моменты, им наслаждались.



Олег Панфилов: Надя, Рейо произнес слово, обозначающее, наверное, не очень приятный этап развития российского телевидения - это примитивизм. Вы как один из руководителей творческого союза, скажите, эти фестивали становятся действительно смотром творчества или это только некая формальность, которая подтверждает, что в России есть телевидение, но непонятно, в какую сторону оно развивается. Как вы думаете, в какую сторону?



Надежда Ажгихина: Мне кажется, такие встречи действительно смотрят, действительно возможность оценить вот это пространство телевизионное, которое очень разное. И хочу разделить нашу коллективную с Рейо оценку фильмов, которые действительно стали фаворитами. Я хотела бы еще сказать о дебютах. Мне кажется, это приятно порадовало, что энергетика молодых журналистов из небольших, кстати, компаний, из небольших городов, в основном из Сибири, из Тюмени, из этих регионов. Она удивляет, она внушает надежду. Их поиск, может быть не всегда хватает профессионализма, не всегда хватает практических навыков, но именно здесь, и мы разговаривали с ними, и это было очень интересно. Это совершенно другие люди, люди, которые хотят развиваться свободно и которые хотят достичь каких-то серьезных результатов, у которых вполне нормальные представления о достоинстве журналиста, о смысле своей профессии. Мне кажется, что таких людей необходимо поддерживать. Для этого существует творческий союз, для этого существуют конкурсы, для этого существуют фестивали, в конце концов. Потому что нужно видеть какое-то будущее, какую-то перспективу. Мне кажется, это серьезно. И должна сказать, что этот фестиваль приятно удивил. Потому что много конкурсов творческих проводит Союз журналистов России и работы довольно слабые появляются. По сравнению с газетными публикациями, журнальными телевидение действительно проигрывает, оно становится однотонным, однообразным. Но мне кажется, что энергетика этого фестиваля, он был разный, он был не ровный естественно - это совершенно понятно, она внушает какой-то оптимизм.



Олег Панфилов: И наконец вопрос, который касается международного статуса фестиваля. Понятно, что большинство фильмов были российские, кстати, из многих регионов России. Но среди дипломатов и лауреатов было несколько зарубежных фильмов и программ - это были канадцы, это были чехи и срезу два приза, точнее приз и диплом увезли узбекские коллеги. Как вы думаете, почему? В Узбекистане есть телевидение?



Надежда Ажгихина: Это небольшая частная продюсерская компания, где работают подвижники, люди, обладающие большим опытом кинематографии, которые хотят делать кино. Делают его действительно в сложных условиях, но по гамбургскому счету, можно сказать. Поэтому, я думаю, получился. Я думаю, международная составляющая только начинается. Мы уже обсуждали с Рейо и с другими коллегами о том, что можно было бы развернуть ее и сделать более серьезной, более полезной для всех и продолжать эту тенденцию, мне кажется, это очень перспективно.



Олег Панфилов: Какие перспективы у этого фестиваля? Он станет ежегодным, он станет таким, как Рейо сказал, будут появляться фильмы не совсем качественные? Какая проблема перед организаторами и членами жюри для того, чтобы поднять уровень этого фестиваля?



Надежда Ажгихина: Мы говорили с Рейо как раз о возможности тематических программ, чтобы приглашать режиссеров из Финляндии и из других стран, чтобы развивать творческие дискуссии. В перспективе необходимо делать мастер-классы.


XS
SM
MD
LG