Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Москва не присоединилась к международному дню без машин и неделе мобильности


Ирина Лагунина: В Европе проходит неделя мобильности. Жители сотен городов и населенных пунктов отказываются от пользования автомобилем или ездят на машинах реже, чем обычно. Главная цель акции – заставить людей более чутко относится к окружающей среде. Российская столица к неделе без автомобилей не присоединилась. Эксперты говорят, что в Москве свыше 3 миллионов автомобилей, которые за год выбрасывают в атмосферу около 20 миллионов тонн вредных выбросов. Но москвичи не спешат отказываться от своих машин даже раз в год: им мешают менталитет и плохо организованное движение общественного транспорта. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Неделя без автомобилей проводилась в Европе уже в шестой раз. Акция проходила по инициативе Евросоюза – к ней, по задумке организаторов, должны были присоединиться не только европейцы, но и жители Америки и Азии. Правда, как передают информационные агентства, в Китае в этом году День без автомобилей был сорван – жители Поднебесной просто-напросто проигнорировали призывы властей пользоваться общественным транспортом. Более охотно день без машин поддерживают в небольших европейских городах, где можно спокойно добраться из одного конца населенного пункта в другой на велосипеде, не рискуя застрять в пробках. Жителям Таллина, отказавшимся от автомобилей, власти обеспечивали бесплатный проезд на общественном транспорте. В Праге акцию «день без автомобилей» поддерживали даже производители машин: в рекламном ролике «Пежо» был призыв не пользоваться автомобилем этой марки во всемирный день без машин. О том, как день без автомобилей прошел в Лондоне, рассказывает корреспондент Радио Свобода в Великобритании Наталья Голицына…

Наталья Голицына: Несмотря на то, что День без машин проводится в европейских странах с 95-го года, Лондон участвует в нем лишь второй год подряд. По сравнению с прошлым годом, в этом году британская столица намного активнее включилась в его проведение. Если в прошлом году лишь 11 столичных районов из 33 откликнулись на призыв мэра Лондона воздержаться от автомобильных поездок, то сейчас это сделали уже 22 района. Каждый из них приложил немало усилий, чтобы как-то стимулировать лондонцев пересесть на велосипеды или отправиться на прогулку пешком. Так районный совет Кэндона перекрыл ряд улиц и расширил тротуары в популярной туристической зоне Ковен-гардена. Однако главное событие в честь Дня без машин разыгралось на лондонском мосту и рядом с ним. Мост был закрыт для автомобильного транспорта, а берега Темзы были превращены в причудливую смесь пляжа и парка отдыха. С этой целью были доставлены 18 тонн песка. И прибывшим пешком к мосту лондонцам разрешили даже купаться. День был жаркий и многие рискнули окунуться. Перед огромной толпой выступил мэр города и призвал жителей дважды подумать, прежде чем садиться за руль автомобиля. Он предложил собравшимся оглянуться вокруг и подумать, насколько лучше выглядит город без автотранспорта и во что можно превратить его улицы, если отказаться от машин. После речи мэра стартовало карнавальное шествие, а на свободных от транспорта улицах начались танцы. В этот день рядом с мостом была выстроена гигантская стена из песка, которую с энтузиазмом возводили не только дети, но и взрослые. Надо сказать, что если в центре Лондона в этот день действительно убавилось количество машин, то на окраинах практически ничего не изменилось. К примеру, в своем районе на северо-западе столицы я не обнаружила никакого признака уменьшения транспортных потоков. А ведь в Лондоне ежедневно совершается 11 миллионов автомобильных поездок, 71% британских рабочих и служащих отправляются на работу и с работы в собственных автомобилях и только 14% из них пользуются общественным транспортом. Подсчитано, что 50% своего времени лондонские водители проводят в пробках и очередях. За последние 20 лет, когда в Лондоне значительно увеличилось количество автомобилей, жители столицы на 15% меньше стали ходить пешком. Надо сказать, что в этот день многие лондонцы с энтузиазмом откликнулись на призыв мэра и предпочли сидению в автомобильных пробках пешеходные прогулки и карнавальные развлечения. Наблюдатели ожидают, что в будущем году в день проведения Дня без машин будут участвовать уже все 33 лондонских района.


Любовь Чижова: Крупнейший мировой мегаполис Москва к всемирному дню без автомобилей не присоединился. Несмотря на то, что в российской столице свыше 3 миллионов автомобилей, который ежегодно выбрасывают в атмосферу около 20 миллионов тонн вредных выхлопов. Что мешает москвичам бросить авто и присоединиться к экологической акции? Об этом я поговорила с координатором программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы Алексеем Кокориным…


Алексей Кокорин: Потому что, наверное, если не считать метро, остальной общественный транспорт у нас работает довольно плохо. Конечно, есть отдаленные районы, новые районы, где от метро до дома доехать достаточно легко, пробок нет. Но если в большом числе случаев, если от метро надо еще добираться, то это проигрывает машине. Именно работа общественного транспорта – это первая и самая главная причина. Вторая отчасти в менталитете. Смотрите, сколько у нас дорогих машин, их больше, чем в среднем европейском городе, хотя средний уровень жизни населения в среднеевропейском городе будет выше даже, чем в Москве. Может быть часть населения, относя себя к состоятельным слоям общества, считает, что в любом случае им лучше ездить на машинах, даже стоя в пробках, даже вдыхая выхлопные газы.



Любовь Чижова: Даже на день не хотят расстаться со своим автомобилем.



Алексей Кокорин: Даже на день они не хотят расстаться с автомобилем. Но такая же примерно ситуация была в Лондоне. Там действительно ввели дорогую оплату за въезд в центр города, что-то типа 10 фунтов стерлингов примерно. Представьте, пятьсот рублей ввести за въезд в те или иные деловые районы города Москвы.



Любовь Чижова: Деловая жизнь прекратится?


Алексей Кокорин: Нет, конечно. Но если будут перехватывающие парковки, конечно, не прекратится. Я думаю, многие бдут просто ходить пешком от этих парковок. Но их нужно сделать, их тоже нет.



Любовь Чижова: Сколько автомобилей сейчас в российской столице, есть ли такие данные? И каков объем вредных выборосов?



Алексей Кокорин: Данные эти, конечно, есть. Примерно три миллиона автомобилей. Объем вредных выбросов, то, что это главный объем вредных выбросов в городе – это безуслвоно. То есть главным загрязнителем воздуха является транспорт. Говоря о том, какой, нужно сказать, что грузовой транспорт вносит очень большой здесь вклад, особенно по выборосам обычных загрязняющих веществ – окисей азота, CO . Потому что плохо отрегулированный двигатель грузовика, старый двигатель может выбрасывать в десятки раз больше, чем хорошая иномарка этих веществ.



Любовь Чижова: Насколько я понимаю, московские власти пытаются пресечь попадание грузовиков в центр столицы?



Алексей Кокорин: Да, они пресекают, многие магистрали от грузовиков свободны. Но, к сожалению, что они делают слабо – они слабо контролируют именно сам выброс грузовиком. Вы довольно часто видите, что грузовик едет и от него совершенно сизый дым или черный дым. Сизый дым – это у него масло горит в двигателе и так далее.



Любовь Чижова: А чем опасны эти выбросы?



Алексей Кокорин: CO просто ядовит – это угарный газ. На Руси если не закрыли печку, люди угорали в избах. При небольших концентрациях все начинается с головной боли, с плохого самочувствия, с головокружения. Окислы азота не столь имеют явное воздействие на человека, но тоже вещь совершенно неполезная. Я уже не говорю о влиянии на климат, на прочее, все же блее высокие материи. Если говорим совсем утилитарно о качестве наших грузовиков и организации движения в Москве, конечно, еще в Москве страдает качество организации потоков транспорта. Очень часто на каком-то перекрестке пересекающиеся потоки машин блокируют друг друга. Это и культура водителей, которые смело въезжают на перекресток, чтобы заблокироваьт конкурентов из пересекающей улицы. Но тем самым и они стоят, и те стоят. Как и то, что может быть полезно для начала поставить регулировщиков на такой перекресток. Регулировщика у нас люди слушают. Тогда, представьте себе, если перекресток свободный, и сначала четко едет улица в одном нарпалении, потом в перпендикулярном, то пропускная способность гораздо больше, чем ездить достаточно хаотично, и продолжают ездить на желтый, на оранжевый, начинат ехать на желтый и тем самым просто мешают друг другу элементарно.



Любовь Чижова: Я знаю, что в Москве есть еще одна серьезная проблема, как раз связанная с вредными выбросами: бензин росийский не дотягивает по стандартам качества до европейского.



Алексей Кокорин: Но это все-таки меньшая проблема. Да, он не дотягивает, но он скорее вредит двигателям как таковым, если он действительно искусственно завышенное октановое число, из 92 сделано 95 и так далее.



Любовь Чижова: Но а на выбросы это никак не влияет?



Алексей Кокорин: Это тоже, конечно, влияет, но в меньшей степени. То есть на выбросы больше влияет, каков двигатель, сношен ли он или не сношен и как он отрегулирован. Отчасти стиль вождения. Естественно, резкий стиль вождения, быстро разогнаться, быстро затормозить, такой спортивный, он тоже на выбросы влияет несколько больше. Хотя главное, конечно, это качество самого двигателя, ну и движется машина или стоит в пробке, то есть время нахождения, время этого выброса влияет на качество воздуха.



Любовь Чижова: Алексей, скажите, пожалуйста, а вы сами автомобилист, вы водите?



Алексей Кокорин: Да, я автомобилист.



Любовь Чижова: Вы готовы отказаться от автомобиля и пользоваться общественным транспортом?



Алексей Кокорин: Если будут выделены специальные полосы для автобусов, троллейбусов, то, что есть в большинстве европейских городов, и это будет неукоснительно соблюдаться, тогда, заметьте, по Садовому кольцу сможете достаточно легко доехать на троллейбусе, за полчаса доехать, например, от «Таганки» до «Маяковки», чтобы добраться от ВВФ до студии Радио Свобода, для этого мне потребуется на троллейбусе полчаса, потому что он пойдет по выделенной полосе. Не как-то особенно быстро, он будет стоят и на перекрестках, но он заведомо будет ехать. Тогда, конечно, проще и легче.



Любовь Чижова: Это просто какая-то утопия.



Алексей Кокорин: Если мы сравниваем себя с Европой, видим, что у них есть, а у нас нет – это выделенные полосы и, конечно, строгие нормы выброса и строгий контроль за этим. Не только смотреть, въехал ли грузовик, но и что выбрасывает.

Любовь Чижова: Говорил Алексей Кокорин из Всемирного фонда Дикой природы. Организаторы европейской акции «Неделя без автомобилей» предполагают, что в ней приняли участие до 100 миллионов человек. В России также есть люди, желающие дышать чистым воздухом и готовые ради этого отказаться от автомобиля. В 2003 году они объединились в движение «Россия без машин» и провели в Москве несколько акций. До сих пор на улицах российской столицы можно увидеть отдельных энтузиастов на велосипедах. Но пока что большинство москвичей по вполне понятным причинам не спешат к ним присоединяться. Да и власти эти акции не поддерживают – ведь организовать день без автомобилей в таком городе как Москва – почти невозможно.


XS
SM
MD
LG