Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Имя Политковской стало для нас паролем»


Захватив театральный центр на Дубровке, террористы настаивали, чтобы с ними говорила Анна Политковская

Захватив театральный центр на Дубровке, террористы настаивали, чтобы с ними говорила Анна Политковская

Накануне годовщины гибели обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской особую признательность в ее адрес высказывают те, кому журналистка помогала в самые критические моменты их жизни. Радио Свобода подготовила серию материалов, в которых о Политковской рассказывают герои ее статей. Среди них члены общественной организации содействия защите пострадавших от терактов «Норд-Ост». В дни драматических событий на Дубровке Анна Политковская несколько раз была в здании Театрального центра, приносила воду для заложников. О трагедии «Норд-Оста» и ее последствиях из-под пера Анны Политковской вышла не одна статья.


В октябре 2002 года в Москве в здании Театрального центра на Дубровке вооруженная группировка во главе с Мовсаром Бараевым захватила в заложники более 800 человек, 130 из них погибли. Трагедия ныне известна по названию спектакля, на который собрались эти люди – «Норд-Ост». Захватив здание центра во время спектакля, террористы выдвинули требование прекратить войну в Чечне. Среди нескольких человек, которых они пустили в здание Театрального центра для переговоров, была и обозреватель «Новой газеты» Анна Политковская.


«Она находилась в Соединенных Штатах Америки, получала какую-то очередную свою премию, - вспоминает лидер организации содействия защите пострадавших от терактов "Норд-Ост" Татьяна Карпова. - И чеченские террористы настаивали, чтобы в числе парламентеров срочно привезли Анну Степановну Политковскую. Она немедленно все бросила. Она, конечно же, сразу приехала. Она договорилась с чеченскими террористами хотя бы о том, чтобы они позволили внести в зал воду, соки. Это сделала Аня. Мы все говорим, что очень возможно, что последние глотки воды, сока наших детей, кто погиб в "Норд-Осте", в частности, мой сын, может быть, это был именно тот сок или та вода, которую принесла Аня».


До сих пор пострадавшие считают, что не знают всей правды о теракте на Дубровке. Они обвиняют власти в халатности при организации штурма здания. Трагедию на Дубровке освещали тысячи корреспондентов российских средств массовой информации, но даже после трагедии бывшие заложники не знали, к кому им обратиться, чтобы поведать о своих проблемах. У Ирины Фадеевой во время штурма погиб 15-летний сын Ярослав. Когда она узнала, что темой «Норд-Оста» занимается Анна Политковская, то обратилась к ней с просьбой о встрече. Анна сразу согласилась.


«До этого ко мне приходили психологи, - рссказывает Ирина Фадеева. - Я в глаза не могла им смотреть. Они как-то начинали одну и ту же фразу говорить: "Ну, что ты плачешь, что ты убиваешься? Ты знаешь - и там погиб, и там погиб, а здесь 10 детей погибло, а там сбило машиной..." И вдруг Аня на меня так посмотрела и сказала: "Ира, да я же понимаю, у тебя самое большое горе в мире! Большего горя на сегодня нет. Ты мне скажи, какой он был? Чтобы ты хотела, Ира?" Она не стала меня спрашивать, сколько в зале было террористов, вот эти все вопросы про политику».


Написав большую статью о погибшем сыне Ирины, Анна Политковская спасла ей жизнь - в этом убеждена сама бывшая заложница. «Я поняла, что я буду жить, потому что я должна дождаться, когда выйдет статья. До этого у меня не было зацепки, просто не было. Вот моя зацепка. Я прочитала статью про Ярослава и стала ждать, когда выйдет следующая статья. Следующей была опять статья опять про "Норд-Ост". Я жила от понедельника до четверга. Я узнала, что Аня выходит два раза в неделю. И мы стали жить от понедельника, покупая газету, до четверга, а от четверга до следующего понедельника. Аня написала почти про всех детей, которые погибли там, в "Норд-Осте". Мы все перезнакомились».


«Для нее, наверное, было смыслом жизни – вытащить обезумевшего от горя человека из ямы, в которую вдруг его загоняет жизнь, - продолжает лидер организации содействия защите пострадавших от терактов "Норд-Ост" Татьяна Карпова. - Она объездила, по-моему, если не всех, то, по крайней мере, 90 процентов заложников, всех, кто побывал там, кто выжил, кто потерял близких. Она ко всем ездила домой. Она спрашивала у каждого про проблему конкретной семьи. Она делала все возможное, чтобы хоть как-то облегчить наши страдания. Она договаривалась с больницами. Она договаривалась с детскими домами, если была такая необходимость, кого-то из сирот отдать. С какими-то спонсорами сводила постоянно. Она очень-очень большую помощь нам оказывала во всем абсолютно».


«Имя "Политковская Аня" для нас всех стало не то что рекомендация, а пароль, который действовал в любой час дня и ночи, - говорит Ирина Фадеева. - Мы знали, что это тот человек, который для нас стена, для нас защита, как реанимация, как повязка на больную рану. Пострадавшие в теракте на Дубровке приняли Анну Политковскую в члены своей общественной организации. Фраза из её статьи фактически стала девизом этой организации. «Когда мы издали свою книжку независимого расследования по "Норд-Осту", - говорит Татьяна Карпова, - когда нам пришлось вместо прокуратуры этим заниматься самостоятельно, то мы в эту книжку поместили одну из статей Анны Степановны Политковской. Буквально книга появилась у нас, наверное, месяца за два, за три до смерти Ани. Одна из последних ее фраз: "Что мы позволим им завтра?" Это Анины слова. Мы, действительно, поняли, что мы не имеем права просто позволять им делать с нами то, что с нами сейчас делают».


XS
SM
MD
LG