Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коллекция Ростроповича и Вишневской разместится в Константиновском дворце


Прием лейб-гвардии в Константиновском дворце. Неизвсетный художник, XIX век

Прием лейб-гвардии в Константиновском дворце. Неизвсетный художник, XIX век

Российский предприниматель Алишер Усманов объявил, что приобретенная им для государства коллекция произведений русского искусства из частного собрания Галины Вишневской и Мстислава Ростроповича будет размещена в Константиновском дворце, в Стрельне под Санкт-Петербургом. Официальное название этого комплекса — Дворец конгрессов, который находится в ведении не министерства культуры, а Управления делами президента. Здесь проходила встреча лидеров стран «большой восьмерки».


Крупнейшие художественные музеи Москвы и Петербурга надеялись: один из них пополнит свои собрания коллекцией из 450 лотов (это 850 картин и предметов антиквариата), приобретенных Алишером Усмановым на «Сотбис» за такую сумму, что Аукционный дом счел возможным отменить объявленные торги. При этом Русский музей выдвигал такой аргумент: произведения искусства по происхождению петербургские, стало быть, им и место в Петербурге. Аргумент учли, но только частично. Вот к какому решению пришел, в конце концов, Алишер Усманов: «В самом начале была поставлена цель — сохранить в целостности эту прекрасную коллекцию произведений русского искусства и вернуть ее в страну. При этом учитывалось и пожелание продавца, который тоже хотел, чтобы коллекция нашла свое место в одном из дворцов, музеев-дворцов Петербурга. После консультация и с экспертами, и с Агентством по культуре я пришел к такому выводу, что в Петербурге настолько много прекрасных музеев-дворцов, что надо было выбрать какое-то критерий, по которому можно было отобрать один из них. И выяснилось, что в одном из прекрасно отреставрированных в последнее время дворцов — Константиновском — нет собственной коллекции произведений искусства, которые постоянно бы находились в нем. И я принял решение предложить рассмотреть этот вопрос о том, чтобы эта коллекция была и находилась всегда в этом музее. Я с огромным удовольствием передаю эту коллекцию государству и буду очень рад иногда посещать этот дворец. Я думаю, все, кто будет иметь возможность это сделать, тоже будут благодарны судьбе за то, что все это вернулось к нам на родину», — говорит Алишер Усманов.


Ну а управляющий делами президента Владимир Кожин рад уже сейчас: «Когда был восстановлен Константиновский дворец, к 300-летию Санкт-Петербурга, сегодня это не просто дворец, это огромный комплекс, который развивается, с хорошей инфраструктурой. Это сегодня второй после Кремля центр политической и общественной жизни России — Константиновский дворец — шедевр мировой архитектуры, восстановленный, реставрированный памятник, в котором до недавнего времени своей коллекции не было. Есть отдельные дары, в том числе от семьи потомков Романовых, от ряда других коллекционеров, которые передали именно в этот дворец ряд шедевров живописи. Но как таковой, повторяю, коллекции там не было. Были уникальные коллекции, которые мы делали совместно с Московским Кремлем, с Эрмитажем, в плане подготовки к "большой восьмерке", но это временные коллекции из запасников этих уникальных музеев, которые потом возвращаются к своим собственникам.


Сегодня появляется уникальная коллекция Ростроповича-Вишневской, которая будет целиком размещена во дворце, для этого есть все возможности. Безусловно, есть великолепные наши музеи — и Русский, и Эрмитаж, и другие музеи, которые эта коллекция также бы украсила, но мы прекрасно с вами знаем, что у них огромное количество шедевров и экспонатов, которые хранятся в запасниках и которые просто некуда выставлять. Это мое частное мнение, но мне кажется, что если бы было принято другое решение, отчасти бы эта коллекция растворилась в том огромном количестве уникальных экспонатов, которыми обладают эти музеи. Здесь этого не произойдет.


Ну, и, наверное, немаловажный аспект — это система безопасности, сохранного такого уникального собрания. Здесь тоже, вы прекрасно знаете, есть определенные проблемы у наших больших так называемых музеев. Что касается комплекса Константиновского дворца и всего этого комплекса, то здесь, я думаю, ни сегодня, ни в будущем таких проблем не будет, поскольку система безопасности, сохранности Стрельни построена по тому же принципу, что и в московском Кремле».


Сказанное Владимиром Кожиным по поводу гарантий сохранности — бесспорно, но совсем не обязательно, что коллекция была бы распылена, окажись она в иных местах. Так столичный Музей изобразительных искусств мечтал разместить все собрание целиком — в своем Музее личных коллекций.


Но что решили, то и решили и вот реакция главы Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаила Швыдкого: «Акт дарения — это акт личный. И если даритель хочет подарить в тот или иной музей, никто не вправе оспаривать это решение. Существуют коллизии целого рода, когда дарители, которые дарили, скажем, и в советское время, особенно зарубежные дарители, в тот или иной музей, они настаивали на том, чтобы эти вещи находились, скажем, в Третьяковской галерее, а не где бы то ни было еще. Поэтому, если говорить о букве закона, то надо понимать, что желание дарителя вообще не оспаривается никем, какой бы пост человек ни занимал», — говорит Михаил Швыдкой.


Вопрос, который сейчас больше всего волнует не высокопоставленных, а рядовых любителей искусства — будет ли коллекция общедоступной? Михаил Швыдкой утешает: «Константиновский дворец работает как музей, так же как работают музеи Петергофа, так же как работают музеи Царского села. И в этом смысле режим эксплуатации, режим музейной жизни, он такой же, как и там».


Отметим, за исключением тех дней, когда в Константиновском дворце проходят мероприятия государственного уровня. Так что, режим такой же, да не совсем.


XS
SM
MD
LG