Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американские эксперты о решении Владимира Путина возглавить список "Единой России"


Программу ведет Арслан Саидов. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Данила Гальперович, Ян Рунов.



Арслан Саидов: В Москве сегодня продолжится съезд "Единой России". Первый день съезда, вчерашний, стал сенсационным. Президент России Владимир Путин согласился возглавить список партии "Единая Россия" на предстоящих выборах в Госдуму. Выступая на предвыборном съезде, Путин заявил, что считает реалистичным предложение делегатов съезда возглавить правительство в случае победы на выборах "Единой России". В то же время Владимир Путин отметил, что намерен остаться беспартийным, и высказался против поправок в Конституцию под конкретного человека.


Решение Владимира Путина возглавить список "Единой России" на выборах в Государственную Думу, корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович попросил прокомментировать лидера Народно-демократического союза, бывшего премьер-министра России Михаила Касьянова, находящегося сейчас на сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы в Страсбурге.



Данила Гальперович: Меняет ли то, что Владимир Путин возглавит список "Единой России", ваши планы относительно президентской кампании и меняет ли, по-вашему, это сам характер президентской кампании?



Михаил Касьянов: Я думаю, что в принципе ничего не меняется. Меняется лишь отношение власти к выборам, и граждане, которые не очень-то разбираются в том, что происходит, конечно, от нас узнают и поймут, что это означает. Это означает проламывание ситуации, а именно продолжение политического курса, который проводится нынешней властью во главе с президентом Путиным. Посмотрим, какая будет ситуация с подходами к выборам президента, а именно, будет ли возможность выдвигаться в качестве независимого кандидата, и будут ли чиниться препятствия всевозможные, такие, как придумывание различных запятых и, так сказать, сдвинутых строчек в документах и так далее, и так далее, или будет регистрация идти нормальным образом. Конституция не меняется. Это означает, что Россия по-прежнему президентско-парламентская республика. Это означает, что у президента широкие полномочия, это означает, что у правительства широкие полномочия. И, конечно, парламент, который должен представлять большинство российских граждан, должен формировать правительство и, безусловно, консенсус между президентом и правительством должен достигаться. Проблема в том, что нынешний парламент не может считаться легитимным и свободным, поскольку он проходит не по демократическим процедурам. Выборы в парламент проходят не по демократическим процедурам. Поэтому легитимность предстоящей Думы, которая была сформирована по итогам выборов 2 декабря, она под большим вопросом, поскольку эти выборы не являются демократическими и не соответствуют европейским стандартам выборов в парламент.



Данила Гальперович: Как вам кажется, может ли Дума, выбранная таким образом, как вы говорите, не соответствующая европейским стандартам выборов, изменить Конституцию и изменить баланс власти от президента к премьеру, если вдруг премьером захочет стать Владимир Путин?



Михаил Касьянов: Может изменить Конституцию, конечно, может изменить и может изменить баланс, но в этом есть дополнительная опасность. Граждане могли только догадываться, а те люди, кому не безразлично то, что происходит в политической жизни страны, а, как следствие этого, и к тому, что вообще происходит в стране, конечно, они понимают, что угроза, которой они опасались, теперь она начинает проявляться в явной форме, именно угроза изменения Конституции.



Данила Гальперович: Не будет ли это моментом психологической ломки для российских людей, потому что, в общем-то, в последнее время, когда лидер партии был одновременно лидером страны, это время Советского Союза?



Михаил Касьянов: Безусловно, это все в большей степени напоминает те периоды, то, что мы называем совдепией, это то, откуда мы вырвались, то есть это из тоталитарного режима, пока мы еще не живем в тоталитарном режиме, но точно уже в авторитарном и, конечно, с этим нужно бороться и нельзя, скажем так, впадать в депрессию о том, что мы уже все утратили. Это не так. У нас есть 2 марта, выборы президента и шанс у всех россиян, у всей страны спасти ситуацию, не дать возможности закрепиться этому политическому курсу, который разрушителен для страны, он противоречит национальным интересам Российской Федерации, долгосрочным интересам. Мы должны остановить этот процесс. Это означает избрать иного президента, который не будет продолжать нынешний политический курс, и тогда все встанет на свои места.



Данила Гальперович: Вам не кажется, что Госдума может успеть за этот небольшой период с начала января по 2 марта уже внести такие изменения, которые не дали бы совершить какой-то коренной разворот оттого, что задумано?



Михаил Касьянов: Это немножко уже технические вопросы, это нужно еще проанализировать юридические аспекты этого дела. Но, конечно, нынешняя власть будет стараться сделать все как можно быстрее и как можно более незаметнее для того, чтобы именно закрепиться и не дать возможность поставить под сомнение то, что их власть каким-то образом уменьшается или утрачивается. Поэтому, конечно, мы за всем будем внимательно следить и помогать гражданам разобраться в том, что происходит.



Арслан Саидов: Об американской реакции на решение Владимира Путина возглавить список "Единой России" рассказывает нью-йоркский корреспондент Ян Рунов.



Ян Рунов: Вот как прокомментировал сообщение содиректор Центра российских и евразийских исследований при Гарвардском университете, профессор Уэлсли-колледжа Маршалл Голдман.



Маршалл Голдман: В прошлом году, на встрече президента Путина с членами «Валдайского клуба», он ясно сказал, что не намерен менять Конституцию. А до этого он говорил об опасности дестабилизации в России. Путин явно считал одним из главных своих достижений стабилизацию, которая отсутствовала в ельцинской России. Путин сказал на встрече, что изменение Конституции может дестабилизировать положение. Но он остаётся чрезвычайно популярным у большинства российских избирателей и поэтому его уход из политики тоже может дестабилизировать российское общество. И Путин принимает неожиданное для нас, но весьма логичное для него решение: возглавить борьбу единороссов на парламентских выборах и, в случае победы, возглавить правительство. Этот ход аналогичен британской системе правления, где победившая на парламентских выборах партия имеет право предложить своему лидеру пост премьер-министра.



Ян Рунов: Хотя президент Путин заявил, что он мог бы стать премьером, но при условии, что президентом страны станет порядочный, дееспособный и эффективный человек, Маршалл Голдман сомневается в возможности равновесия власти.



Маршалл Голдман: Проблема в том, что президент, который будет выбран, окажется скорее символической фигурой, как, скажем, в Израиле, где реальной властью обладает премьер-министр. Я бы, например, не хотел быть президентом России, если премьер-министром станет Путин, потому что именно он будет главой государства, и будет принимать решения.


В дальней перспективе я не уверен, что столь долгая зависимость России от одного человека хороша для страны. На короткий отрезок времени это решение проблемы, на более длительный - это, вероятно, нездоровая идея.



Ян Рунов: А как это отразиться на американо-российских отношениях?



Маршалл Голдман: Отчасти остающийся у власти Путин хуже для Америки. Его внешнеполитический курс стал агрессивнее, конфронтационнее по мере того, как России выплатила почти весь свой внешний долг и разбогатела на продаже нефти. Путин почувствовал, что может бросить вызов Западу. Поэтому Путин на посту премьера - не лучший вариант для американо-российских отношений. Но для народа России это решение Путина сулит определённость, предсказуемость. Многие из россиян, наверно, вздохнут с облегчением, и будут аплодировать этому.



Ян Рунов: Не столь определённо реагировал на новость президент вашингтонского Совета по американской внешней политике, специалист по России Герман Пирчнер.



Герман Пирчнер: Что ж, это в какой-то степени означает продолжение нынешних отношений: с одной стороны это ясность, но с другой - развитие проблем в таких важных областях, как борьба с терроризмом и ядерное распространение. То, что Путин, возможно, останется, в том или ином виде, руководителем страны, вносит определённость. Зато мы пока не знаем, кто станет президентом США, какова будет политика следующего американского президента, и как будет реагировать Путин на новую политику США.



Ян Рунов: Явилось ли для вас неожиданным решение Путина?



Герман Пирчнер: Уже давно было ясно, что Путин не испарится. Я совершенно не удивлён нынешним заявлениям и не удивлюсь, если Путин предпримет что-то ещё для укрепления своей власти в ближайшие месяцы. Я удивлюсь лишь, если он перестанет быть фактором важнейших российских решений.


XS
SM
MD
LG