Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Завершился судебный процесс в связи с публикациями в "Театральном журнале" о позиции СТД в деле о реконструкции Дома ветеранов сцены в Петербурге


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Андрей Шарый : Председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин не комментирует решение Василеостровского суда Петербурга по иску о защите чести и достоинства против "Петербургского театрального журнала" и его главного редактора Марины Дмитриевской. Судебный процесс проходил в связи с публикациями в "Театральном журнале" о позиции Союза театральных деятелей в деле о реконструкции петербургского Дома ветеранов сцены. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская.


Татьяна Вольтская : В Петербурге есть дом ветеранов сцены, построенный актрисой Марией Савиной в 1902 году специально для пожилых актеров. Дом требует ремонта. У Союза театральных деятелей России денег нет. И дом, и 5 с половиной гектаров прекрасного парка являются памятником федерального значения. Но СТД решил продать 4 гектара компании «Система Галс», чтобы она за это отремонтирует дом.


Марина Дмитревская уже несколько лет защищает интересы ветеранов сцены. Одна из публикаций в «Петербургском театральном журнале» называлась «Сад без земли». Ее-то глава СТД Александр Калягин и счел для себя оскорбительной. Началась судебная тяжба, закончившаяся 1 октября, когда Василеостровский федеральный суд принял решение взыскать с «Петербургского театрального журнала» 1 рубль и 1 тысячу рублей с Марины Дмитревской, а также опубликовать решение суда на страницах журнала. Что же так долго выяснял суд? Что опубликовал журнал, чего нельзя было быстро проверить? Говорит Марина Дмитревская.



Марина Дмитревская : Приводились данные о том, что Николай Витальевич Буров приводил другого инвестора, который готов был отремонтировать дом, взяв меньшую территорию, внеся большие деньги. Почти целый год суд занимался проверкой достоверности информации. Свидетели разделились пополам. Одни говорили, что они цифры слышали, другие – что не слышали на пресс-конференции. Выяснилось, что в «Интерфаксе» не было записи. Были всякие сложные ситуации, потому что довольно странно одно время стала вести себя наш адвокат. За два часа одного судебного заседания она прислала нам заявление о том, что она из процесса выходит.


В процессе этого иска, который сначала состоял в том, что Калягин требовал от меня 150 тысяч рублей за нанесенный ущерб, эти деньги увеличились. Честь и достоинство Калягина подорожали и стали стоить полмиллиона рублей. Наконец, дело дошло до прений. Истцам не удалось доказать ущерб, который был ему нанесен.



Татьяна Вольтская : Говорит президент Международной коллегии адвокатов Санкт-Петербург Валентина Левыкина.



Валентина Левыкина : Решение такое неординарное, конечно. Возместить моральный вред в размере 1 тысячи рублей – это такое решение, скажем, интересное. Суд посчитал, что такой вред, на который внимание не стоит обращать. Будем ждать решения, чтобы было обосновано. Я с большим уважением отношусь к такому артистку как Калягин. С другой стороны, я прекрасно понимаю, что весь этот иск – это сплошное лукавство. По-моему, и судья поняла, что весь иск – это лукавство.



Татьяна Вольтская : Наверное, «Петербургский театральный журнал» должен быть счастлив, что угроза разорения от него отступила.



Марина Дмитревская : Мы получили уже столько звонков и писем по поводу того, что – ребята, если вас действительно засудят, по России пойдет большая шапка. Деньги мы вам соберем. Нам звонили очень крупные театры, финансово продвинутые. Нам звонили маленькие и нищие театры, у которых у самих 3 копейки. Первые собирались нам в шапку кидать деньги ветераны. На самом деле, если бы вот эти 90 пожилых людей по 10 рублей начали скидываться, это была бы, наверное, такая громкая акция. Если бы мы думали о пиаре о своем, то, наверное, нам бы даже выгоднее было проиграть, и эту шапку по России пустить.



Татьяна Вольтская : Итак, формально иск Калягина частично удовлетворен, но честь и достоинство, оцененный в 1 тысячу рублей, дает журналистам основание чувствовать себя почти победителями. Однако Марина Дмитревская считает, что главное не это.



Марина Дмитревская : Прошел почти год с того момента, как «Система Галс» перечислила 5 миллионов рублей на счет Дома ветеранов. И до сих пор ни одно движение в сторону ремонта не произошло. Оказалось, что у Союза театральных деятелей нет никакой проектно-сметной документации, о которой они говорили. Дом явно к ремонту не готовился.


А кроме того, за спиной ветеранов Союз театральных деятелей пересмотрел положение о Доме. Раньше туда могли приниматься люди, относящиеся к культуре. Теперь на коммерческой основе туда принимается, кто угодно. И дом становится просто городским приютом. Та аура, ради которой Мария Гавриловна Савина этот дом строила, катастрофически разрушается. Пока шел суд, наши свидетели подвергались в доме просто преследованиям. Они написали в суд по этому поводу заявление. Им тоже грозят судом. На них кричат. Какой проект делается сейчас? Что там творится? Ветераны опять этого не знаю.



Татьяна Вольтская : Реакция Александра Калягина на решение суда пока неизвестна.


XS
SM
MD
LG