Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политические перестроения после включения Владимира Путина в предвыборную кампанию "Единой России"


Программу ведет Андрей Шарый. Прини мает участие известный московский политический эксперт, сотрудник фонда Карнеги Андрей Рябов .



Андрей Шарый : Сейчас в прямом эфире программы "Время Свободы" известный московский политический эксперт, сотрудник фонда Карнеги Андрей Рябов.


Андрей, добрый вечер! Давайте оттолкнемся от последней максимы, которую высказал Сергей Миронов. Как вам идея о том, что в России начинается формирование двухпартийной системы - Единой и Справедливой Россий?



Андрей Рябов : Пожалуй, с этим утверждением очень сложно согласиться. Если и формируется какая-то новая модель, что вполне вероятно, то речь, скорее всего, идет о формировании так называемой полуторной модели, когда, с одной стороны, безусловно, в парламенте доминирует только одна партия, тесно связанная с исполнительной властью, а это "Единая Россия", и при ней имеется весьма слабая, реально не способная влиять на парламентские решения, небольшая оппозиция, возможно, левого или социал-демократического толка. Но сегодня все-таки в большей степени на роль этой оппозиции может претендовать не партия "Справедливая Россия", а, скорее, Компартия Российской Федерации.



Андрей Шарый : Понятно. Ситуация, в которой оказался Сергей Миронов, ему не позавидуешь, он так яростно поддерживает президента по всем вопросам, а президент сейчас поддерживает другую партию, то есть невеста осталась без жениха фактически совсем. Означает ли это, что "Справедливая Россия" может и не попасть в парламент?



Андрей Рябов : Такая точка зрения высказывается сейчас многими экспертами, считающими, что избирателю и без того, в общем-то, не имеющего тесных и давнишних привязанностей к этому проекту, будет крайне сложно разобраться - где же он имеет дело с партией "Единая Россия", которую продолжает критиковать Сергей Миронов и его партия, а где с президентом Путиным? Тем не менее, все-таки какой-то шанс у этой партии остается. Нельзя исключить, что она может получить какую-то очень ограниченную поддержку структур исполнительной власти - хоть так, на всякий случай, имея в виду некую отдаленную перспективу.



Андрей Шарый : Многие эксперты говорят о том, что система власти в России, в Кремле, не прозрачна. От этого большой риск в работе политологов. От этого и необходимость гадать о том, что происходит, не имея, действительно, информации. Я обратил внимание на то, что совершенно исчезли фактически с телевизионных экранов два политика, которые очень часто там появлялись - это Сергей Иванов и Дмитрий Медведев. С чем это связано, на ваш взгляд?



Андрей Рябов : Тем не менее, я не думаю, что это повод для окончательного вывода о том, что они покинули число претендентов на пост президента Российской Федерации, хотя было бы, наверное, неверно утверждать обратное, что шансы их по-прежнему значительны. По крайней мере, Сергей Иванов все еще продолжает и достаточно часто, хотя, может быть, и не с прежней частотой, появляться на телевизионных экранах, делая достаточно важные заявления. С Дмитрием Медведевым ситуация, пожалуй, похуже. Его, действительно, существенно меньше на телевизионных экранах, да и информационные поводы, в связи с которыми он появляется, также по статусу существенно ниже. Тем не менее, поскольку президент Путин неоднократно уже говорил о том, что не будет преемника, а будут кандидаты на пост президента Российской Федерации, очевидно, он имел в виду не только кандидатов от оппозиционных партий, но и кандидатов, которые представляют интересы нынешней правящей группы. Так что, вполне вероятно, что эти люди останутся в так называемом шорт-листе.


Нынешнее назначение Виктора Зубкова тоже не является как бы финальной точкой, впрочем, как и решение президента Путина возглавить список "Единой России" - сценарий передачи власти и конструирование новой власти после 2008 года, хотя, безусловно, это очень важный и значимый эпизоды.



Андрей Шарый : А вам представляется все происходящее в последние недели какой-то продуманной, заранее спланированной политикой Кремля, или это скорее свидетельство того, что разные кланы, группы власти не могут договориться ни о каком преемнике, кроме Путина?



Андрей Рябов : Мне кажется, что то, что мы видели, например, в середине сентября (отставка кабинета Михаила Фрадкова и замена его новым правительством, затем вот это, действительно, очень важное решение президента Путина), это части совершенно разных сценариев. Первый сценарий был ориентирован, в первую очередь, на максимальное расширение пространства политического маневра для президента, который так легко разделил три совершенно разных процесса - парламентскую избирательную кампанию, формирование нового кабинета и отбор кандидатов на роль преемника. Что же касается сценариев "Единой России", то, безусловно, как бы это не называть, но все-таки, в конечном итоге, это существенное сужение политического маневра для президента и, более того, некоторый такой сдвиг общей ситуации к тому, что уходящий президент должен получить какой-то значимый, формальный, легальный крупный политический пост, что вовсе не вытекало из прежнего сценария. В развитие политического процесса вмешиваются самые разные факторы, разные группы интересов. В конечном итоге, мне кажется, что все-таки мы имеем дело с процессом, в котором очень много элементов импровизации. С началом октября эта импровизация не будет исчерпана.



XS
SM
MD
LG