Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге оглашен приговор бывшему милиционеру, который в 2001 года открыл стрельбу из табельного оружия по двум студентам Горного института


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Виктор Нехезин: Вчера в Петербурге был оглашен приговор бывшему милиционеру Алексею Николеву, который в июле 2001 года открыл стрельбу из табельного оружия по двум студентам Горного института, один из которых в результате скончался, другой стал инвалидом.



Татьяна Вольтская: Дело о расстреле милиционером двух студентов длилось 6 лет, в результате Алексей Николев был признан виновным в превышении должностных полномочий и приговорен к 4-м годам колонии общего режима. Кроме того, в течение трех лет он не сможет работать в правоохранительных структурах. Гражданский иск о возмещении морального вреда в размере 1 миллиона рублей удовлетворен частично - в размере 100 тысяч.


О сути этого скандального дела говорит Екатерина Колисова, которая по поручению Юлия Рыбакова, в то время депутата Законодательного собрания, вела депутатское расследование.



Екатерина Колисова: Пришла мать того мальчика, который жив остался, Мачихина Татьяна Васильевна, рассказывала, что сын ее в тюрьме, в тюремной больнице, что она не знает, как его спасти из этой тюремной больницы, что там вымогают, чтобы он против себя дал показания. В общем, история, какие бывают. И второго, его друга, с которым они на дне рождения были вместе, застрелили, он мертв. Тем не менее, уголовное дело против того, кто якобы там дрался, а против того, кто стрелял, - непонятно, проверка не ведется. Выяснилось, что были приняты очень жесткие меры. Как только прибыло начальство РОВД Московского района в 51-е отделение, они все приехали, увидели забор, кусты, по одну сторону от забора милиционер стоял и стрелял, а по другую сторону - лежат. И решили, что это трупы. Они были уверены, что им удастся все замять.



Татьяна Вольтская: Заминать, по сведениям Колисовой, стали весьма активно: выставили конвой у реанимации, как выяснилось, совершенно незаконный, к Виталию Шумилину все 8 дней, в течение которых он умирал, не пускали мать, тяжело раненого Дмитрия Мачихина приковали к кровати, а потом, вместе с трубками, торчащими из тела, несмотря на сопротивление медперсонала, увезли в тюремную больницу. Двух студентов, которые, возвращаясь с дня рождения друга в естественном подпитии, имели несчастье встретить на своем пути милиционера Алексея Николева и отказались пройти с ним в отделение милиции, потому что не чувствовали за собой никакой вины, пытались представить опасными преступниками, оказавшими сопротивление милиции.



Екатерина Колисова: Параллельно были сфабрикованы документы, они подшиты в деле в настоящее время, и заявлено сейчас ходатайство о том, чтобы было вынесено судом частное определение по поводу фабрикации документа о якобы аресте и якобы побеге этих вот ребят, студентов Горного института, которых он в спину расстрелял. И начальство, приехав на место, сразу увидело, что здесь чистой воды 286-я статья "Убийство с использованием служебных полномочий". Они сразу поняли, что здесь, согласно закону о милиции, никак не подведешь, что он имел право стрелять. Когда это попало к Рыбакову, через месяц только усилий наших было возбуждено наконец уголовное дело против того, кто стрелял.



Татьяна Вольтская: Судебных процессов было три. Только на четвертый год был вынесен приговор Николеву - 5,5 лет колонии, после чего его взяли под стражу, но, как оказалось, ненадолго. Горсуд отменил приговор из-за ничтожной канцелярской ошибки, и Николева снова освободили. Все началось сначала. И вот теперь, в результате третьего судебного процесса, он получил 4 года в колонии общего режима.



Екатерина Колисова: По справедливости ему полагалось бы выплатить моральный ущерб не только матери убитого Шумилина, кстати, ему присудили в 10 раз меньше, чем она просила - она просила миллион, но ему полагалось бы выплатить моральный ущерб и ставшему инвалидом Дмитрию Мачихину. Но Мачихин, запуганный, не подавал, то есть и не присудили. Также по закону ему полагается всю жизнь, пока Мачихин будет на инвалидности, а он шесть лет на инвалидности, ему полагается все эти годы выплачивать ему деньги ежемесячно. Прокурор просил 9 лет, потерпевшая просила 13 лет, а ему присудили всего 4 - ниже низшего.



Татьяна Вольтская: И правозащитники, и мать убитого Виталия Шумилина, 6 лет в одиночку сражавшаяся с питерскими силовиками, возмущены приговором. Говорит заместитель председатель правозащитной организации "Гражданский контроль" Юрий Вдовин.



Юрий Вдовин: Ворон ворону глаз не выклюет. Милиция может творить произвол, уверенная в том, что суд ее защитит. Страна, в которой силовые структуры абсолютно безнаказанны в своем произволе. Если не бороться, то ничего не изменится. Вот я сейчас смотрю производительную деятельность, коэффициент полезного действия правозащитников близок к нулю. Но это не значит, что не надо бороться.



Татьяна Вольтская: После оглашения приговора Алексея Николева больше часа не могли вывести из зала суда, потому что он оказывал сопротивление, выкрикивал оскорбления и угрозы в адрес судьи и адвоката потерпевшей стороны Игоря Полкина. Екатерина Колисова говорит, что его поведение как будто проиллюстрировало то обстоятельство, что вообще-то в милицию Николев в свое время устроился, подделав справку о своем психическом здоровье - на самом деле он стоял на учете в психдиспансере и имел диагноз "психопатия". По свидетельству адвоката Игоря Полкина, Николева увезли из суда не в автозаке, а в машине "скорой помощи", и Екатерина Колесова опасается, как бы осужденный вообще не исчез в неизвестном направлении.


XS
SM
MD
LG