Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейский суд признал нарушение двух статей Правозащитной конвенции в деле трех бывших жительниц Чечни против России


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Андрей Шароградский : Европейский суд по правам человека в Страсбурге огласил решение по делам трёх бывших жительниц Чечни против России. Суд признал нарушение двух статей Европейской правозащитной конвенции. Подобных дел в Страсбургском суде накопилось много. Как считают эксперты, в будущем они могут лечь в основание серьёзных юридических претензии к официальной Москве за её силовые действия на Северном Кавказе. Тему продолжит Олег Кусов.



Олег Кусов : Жительницы Грозного Петимат Гойгова, Елена Гончарук, Хееди Махаури оказались в блокированном российскими военными городе в декабре 1999 года. Бомбардировки чеченской столицы сменились спецоперациями силовых структур. Потерпевшие утверждают, что в январе 2000 года в Старопромысловском районе российские военнослужащие расстреливали мирных жителей. Елена Гончар e к и Хееди Махаури избежали смерти только чудом, получив тяжелые огнестрельные ранения, у Патимат Гойговой погибли мать и брат. Представители России на суде заявили, что истцы не располагают никакими доказательствами того, что преступления были совершены российскими военнослужащими, а расследование Военной прокуратуры не подтверждает заявления жительниц Грозного. Однако пострадавшим удалось доказать, что в то время Старопромысловский район Грозного находился под полным контролем федеральных сил, и никто другой этих преступлений совершить не мог. Решение Страсбургского суда по правам человека в беседе с моим коллегой Виктором Нехезиным прокомментировала глава Центра содействия международной защите адвокат Каринна Москаленко.



Каринна Москаленко: Суд признал нарушение статьи 2-й - это право на жизнь, и статьи 13-й - это право на то, чтобы иметь возможности эффективно защищаться в своей стране. Вот эти два права суд счел нарушенными в отношении трех заявителей. Это дело было соединено, кстати, оно было подано в разное время в 2000 и в 2001 году. Относительно событий 2000 года в Старопромысловском районе возникла необходимость соединить эти дела, потому что они были сходны по своим типологическим, характерным чертам. А надо вам сказать, что у нашего центра, Центра содействия международной защите, тоже достаточно большое количество подобных дел. У нас еще нет принятых решений, но некоторые из них - уже закончены коммуникации или коммуницируются сейчас. И большинству из них, надо отметить, Европейский суд дал приоритетное рассмотрение.



Виктор Нехезин: Ведь речь идет о, я так понимаю, военной операции, так называемой зачистке, проводившейся в Грозном.



Каринна Москаленко: Да, это так называемые зачистки. И Европейский суд понимает, что в ходе каких-то операция военных, действительно, кто-то может погибнуть. Но исходя из конкретных обстоятельств дела, исходя из, как суд пишет, примененной силы, характера примененной силы, он все-таки делает вывод, что право на жизнь нарушалось. Это не случайная смерть, это не смерти, которые произошли из-за неосторожности или каких-то неумышленных действий.



Виктор Нехезин: Вы говорите о том, что этих дел много. А сколько их? Это десятки...



Каринна Москаленко: Я вам скажу. Рассмотренных - десятки, получается. Там есть просто объединенные дела. Вот у нас и у наших коллег это все-таки десятки дел. Некоторые же обращаются и сами, поэтому здесь уследить за количеством реально невозможно. По моим данным, это все-таки десятки и десятки дел.



Олег Кусов : Говорила Каринна Москаленко. Каждое решение Европейского суда в пользу пострадавших от боевых действий людей в Чечне воспринимается, как внушительная победа, утверждает руководитель аналитическо-правозащитного центра "Демос" Татьяна Лакшина. С ней побеседовал наш корреспондент Данила Гальперович.



Татьяна Лакшина : Мы говорим о людях, которым не удавалось найти правосудие у себя на родине, не удавалось в принципе, которые стучали во все двери, которые ходили в милицию, ходили в прокуратуру, ходили в суд, которые писали президенту, которые обращались к президенту республики сначала, а потом к президенту Российской Федерации, им совершенно ничего не помогало, которые обивали все возможные и невозможные пороги. Конечно, Европейский суд для них был такая своеобразная последняя инстанция. Для них очень важно, что у них есть эта возможность, что то, что они не могут найти справедливость дома, несколько искупается тем, что они находят ее на другом уровне, на европейском уровне.


Естественно, из Чечни жалоб очень много. Проблема, конечно, в том, что некоторые из них составлены неквалифицированными юристами и фактически погибают в зародыше, но люди продолжают надеяться на суд, продолжают ждать от суда справедливости. Каждое решение для жителей Чечни - некая общая победа. Я бывала в Чечне, когда выходили новые страсбургские решения. Это вопрос не того, что некая семья получила компенсацию в сумме 20 тысяч евро или 50 тысяч евро, а именно того, что люди видят справедливость, которую они так долго пытались обрести. Я подозреваю, что в большой степени нынешние чеченские власти достаточно лояльно пока относятся к Европейскому суду и к его решениям по чеченским делам, потому что речь идет о делах, связанных с преступлениями федералов. А вот, что будет дальше? Что будет дальше, когда начнут рассматривать жалобы, связанные с действиями кадыровцев, а такие жалобы уже есть? Это отдельная проблема.



Олег Кусов : Говорила Татьяна Лакшина. Жалоб от жителей Чечни в отношении России накопилось много. Как считают эксперты, в будущем материалы судебных разбирательств могут лечь в основу серьёзных юридических претензии к официальной Москве за её силовые действия на Северном Кавказе. На это обращает внимание политолог Заинди Чолтаев.



Заинди Чолтаев : В некоторых языках слово "судья" и слово "справедливость" однокоренные. Прискорбно, что наши граждане вынуждены искать справедливость за рубежом. Я не уверен, что сейчас срочно власть будет реагировать. Дело в том, что у нас есть опыт. Мы знаем о том, что много было и до этого решений вполне конкретных, и никаких расследований, никаких публичных заявлений власти против конкретных генералов, офицеров, которые обвинялись Страсбургским судом по правам человека, не было. Я думаю, что и это очередное попытаются в крайнем случае замолчать. Но я уверен, в будущем все эти решения могут сыграть свою роль и стать частью серьезных претензий, как минимум, если не приговора против нашей действующей власти.


Власть ведет себя неразумно. Нужно понимать, что за последние 15-20 лет мы пережили два очевидных системных кризиса - 1991, 1993 годы. Нельзя исключать, что будет и очередной кризис. Тогда еще достаточно молодая по своему возрасту власть, может быть, призвана к ответу. Власть должна это прекрасно понимать.



Олег Кусов : Говорил политолог Заинди Чолтаев. Пока Европейский суд по правам человека вынес только 17 решений.




XS
SM
MD
LG