Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Трепашкин обратился с письмом к послам Польши и Литвы в России


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ирина Петерс.



Андрей Шарый: Бывший сотрудник ФСБ России Михаил Трепашкин, отбывающий наказание за разглашение гостайны, с которым он не согласен, и многие правозащитники и международные организации считают наказание Трепашкину свидетельством того, что его посадили по политическим мотивам, обратился с письмом к послам Польши и Литвы в России. Трепашкин заявил, что обладает доказательствами в пользу требования этих стран в выплате компенсаций за ущерб от советской оккупации и сталинских репрессий. Подробнее об этой теме корреспондент Радио Свобода в Литве Ирина Петерс.



Ирина Петерс : Бывший сотрудник ФСБ России Михаил Трепашкин, который стал известен после своего участия вместе с Александром Литвиненко в знаменитой пресс-конференции 1998 года о Борисе Березовском, три года назад Московским военным судом был приговорен к 4 годам лишения свободы за, как сказано, «разглашение государственной тайны».


Михаил Трепашкин в своем нынешнем письме послам Литвы и Польши сообщает: «Я осужден за разглашение сведений, не имеющих отношения ни к российскому КГБ, ни к архивам, ни вообще к Российской Федерации как государству. И если меня осудили, – считает Трепашкин, которого в Литве называют политическим заключенным, - значит, нынешняя российская власть признает, что несет ответственность за деятельность органов госбезопасности Советского Союза, в том числе на территории Литвы и Польши. Значит, требования этих стран к Москве - компенсировать действия советских спецслужб - правомерны. Я мог бы стать свидетелем на данных процессах», - заключает он.


Разговор с российской стороной о компенсации за причиненный ущерб Литва начала семь лет назад, после соответствующего решения сейма, которое в свою очередь основывалось на результатах референдума. На нем жители Литвы высказались за то, что бы компенсации от России потребовать. Её предварительная сумма оценивалась тогда примерно в 20 миллиардов долларов.


Российские власти никогда, ни на какие переговоры по этому вопросу не шли. Комментарий политического обозревателя Аудрюс Бачулис.



Аудрюс Бачулис : Все эти материалы повисли в воздухе, потому что новое правительство Литвы этим всерьез не занималось. И если бы год назад Ландсбергис опять не стал бы поднимать этот вопрос, то пожалуй, ничего и не было бы. А точку зрения МИДа литовского мы слышали совсем недавно: если граждане есть, желающие судиться, – пускай требуют, а правительство двигаться в этом направлении особо не желает. Можно предположить, что не столько литовское правительство, сколько некоторые личности, тесно связанные с российским капиталом, этого не желают.


Вообще, может ли являться дело Трепашкина доказательством, тут уже надо спрашивать у юристов. Хотя, если вспомнить решение Международного суда по правам человека, там прямо написано, что вопрос оккупации Советским Союзом прибалтийских государств является очевидным и дополнительным доказательствам не подлежит. На сегодняшний день факт оккупации Советским Союзом балтийских стран отрицает только Россия. Не столько из-за борьбы за историческую достоверность, а именно из-за того, что не хотят денежку платить.



Ирина Петерс : Тогда в адрес России претензии могут быть высказаны многими странами.



Аудрюс Бачулис : Вполне возможно. Я считаю, что позиция, которую Россия сейчас заняла, что никакой оккупации не было - не самая эффективная. Куда проще бы было нормально поговорить со всеми пускай даже не в формате переговоров – выяснить: кто, чего хочет. Нормально все это дело уладить. Насколько я понимаю, речь идет не столько о финансовой компенсации, сколько о факте юридического признания со стороны России, что эта оккупация была. Не удивился бы, если бы претензии финансовые были бы в размере 1 доллара.



Ирина Петерс : Тогда Россия все равно была бы непреклонна?



Аудрюс Бачулис : Сейчас уже в Кремле амбиции взыграли. Я не знаю обстоятельств дела Трепашкина, но сам факт того, что человек преследуется за то, что он сделал достоянием общественности документы откровенно репрессивной структуры исчезнувшего государства, является нонсенсом. То есть идет второе издание преследования диссидентов. А то, что человек обращается в своем деле ко всем возможным источникам естественно и очень понятно. Думаю, что литовские политики должны среагировать на это. Если не привлекать внимание общественности к таким вот делам, и шансов не останется у тех людей, которых современная российская система осуждает по типично советским обвинениям.



XS
SM
MD
LG