Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жители радиоактивного села Караболка надеются только на Страсбург. Подмосковье: Что будет, если не платить за квартиру? Почему осенью жителей Самары так тянет на Волгу? В Вятке появился чайный человек. Республика Мордовия: Сибирская язва может вернуться в любой момент. Псков: Сколько стоит школьный завтрак? Ижевск: Студенты помогают бездомным. Город Барыш: История о градообразующем батюшке. Суздаль: Осень в стиле джаз


Владимир Абарбанель : Жители радиоактивного села Караболка надеются только на Страсбург. Подмосковье: Что будет, если не платить за квартиру? Почему осенью жителей Самары так тянет на Волгу? В Вятке появился чайный человек. Республика Мордовия: Сибирская язва может вернуться в любой момент. Псков: Сколько стоит школьный завтрак? Ижевск: Студенты помогают бездомным. Город Барыш: История о градообразующем батюшке. Суздаль: Осень в стиле джаз.



В эфире Челябинская область, Александр Валиев:



Зараженная радиацией речная вода, земли, на которых нельзя пахать и сеять, 8 кладбищ и бесконечная борьба за жизнь - все это вот уже полвека составляет портрет села Караболка, что в Челябинской области. Именно она приняла на себя первые дозы радиации от взрыва на ПО "Маяк", который прогремел 29 сентября 1957 года. Сегодня жители, отчаявшись получить помощь от российских властей, готовы обратиться в Европейский суд по правам человека. Рассказывает лидер общественного движения "За Караболку без радиации" Гульшара Исмагилова.



Гульшара Исмагилова : Люди стали умирать больше. У нас вокруг деревни 8 кладбищ. Почти что каждый умирает от раковых заболеваний. Мы все это связываем с радиацией. В течение 50 лет мы живем на загрязненной территории, на которой, по обследованию Росгидромета, на сегодняшний день внутри деревни 5,7 местами до 20 квадратных километров кюри, а 5-7 километров, где люди косят, доходит до 55 кюри на один квадратный километр. Всюду грязно. Всюду заразно. Всюду воздействие радиации идет.



Александр Валиев : Караболка, условно поделенная полвека назад на татарскую и русскую половины, расположена в 30-40 километрах от эпицентра взрыва, прогремевшего в ПО «Маяк». Облака дыма и радиоактивной пыли застали сельчан врасплох. Наглотавшись выбросами, люди пытались укрыться от них в погребах и за закрытыми ставнями домов, у многих открылись рвота и кровотечения.


В родне Гульшары Исмагиловой нет ни одного здорового человека - всех подкосила радиация. Большинство умерло от онкологических заболеваний, те, кто живы - лечатся от них же и букета сопутствующих. И такая ситуация для деревни - не редкость.


Спустя 2 года после взрыва, челябинские власти признали необходимость переселения жителей Караболки. Деньги были выделены, а в Москву отправлен отчет о том, что эвакуация людей из загрязненной местности состоялась. На деле же переселили только жителей Русской Караболки, а ее татарская половина осталась на месте. Говорит Наталья Миронова, лидер общественного "Движения за ядерную безопасность".



Наталья Миронова : Верхний берег – Русская Караболка, а нижний берег – Татарская Караболка. Верхний берег отселили, а нижний оставили. Люди будут бороться за свои права. Эта ситуация еще аукнется нашей власти.



Александр Валиев : Обитателей Караболки власти использовали в качестве ликвидаторов радиационной грязи как в своей, так и в оставшейся бесхозной части деревни, расположенной на расстоянии 500 метров. Процесс сопровождали вооруженные люди в масках. Тем, кто отказывался, тракторами перепахивали засаженные картофельные поля, не давали пасти скот, угрожали судами. Люди тогда сами не понимали, на что их обрекают, и какой ущерб своему здоровью они наносят, оставаясь на этой земле. Когда спустя десятилетия последствия стали очевидным, и народ стал просить переселить деревню, власть ответила отказом. Слово Гульшаре Исмагиловой.



Гульшара Исмагилова : До этого мы просили, чтобы нас переселили, но нам в Челябинске сказали, что «Как же мы можем переселить вас. Вас не переселило правительство СССР. Теперь СССР нет. Мы не можем этого делать». Тогда мы сказали, что сделайте нам хотя бы такие условия, чтобы люди в нормальных условиях доживали и умирали, потому что все наши люди приговорены к смерти, потому что все – от мала до велика, беременные, маленькие дети – участвовали в ликвидации последствий аварии вокруг. Кроме нашей деревни – село Татарская Караболка – никто не участвовал.



Александр Валиев : Сегодня ситуация в медленно, но верно умирающей деревне, просто ужасает своей безнадежностью. Это касается и экологии, и материального положения, и элементарных удобств.



Гульшара Исмагилова : Сейчас у нас кругом ничего не сеяться. У нас дороги нет. Газ обещали – не проводят. Машину обещали – нет. Телефонов нет. Мы отрезаны фактически от мира. И холод! Одна машина дров стоит 3 тысячи. Как может человек, получая пенсию 900 рублей, а самая большая пенсия в деревне – 2,5… Для того чтобы топить один дом из двух комнат, надо на зиму минимум три машины дров. А дрова стоят 3 тысячи. Это надо год не кушать, собирать, чтобы на следующую зиму купить дрова. В медпункте не хватает лекарств для оказания первой помощи. Для того чтобы льготные лекарства получить, приходится ехать в район (60 километров), а туда надо платить 100-150 рублей. Они не в состоянии столько денег платить. Лекарство, может быть, 200 рублей, за дорогу еще больше надо платить.



Александр Валиев : Жители села отправили очередное послание президенту. На ответ они особо не надеются. И как только найдут адвоката, будут составлять коллективный иск в Страсбургский суд.



Гульшара Исмагилова : Если государство не будет помогать людям, мы будем вынуждены обратиться в Европейский суд. Вот у нас такое требование. У нас 29 числа была встреча с людьми, которые уехали из деревни по тем причинам, что у них дети заболевают. Нет никакой работы, куска хлеба нет. Мы привозим в субботу и воскресенье по десять буханок хлеба. Они там нищие живут, им раздают. У нас нет скважин, у нас нет чистой воды.



Александр Валиев : Между тем, обитатели другого пострадавшего от радиации села - Муслюмово, что также расположено неподалеку от Челябинска, - добились переселения. И хотя процесс идет не гладко, и отстает от намеченных сроков, каждый из домовладельцев этой деревни теперь имеет право на компенсацию в миллион рублей. Этой суммой они могут распорядиться по своему усмотрению - выкупить новый дом рядом с родным селом, на территории, формально считающейся чистой, или уехать в любое другое место, куда глаза глядят. Жители Караболки о таком пока даже не мечтают.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Житель : Наверное, для этого надо зарплату больше платить людям, чтобы они могли заплатить за квартиру и так далее.



Вера Володина : Этот короткий рецепт молодой климовчанин предлагает в ответ на вопрос - что делать с должниками по квартплате? В коммерческом отделе городской службы единого заказчика не могут обсуждать такие понятные пожелания и действуют в предложенных обстоятельствах - при существующих заработках и уровне квартплаты снижают задолженность. На этой неделе один из эпизодов борьбы проходил в городском суде, правда, ответчики пришли и очень быстро ушли.



Олег Страшнов : Они увидели камеры, телевидение. Не хотят показывать свое лицо.



Вера Володина : Олег Страшнов, начальник коммерческого отдела МУП «СЕЗ» рассказал об ответчиках.



Олег Страшнов : Семья Рыковых – все совершеннолетние, все взрослые. Мы с этой семьей работаем с 2004 года. Они нам обещали погасить долги и в 2004 году, и в 2005 году. Плюс мы помогли им оформить в 2007 году субсидию, чтобы они за квартиру не платили, но погашали нам долги. В итоге они все равно ничего не платят. Они нам обещают. То они там кредит возьмут и погасят, то еще что-то найдут. Вот они до сих пор ищут эти деньги.



Вера Володина : Как и год назад, на последнем заседании суда судья не удовлетворила исковые требования о выселении должников. Как к должникам относятся горожане, я уточняла у расчетного центра, то есть как раз за пару минут до того, как сами они расплачивались за жилье



Жительница : Нужно подходить к каждому индивидуально. Есть, действительно, бедные люди. Им нужно помочь. Сейчас зарплаты такие у нас маленькие. Я работаю. 6 тысяч. Это разве деньги? Я плачу 2,5 со льготами за двухкомнатную квартиру. Очень тяжело. Квартплаты высокие, а зарплата очень и очень низкая. Экономим на всем.



Вера Володина : Долги более чем за три месяца имеют почти 1400 из 21 тысячи городских квартиросъемщиков. Олег Страшнов объясняет, что в каждой ситуации разбираются именно индивидуально.



Олег Страшнов : У нашего отдела индивидуальный подход к каждому должнику. Мы, естественно, входим в ситуацию жизненную, готовы дать отсрочку на погашение долга, лишь бы должник пошел нам навстречу и готов был к диалогу. Как видите, до суда доходит. У нас на сегодняшний день 53 поданных иска на выселение, из них, по-моему, пять повторно, а 21, если не ошибаюсь, оплатили граждане, свои долги погасили. Естественно, боятся за квартиру. И 27, наверное, в производстве суда. Практика суда – они дают год отсрочки на погашение долга. Вот эти 21 все долги оплатили за этот год.


Разные категории граждан. Есть, которые работают, но по каким-то своим причинам принципиально не хотят платить за квартиру. Кто-то просто не платит – не буду платить и все. Кто-то говорит, что тяжело, маленькая зарплата, дети. Вариантов масса. Стараемся помочь каждому должнику, понимаем прекрасно, что жить тяжело. Ситуации жизненные могут быть разные. Мы готовы помочь и пойти навстречу.



Вера Володина : Еще одно мнение о должниках.



Жительница : Если нормальная семья, я думаю, это не просто так, не оттого, что я не буду платить и все. Может быть, на это какие-то причины есть, что они не могут выделить деньги раз в месяц оплатить. Допустим, есть дети, которые поступают в институт. Сейчас обучение платное. Элементарно даже в школе дополнительные все занятия. Все это очень больших денег стоит. В школе все учебники тоже платные. На это субсидии не дают. Естественно, это из семейного бюджета выделяются средства. И уже на квартиру оплаты, видимо… Думают, что завтра, в следующем месяце, в следующем… Так оно и получается. А когда уже большая сумма накапливается, совсем уже невозможно платить.



Вера Володина : Даже наиболее критично настроенные горожане, сравнивая качество коммунальных услуг сегодня и несколько лет назад, не находят причин для протестной неуплаты квартплаты, как было в ушедшие годы. Власти, обеспечивающие сегодня качество услуг, предлагают строить отношения с ними цивилизованно.



Олег Страшнов : Все надо решать цивилизованно. Если человеку что-то не нравится, он всегда может обратиться в суд с исковым заявлением. Он всегда может написать заявление, допустим, нашему генеральному директору, если его не устраивают какие-то услуги. Если все законно, ему сделают перерасчет. Всегда можно договориться мирно.



Вера Володина : Еще об одном опыте вспоминает Олег Страшнов, как о неудавшемся, - это трудоустройство пьющих неплательщиков.



Олег Страшнов : У нас работали и автослесарями, и уборщицами та категория граждан, которая идет на низкооплачиваемую работу, это, в основном, люди пьющие. А нам такие, к сожалению, не нужны. Как только человек начинает пить, мы его тут же увольняем.



Вера Володина : Еще два мнения о тех, кто платит и не платит .



Жительница : У нас соседи, например, у нее трое детей, у дочери, сама она больная, была задолженность, наверное, около 40 тысяч. Однако она все-таки выплатила, платит. Хоть как-то, но платит. У нас есть один, который вообще не платит, и не работает. Куда это годится? У него кооперативная квартира. Ну, хоть как-то надо платить все равно.



Жительница : В основном, не платят совсем неблагополучные семьи. Много есть людей, которые и в достатке и не платят.



Вера Володина : О богатых, которые не платят, городские власти рассказывают на таком примере.



Олег Страшнов : Классический пример, который мы приводим с 2005 года. Мы с 2004 по 2005 год общались с одной гражданкой, которая принципиально отказывалась платить. Она имела три машины. Пока мы не подали на нее в суд за взыскание долгов, пока служба судебных приставов не наложила арест на эти машины, она нам не платила. Как только узнала о том, что машины находятся под арестом, она сразу все долги отдала. Это классический пример.



Вера Володина : Одних пугает арест имущества, других - перспектива суда. Олег Страшнов уверен, что выселение по суду все-таки состоится.



Олег Страшнов : Я думаю, что в ближайшем будущем мы все-таки кого-то выселим. На это как бы и направлена наша деятельность. Если нам граждане не платят, а долги очень большие бывают (за 100 тысяч зашкаливают), другого выхода, как выселение, я не вижу.



Вера Володина : Выселение в том случае правильней назвать «переселением» и для этой процедуры, объясняет чиновник, юристы городской администрации выполнили весь комплекс работ.



Олег Страшнов : Переселенческий фонд. Согласно Жилищного кодекса по 6 метров на человека. Естественно, это будет комната в коммуналке, но для жилья приспособленная. Там и квартплата будет меньше.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Осень – самое благодатное для рыбалки время года – говорят самарские рыболовы. В сентябре и октябре, как свидетельствуют в самарском клубе рыболовов-спортсменов, на Волге самый разгар рыболовного сезона. Уже не так жарко, как летом, а потому можно неспешно посидеть с удочкой на волжской отмели, или на озерах, которых великое множество на правом берегу Волги, надеясь поймать очередной рыбацкий трофей.


Рыбалка объединяет все возрасты. В бодрое и свежее октябрьское утро на лодочной станции семиклассник Алик Петренко серьезно договаривается с владельцем моторной лодки о переправе на правый берег Волги. «Завтра в пять утра еду на рыбалку, хочется не опоздать, тем более что рыба уже прикормлена заранее», - рассказал молодой рыболов.



Алик Петренко : Для меня рыбалка – это тоже увлечение, наверное. С друзьями посидеть, поудить рыбу – это как-то приятно.



Сергей Хазов : Другой начинающий, но, уже вполне опытный рыболов, Кирилл Васильев, тоже ровесник Алика и тоже учится в седьмом классе. Возраст не мешает юному самарцу познать все премудрости рыболовной науки. На рыбалке Кирилл с раннего детства.



Кирилл Васильев : Улов нормальный – караси, всякие рыбы на озерах. Мне кажется, лучше самому ее поймать. Потому что, не знаю, сколько она на рынке лежала. А это свежая. Сам поймал ее. Рыбачу я в деревне, с друзьями отдохнуть хорошо. Вот это для меня рыбалка.



Сергей Хазов : «Сейчас, когда среди молодежи более популярен просмотр телесериалов или компьютерные игры, увлечение рыбалкой становится экзотикой. А еще – отличным отдыхом на природе, который не сравнится ни с каким фитнес-центром или отдыхом у экрана компьютера и телевизора», - считает Кирилл Васильев.



Кирилл Васильев : Это, вообще, здорово. Во-первых, с друзьями разговариваем, общаемся. Во-вторых, природа, живой мир.



Сергей Хазов : Юрий Любимов – рыбак потомственный. На Волге, еще в начале прошлого века удили рыбу на самодельные удочки его дед и прадед. Улов, в котором, как гласит семейное предание, была вкусная волжская рыба – стерлядь, сомы и щуки, помогал Любимовым содержать семью. Теперь Юрий продолжает семейную традицию, со спиннингом в руке каждый выходной отправляясь на рыбалку.



Юрий Любимов : Я, вообще-то, любитель рыбалки. Наверное, вообще, человеку свойственно, так как он охотник, рыболов по натуре, собиратель, кто-то грибы любит собирать. Меня прельщает, во-первых, хорошая компания, во-вторых, на свежем воздухе, природа, какие-то новые места посмотреть. Естественно, сама рыбалка. Поймать рыбу, адреналинчику, не ради рыбы, а просто адреналина капнуть. Стараюсь почаще. Не всегда получается сейчас. Внуки много времени отнимают, но достаточно часто.



Сергей Хазов : «Осенняя рыбалка на Волге отличается от летней. Рыба нагуляла за лето жирок, стала ленивее», - Юрий Леонидович продолжает.



Юрий Любимов : Сейчас хищник, сама пора хищника. Сейчас щука, судак на спиннинг – большое удовольствие. На хлыст не пробовал, хочется освоить, но это впереди. Пока еще не освоил. Спиннинг и, если хищник, на малька лов. Какие секреты? Приманка своя, что-то там стараешься. В основном, летняя рыбалка на нехищную рыбу. Там какие-то свои приманки, что-то, где-то на стороне черпаешь познания.



Сергей Хазов : «Сейчас рыбы в Волге становится меньше. Приходится выезжать на рыбалку на Волгу подальше от города», - рассказал Юрий Любимов.



Юрий Любимов : Намного меньше стало. Раньше, я помню, в детстве очень много было рыбы. Сейчас очень мало осталось. Наверное, экология, я так думаю, все-таки. Потому что раньше говорили, что много судов плавает, это влияет на рыбу. Сейчас судов намного меньше плавает, но рыбы стало значительно меньше. Наверное, какой-то другой фактор влияет все-таки.



Сергей Хазов : У Юрия Любимова, как и у каждого рыболова, есть своя мечта.



Юрий Любимов : Трофейную рыбу поймать и новые места посмотреть. Недавно щуку поймал хорошую 3,5 килограмма. Хочется еще судака поймать. Нет пределов мечтаний. Трофейная для меня, наверное… Вот товарищ у меня недавно ездил на Зарыблиный пруд. Поймал на 8 килограмм карпа. Вот это, я считаю, трофей. Осенняя рыбалка, вообще… А тогда начинается зимняя. Как ледостав становится, значит, зимняя начинается. Тоже своя прелесть. Для рыбака любая погода не преграда, а только удовольствие. Как в хорошей песне – «У природы нет плохой погоды».



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Звучит музыка



Екатерина Лушникова : «Сидя напротив холодной воды, смотрю как готовится чайный лист. Без причины поднимаю чашку и протягиваю ее чайному человеку». Эти стихи древнекитайского поэта вполне можно отнести к студенту из Вятки Илье Соковнину. Он тоже считает себя чайным человеком.



Илья Соковнин : Не то, что я родился чайным человеком. Просто я им пытаюсь стать, на самом деле. Но когда-то, наверное, в 1997 году я жил в 60 километрах отсюда в санаторной зоне. Я жил в сосновом бору. Был нормальным, обычным человеком. Но вот я очень любил работать в саду, очень любил ходить в лес. Мне там хорошо. Я там общался с деревьями, я ходил на речку, я ходил на родник за водой. Чистил этот родник долгое время. Я заваривал травы. Сам выращивал какие-то, любил собирать. И, видимо, общение с этим царством трав, деревьев и растений, в конечном итоге, привело меня к вот этой культуре. Каждый человек находит себе в жизни какую-то область в чужой культуре, в которой он чувствует себя, как рыба в воде.



Екатерина Лушникова : Словно рыба в воде Илья чувствует себя в области китайской культуры. Он серьезно изучает китайский язык, читает книги по даосизму (древнекитайской религии) и проводить чайные церемонии для всех желающих в маленькой палатке в вятском Ботаническом саду. Здесь под кронами экзотических деревьев можно выпить чашечку-другую свежезаваренного чая, отвлечься от каждодневной суеты и подумать о вечном. Чай для церемоний Илья приобретает совершенно особенный.



Илья Соковнин : Китайский коллекционный чай, который, конечно, не покупается мною в магазинах или где-то на рынке. Потому что любая система магазинной купли-продажи не предполагает несение культуры, духа культуры. Там, действительно, чай присутствует как товар. Когда я завариваю чай, когда я его где-то достаю, есть уже определенные связи с Китаем. Он приобретает некую мистичность, такую сакральность.



Екатерина Лушникова : Выпить сакрального чая в палатку к Илье приходят самые разные люди - врачи и учителя, студенты и школьники, туристы и влюбленные, знатоки китайской культуры и просто любопытствующие. О своих впечатлениях от чайной церемонии рассказывают две Ольги: художник и фотограф.



Ольга : Очень понравилось. Способ заваривания чая, вообще, для нас не характерный. Мы к такому не привыкли. Это интересно – сама церемония. Спокойствие, умиротворение.



Ольга : Все время человек бегает. Он везде бегает, то есть у него нет какой-то свободной минутки, чтобы посидеть, отдохнуть, себя почувствовать. А за чаем это можно сделать. Меня здесь не было, на земле. Я была где-то в неизвестности и не вернулась. Вот это было первый раз после чая. А теперь чай – одна из составляющих жизни.



Илья Соковнин : Вообще, люди, когда пьют чай, у них слегка меняется взгляд на жизнь, взгляд на мир. Они из моей палатки уходят немного другими людьми. Они даже оттуда очень трудно уходят. Это для меня хороший показатель. Не то, чтобы выгонять, они и сами люди современные. Они еще осознают себя. Поэтому они сами с трудом, скрепя сердце, но все-таки выбегают.



Екатерина Лушникова : Постепенно вокруг чайной беседки Ильи Соковнина сложился клуб по интересам. Сюда стали приходить поэты, музыканты, художники. Здесь стали проходить творческие вечера и концерты. Особенной популярностью среди любителей чая пользуется Борис Гребенщиков.



Поет Илья Соковнин



В эфире Мордовия, Игорь Телин:



Вспышка опаснейшего заболевания – сибирской язвы – может произойти в Мордовии в любой момент. Сейчас на территории республики расположены 452 официально зарегистрированных скотомогильника, из которых 250 – это захоронения животных, зараженных сибирской язвой.


Проблема заболеваний скота и людей сибирской язвой существовала много лет, но также много лет официально о ней старались не говорить. Однако с недавних пор замалчивать ее стало невозможно. Несколько лет назад, впервые за последние десятилетия, в Мордовии прошла прокурорская проверка мест захоронений животных. О том, в каком состоянии находятся могильники, говорит хотя бы тот факт, что по ее результатам возбуждено 12 уголовных дел, внесено 108 представлений. С тех пор проверки проводятся более-менее регулярно, однако ситуация в Мордовии почти не меняется. Положение дел, говорит сотрудница прокуратуры Галина Романова, усугубляется тем, что большинство скотомогильников в республике являются бесхозными из-за ликвидации или банкротства сельхозпредприятий, на территории которых они расположены. То есть скотомогильник есть, но он ничей, никто не отвечает за его состояние.



Галина Романова : Нет тех лиц, которые бы осуществляли за ними надлежащий контроль и, соответственно, обеспечивали надлежащее состояние. И вот в связи с этим органами прокуратуры приняты меры с тем, чтобы обязать местные администрации обратиться в Управление федеральной регистрационной службы с тем, чтобы поставить их на учет. Нами предъявлено 244 заявления в суд о принуждении их обратиться с подобными заявлениями.



Игорь Телин : Таким образом, прокуратура предполагает сделать ответственными за состояние скотомогильников сельские администрации. Однако, что смогут сделать местные власти при, в общем-то, куцых бюджетах сельских поселений? В 2000 году в Мордовии была зафиксирована самая крупная вспышка заболевания сибирской язвой за последние 30 лет, причем в республике она проявилась сразу в нескольких местах. В селе Русское Баймаково Рузаевского района заразились 6 человек - работников отрасли животноводства местного хозяйства. 58 голов крупного рогатого скота оказались носителями инфекции и были умерщвлены. В селе Аненково Ромодановского района носителями болезни оказались более 140 голов скота. Сибирская язва дважды возникала и в окрестностях столицы Мордовии, Саранска, - в пригородном селе Горяйновка, и на свиноводческом комплексе одного из подсобных хозяйств города. Все эти и последующие случаи заболеваний, так или иначе, связаны со старыми скотомогильниками, полагают медики.


Окраина села Черемишево Лямбирского района. Здесь расположен один из официально зарегистрированных скотомогильников, куда десятки лет местные жители свозили трупы погибших животных. Однако, как говорит главный санитарный врач района Константин Мамаев, факт регистрации не свидетельствует о том, что за захоронением осуществляется надлежащий уход и соблюдаются меры безопасности этой, как он говорит, "биологической бомбы". Причина – опять-таки, отсутствие хозяев и ответственных.



Константин Мамаев : То реорганизация хозяйства, то у нас хозяйство СПК были, то колхозы, сейчас другие ОО пошли. И вот хозяева на балансе у них не успевают меняться и не стоят. Сейчас, в настоящее время, эта проблема, наверное, встала на самом высоком уровне, ею занялись органы. Сейчас с помощью прокуратуры начинается выискиваться собственник скотомогильника.



Игорь Телин : Сами сельчане делают все, чтобы сибирская язва вновь "вышла" из-под земли, говорит Константин Мамаев. Рядом со скотомогильниками люди постоянно собирают грибы и ягоды. Там же пасут животных.



Константин Мамаев : Проблемы могут возникнуть самые серьезные, непредсказуемые. Мы знаем, что палочка сибирской язвы хранится до 100 лет и более. Сейчас нет ограничений. Сейчас говорили, что 50, 100 лет. Сейчас ограничений нет. И не дай бог, могут прокопать, накосить траву. Корни у какой-то травы глубокие, поднимем наверх и последствия непредсказуемые. Может вспыхнуть сибирская язва.



Игорь Телин : По результатам последней прокурорской проверки наказано 17 руководителей сельхозпредприятий и местных администраций. Изменит ли это ситуацию? Маловероятно, учитывая особенной российского характера, выраженную в поговорке – пока гром не грянет. Вот, когда грянул гром в селе Русское Баймаково Рузаевского района, где сибирской язвой заразились 6 человек, так и перекрестились – огородили территорию скотомогильника. Здесь теперь есть все необходимые оповещающие знаки, регулярно проверяется его состояние, специалисты смотрят, не появились ли норы лесного зверья, которое может вытащить на поверхность опасные споры.



В эфире Псков, Анна Липина:



Ученица : Мы приходим в столовую где-то два раза в день. Насколько я знаю, старшеклассники, чтобы перекусить между уроками. Кормят тут хорошо, вкусная еда. Булочки тоже очень вкусные.



Анна Липина : Впервые в Пскове в этом году в школах города в полном объеме восстановлены бесплатные школьные завтраки. Их оплачивает городской бюджет. На каждого школьника в нем было заложено 4,5 рубля. Однако, как оказалось на практике, этой суммы на булочку и стакан чая по нынешним ценам не хватает. Говорит руководитель гороно Надежда Михненка.



Надежда Михненка : К сожалению, мы заложили недостаточно денег. Программа принималась год назад. Поэтому планировалось 4,5 рубля. Но по рекомендации Роспотребнадзора эта сумма была увеличена до 6 рублей. На 4,5 рубля кормить просто-напросто невозможно.



Анна Липина : Безусловно, большинство детей с удовольствием едят маленький бесплатный школьный завтрак. Однако в некоторых школах, где есть собственное производство, в составлении меню участвуют родители, разумеется, доплачивая за улучшенное питание. К примеру в псковском гуманитарном лицее сумма родительской доплаты к бюджетным рублям составляет еще 10 рублей. На эти деньги ребенку предлагается плотный завтрак. Говорит сотрудник школьной столовой Светлана Леппо.



Светлана Леппо : У нас составлено двухнедельное цикличное меню, которое повторяется. Это бутерброды с полукопченой колбасок, бутерброды с сыром, йогурты, выпечка. Блинчик мы будем предлагать.



Анна Липина : Многие состоятельные родители готовы доплачивать еще и за хороший школьный обед. Надежда Васильева работает в школьной столовой уже три десятка лет. Хорошо помнит времена, когда школьный обед стоил 30 советских копеек, помнит и времена, когда в школьном буфете были только коржики и чай. Зато сейчас есть возможность накормить детей тем, что они особенно любят.



Надежда Васильева : Любят куриные котлетки с картошкой, салатик - вот это любят очень ребята.



Анна Липина : Марина Васильева учится в 10 классе. У старшеклассников по 6-7 уроков каждый день, поэтому в середине дня уже хочется есть.



Марина Васильева : Я люблю салат оливье и бутерброды с мясом. Пришел - поел. Вкусно.



Анна Липина : Предпочтения детей в лицее стараются учитывать при составлении меню.



Учительница : Пожелания родителей звучат, они учитываются. Я довожу эти пожелания до заведующей столовой. И мы берем это во внимание.



Анна Липина : Между тем, в Пскове есть школы, где учится много детей из малообеспеченных семей. Поэтому бесплатный школьный завтрак в виде миниатюрной булочки и стакан чая с сахаром для ребенка - маленькое счастье.


Во многих школах составлен график школьных завтраков - на первых переменах кормят малышей, потом - старших школьников. Школьные обеды - платные, но для детей из малообеспеченных семей - также за счет городского бюджета. В некоторых школах есть благотворители. К примеру, школе номер17 помогает воинский храм, организует благотворительные обеды. Вообще без еды, говорит учитель математики Раиса Антонова, трудно продержаться.



Раиса Антонова : В школе питание очень важно. Потому что дети после 6 уроков уже не соображают, поэтому нужно хоть как-то поддерживать мозг, чтоб он работал, а то без питания это… Завтраки здесь очень хорошие. Кормят хорошо.



Анна Липина : Всего в этом году в псковских школах питаются 23 тысячи детей.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



В одном из людных мест Ижевска студенты кормили бомжей борщом и гречневой кашей. Свою акцию они назвали «Еда вместо бомб». О себе сказали, что они просто «позитивная молодежь», избегая называть какие-либо формальные или неформальные группы. Было их человек двенадцать, среди них – четверо девушек.


Бездомных для пропитания пришлось специально собирать по округе, хотя обычно (а это уже четвертая подобная акция) ребята заранее оповещают своих потенциальных «клиентов» в местах их привычного обитания, и где они сдают утиль и бутылки.


Сама идея принадлежит Инне, хрупкой девушке, недавней выпускнице факультета иностранных языков госуниверситета. Она рассказывает, как всё началось.



Инна : Мы просто прочитали в журнальчике об этой инициативе. Сами начали об этом задумываться, когда проходишь на работу или в университет мимо мусорки во дворе и видишь, что там роются. Рядом видишь стоящие дорогие машины с водителями, которые ждут своих боссов. Вот эта разница очень большая бросается в глаза. Или когда ты сидишь на лавочке, подходит бабушка и говорит – вы скоро допьете пиво? Просит бутылку.


Вот это все заставляет задуматься. В итоге как-то долго не могла найти единомышленников. Я об этом уже долго думала. Через год я как-то решилась заговорить об этом со своими друзьями. Вдруг оказалось, что им тоже хочется кому-то помогать. Вот мы объединились, и вместе провели.



Надежда Гладыш : Инна подчеркнула, что они ставят своей задачей не только накормить голодных тем, что они приносят с собой из дома, но и всколыхнуть общественное сознание горожан – обывателей, поэтому выносят свои кастрюли в людные места. Они прекрасно осведомлены о том общественном бойкоте, в котором приходится существовать отверженным. Своими действиями они хотят снизить уровень этой нетерпимости. Олег, начинающий журналист, студент–политолог, убежденный антиглобалист, с энтузиазмом поддержал начинание Инны. Вот его мнение о проблеме бомжей в большом городе в целом.



Олег : Когда мы проводили эту акцию первый раз, к нам подошел бездомный лет 40, мужчина. Мы его накормили и дали ему кофточку. Он взял кофточку и быстро убежал. Он испугался, что мы ее снова отберем. Люди не готовы к тому, что к ним нормально относятся. Часто же их бьет молодежь, милиционеры, скинхеды, нацисты на них нападают, убивают. Они ничего хорошего в жизни не видят. Только один негатив.



Надежда Гладыш : В Ижевске были такие примеры, когда именно подростки выбирали себе жертвы?



Олег : Очень часто бывают нападения. Каждый человек видел детей, которые били, кричали на них.



Надежда Гладыш : То, что мне самой довелось увидеть в прошлое воскресенье, на самом деле, ничуть не похоже на штатные мероприятия властей для молодежи. Это чистой воды самодеятельность. Сами ищут бездомных, приглашают, усаживают и вручают одноразовые тарелки с едой. Я видела, как к ребятам подходили прогуливавшиеся поблизости пожилые женщины, расспрашивали их об этой затее, сочувственно качали головами.


Интересно, что уже сейчас у организаторов есть мысли о дальнейшем. Марина, студентка социологического факультета:



Марина : Я бы хотела пойти немножко подальше, то есть не только накормить бездомных людей, но как-то устроить их жизнь. Может быть, какую-то заявку на местожительство этих людей выбить. Если я устрою хотя бы трех человек жизнь – жилье, работа, если, конечно, они сами этого хотят, - то я буду счастлива.



Надежда Гладыш : Надо сказать, что в Ижевске до сих пор нет приюта для бомжей, хотя власти говорят о необходимости его создания больше десяти лет. То кивают на отсутствие средств, то не могут подобрать подходящее помещение. В Министерстве социальной защиты республики есть специальный чиновник, отвечающий за работу с этой категорией лиц, но официальные данные о численности бродяжек здесь берут с потолка – от числа обратившихся к ним за помощью. На самом деле бомжей в десятки раз больше.


Для самих же студентов подобная инициатива – это не только опыт «хождения в народ», но и практика домоводства. Я спросила Инну, инициатора акции «Еда вместо бомб», что они готовят?



Инна : В первый раз мы готовили три блюда – первое, второе, компот. А сейчас мы разделились с товарищами. Они готовят второе блюдо, а мы готовим обычно суп, борщ.



Надежда Гладыш : Какое отношение у твоих родственников – мамы, папы – к тому, чем ты занимаешься? Они не отговаривают?



Инна : Нет. Мои родители меня не отговаривают. Я бы не сказала, что они особо меня поддерживают в этом. Наоборот, когда мы, например, первый раз готовили, мама все время говорила – сначала сама научить готовить. Я ей ответила – таким образом я и учусь.



Надежда Гладыш : Причем, по словам ребят, первое лучше готовят девушки, а второе – юноши. Сама Инна одолела науку приготовления борща.



В эфире Барыш Ульяновской области, Сергей Гогин:



Барыш – небольшой районный центр в трех часах езды от Ульяновска. В недалеком прошлом Барыш был центром текстильной промышленности региона, теперь это типичная российская глубинка с массой социальных проблем - безработица, мизерные зарплаты, бегство молодежи в большие города.


Там, где муниципалитет и государство не справляются со своими обязанностями, за дело берется настоятель Свято-Троицкого храма, 47-летний отец Игорь, в миру Игорь Эдуардович Ваховский. Журналисты окрестили его градообразующим батюшкой. Например, недавно он восстановил дорогу, ведущую к храму. За 30 лет без ремонта 2,5 километра муниципальной трассы пришли в такое состояние, что по ней перестал ходить городской автобус, и крупный микрорайон оказался отрезанным от центра. Я случайно стал свидетелем того, как отец Игорь вел переговоры с неким Мишей, потенциальным спонсором, который мог помочь приобрести битум.



отец Игорь : Строительный битум, чтобы я начал ямки заливать. Полгорода от храма отрезано. Есть 90 тонн щебня, 30 тонн графмассы, Надо 10 тонн битума. Шокирован ценой. Ну, давай вскладчину. Давай, Миша, спаси тебя господи.



Сергей Гогин : То, что православный священник строит дороги, по меньшей мере, странно, но, по словам Игоря Ваховского, у него - социальный приход, который ведет контрнаступление на убогость. Сам он свою социальную деятельность считает вынужденной – общество встанет на ноги, перестанем строить дороги, говорит он. А пока отец Игорь регулярно выполняет роль МЧС. Вот, например, сгнил мост через ручей, отделяющий три улицы города от остальной цивилизации. Жительница Барыша бабушка Прасковья говорит о результатах хождения в администрацию:



Бабушка Прасковья : Ходили, ходили, отступились и пошли к батюшке.



Сергей Гогин : Батюшка прислал рабочих, те быстро навели переправу. Город не нашел денег на оборудование игровых площадок в детских садах – Ваховский добровольно взял на себя и эту работу. Говорит заведующая детсада номер 3 Татьяна Сысоева:



Татьяна Сысоева : Отец Игорь кроме игровых участков в течение года нам канцтовары, игрушки доставляет, иногда сладости и довольно-таки в больших количествах, что хватает всем. Пришел, посмотрел игровой участок, раньше своими силами покрышки от автомобилей мы оградили. Он сам разработал, спроектировал, поставил материал, рабочих прислал.



Сергей Гогин : Обидно ли местной власти, что священнику приходится делать за муниципалитет его работу? Говорит мэр Барыша Сергей Кочетков:



Сергей Кочетков : Мы, на самом деле, не успеваем. А не успеваем из-за того, что все распродали, все разворовали. Эти действия я, на самом деле, рассматривал бы как помощь нам, а не как укор. Да, конечно, мы, наверное, должны делать, но как бы у него была возможность, были силы. Ему, конечно, громадное спасибо. Мы же сегодня за сотрудничество. Сфера влияния у нас разная: у церкви – душа, у нас как бы – материальная, но задачи у нас одни. Этот город должен для наших жителей, в том числе и для прихожан, стать любимым.



Сергей Гогин : Игорь Ваховский родился в Ленинграде, отслужил срочную службу в ракетных войсках, занимался боксом и даже стал мастером спорта. В 14 лет увлекся реставрацией церквей. По его словам, именно это – завораживающее устройство храмов, красота славянского языка, церковное пение – и привело его в семинарию.


В Барыш отец Игорь приехал в начале 90-х после окончания семинарии в Санкт-Петербурге. Рассказывает отец Игорь Ваховский.



отец Игорь Ваховский : Самые ужасные годы были, когда рухнула система заказов фабрик, где по 2-3 тысячи человек работали – швейная и суконная. 8 лет мы буквально людей просто кормили, потому что нечего было есть. Пока прошла становление система трудоустройства, социального обеспечения, а людям-то каждый день нужно есть.



Сергей Гогин : В те трудные 90-е годы благотворительная столовая при храме спасала от голода несколько сотен человек. Да и сегодня здесь ежедневно питается два-три десятка человек.



отец Игорь Ваховский : Матери одиночки с детьми, трудные подростки. А то, что касается погорельцев и прочее – мы регулярно помогаем.



Сергей Гогин : Приход содержит на свои средства два дома милосердия, то есть дома престарелых, где живут около 20 стариков. 77-летняя Тамара Ванёкова предпочла уйти сюда от сына-алкоголика:



Тамара Ивановна Ванёкова : Нас кормят, стирают, в баню водят, мы ничего не делаем, все принесут, покормят, давление померят. И обувку, халаты, рубашки дают. За нами ухаживают.



Сергей Гогин : 82-летней Марии Строевой отец Игорь оплатил операцию по восстановлению зрения.



Мария Анисимовна Строева : Он меня взял слепую. Я пришла, сразу легла. Плохенькая была, дошла совсем. А он говорит – не плачь, я тебя не брошу. Глаза сделали мне. Как я приехала, сразу не дали мне здесь страдать. Батюшка мне помог. А потом я дом продала.



Сергей Гогин : Одинокие старухи наперебой хвалят хорошего батюшку:



Тамара Ивановна Ванёкова : Отца такого не найдешь, как он. Проверяет нас каждый божий день. Замечательный он у нас. Жальливый он. Очень хороший батюшка. Рыбу наловит, и то несет.



Сергей Гогин : Благие дела требуют немалых средств. Отец Игорь шутит, что ему регулярно приходится работать дипломатом. У него есть узких круг друзей-предпринимателей, которые регулярно жертвуют приходу деньги. Среди них есть и питерский банкир. Говорит отец Игорь:



отец Игорь Ваховский : Мы отказались от выпрашивания. Мы не входим ни в какие авантюры и политику. Мы хорошо относимся к прихожанам, трогательно совершаем обряды, таинства, обычаи. Люди, которые прибегают к этим обычаям, иногда занимают посты, испытывают благодарность. Кому жалко 3– мешка муки, если человек с деньгами?! А крестьяне 15–20 тонн овощей каждую осень за так.



Сергей Гогин : Сегодня одна из главных проблем Барыша – неработающие очистные сооружения. Уже семь лет нечистоты текут в реку. Недавно Отец Игорь дозвонился до главы Роспотребнадзора Геннадия Онищенко.



отец Игорь Ваховский : Онищенко выслушал, приказал разобраться.



Сергей Гогин : Отец Игорь знает лучше многих, что подрясник с крестом могут стать неплохим источником личного дохода: надень их – и будешь сыт. Но в священнике, по его словам, он ценит дерзновение, то есть когда священник имеет сострадание к людям, защищает слабых, двигается навстречу обществу. В минуты отчаяния Игорь Ваховский сетует, что Барыш – город тяжелый, что он устал бороться с непониманием и даже порывался вернуться в свой родной Питер. Но, видимо, никуда уже не уедет - боится, что без него барышский храм и богадельни придут в упадок. К тому же недавно он обнаружил на территории района два редчайших храма, готовится их восстанавливать.



В эфире Суздаль, Светлана Гоненко:



Звучит музыка



Провинциальный Суздаль в эту субботу принимает первый в своей истории фестиваль "Осень в стиле джаз". Для города с многовековой историей это событие уникальное. Суздаль уже пропитался фольклором, он и у большинства россиян четко ассоциируется с народными песнями, плясками и обрядами. Этот стереотип решили сломать организаторы фестиваля - некоммерческая галерея "Ступени", известная своими уникальными культурными проектами, ассоциация галерей и коллекционеров "Вэй-Арт", а также один из крупных гостиничных комплексов Суздаля. Сыграть решили в чем-то на контрасте. Рассказывает участник участник одного из джаз-коллективов, приглашенных на фестиваль, Алексей Армейцев:



Алексей Армейцев : Хорошая музыка созвучна любому городу, любому настроению. И я думаю, что Суздаль красив своей классикой. А жизнь идет. И новое слово - джазовая импровизация, которое появится в Суздале, - я думаю, что это добавит красок и в сам Суздаль. А сама природа, сама патриархальная тишина Суздаля, она даст возможность услышать то, что мы играем.



Звучит музыка



Светлана Гоненко : В Суздаль ежедневно приезжают тысячи туристов. В городе, действительно, есть на что посмотреть - уникальные памятники архитектуры, богатые коллекции одного из самых известных в стране музеев. Однако, все - и власти, и представители туристического бизнеса, и сами жители - начали понимать, что Суздаль не должен быть просто монументальным городом музеем. Он должен жить... Причем жить интересной, яркой жизнью. Тогда люди будут приезжать в старинный город, где куполов на душу населения больше чем где-то в России, не один раз в жизни. В Суздаль будут возвращаться... за новыми впечатлениями.


Поэтому и появляются в городе новые праздники... такие, чтобы интересно было всем. Цель организаторов арт-фестиваля проводить его каждый год в новом формате. Сегодня в Суздале звучит джаз, а завтра будет классика, а через два года возможно, город затанцует в ритме латино.


Сегодня на первом арт-фестивале даже выставки - словно противовес традиционным историческим и краеведческим, которыми встречает Суздаль туристов каждый день. Несколько дней радовать глаз посетителей будут серебряные украшения работы известного ювелира Забеллы Саркисян - восточные нотки, обилие камней и неповторимая притягательность.


А еще сегодня в Суздале появилась выставка художников из России, Чехии, Польши, Украины и Азербайджана. Все работы объединены темой музыки. Некоторые картины рисовались специально для Суздальского фестиваля. Для саксофониста - это источник вдохновения.



Алексей Армейцев : Наверное, джаз - это моя жизнь. Потому что, играя, я создаю себя, создаю своего слушателя. Я создаю окружающий мир вокруг себя именно своей музыкой. И очень приятно, что в этой ситуации как раз в мою музыку добавят еще зрительные образы талантливых художников.



Звучит музыка



Светлана Гоненко : Кстати, фестиваль не даром решено провести в октябре. Во-первых, летом и зимой у гостей города и так достаточно развлечений, а во-вторых, организаторы нашли в осенней поре вдохновение для творчества и решили разбудить подобные чувства у тех, кто приедет сегодня на фестиваль. Слово арт-директору галереи "Ступени" Юлии Лобовой.



Юлия Лобова : Основная цель была разбудить в человеке просто любовь к осени. Существует такое мнение, что, якобы, осенью у нас состояние депрессии начинается. Мы хотим доказать, что это совершенно неправда - солнце, золото, краски такие. Все пышет счастьем и красотой. И почему бы не создать себе такое настроение и внутри?!



Светлана Гоненко : Для этого решено провести в рамках фестиваля конкурс осеннего букета. Идея, конечно, не нова, но все же... Тема "Осень в стиле джаз" разбудила настроение у десятков флористов-любителей. Студенты, пенсионеры, дети, мужчины и женщины – все они приехали на фестиваль не столько бороться за призы, сколько отдохнуть в кругу друзей и цветов под джазовую музыку в проснувшемся под звуки саксофона Суздале.



Звучит музыка


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG