Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российское гражданское судостроение переживает нелегкие времена


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Кирилл Кобрин: Судостроение, которое, несмотря на общее позитивное развитие экономики, находится не в лучшем состоянии. Один из центров российского судостроения традиционно Санкт-Петербург. Специалисты отмечают, что положительные сдвиги происходят пока только в строительстве военных кораблей.



Татьяна Вольтская: На прошлой неделе, находясь с рабочим визитом в Петербурге, председатель Совета Федерации Сергей Миронов посетил крупнейший судостроительный завод "Северная верфь".



Сергей Миронов: Прошлый свой приезд я был в ЦИИ имени Крылова и, должен сказать, что мой интерес к судостроению не случаен. Петербург - это один из центров российского судостроения, у нас есть очень большие конкурентные преимущества. Сейчас в рамках объединенной судостроительной компании решается вопрос, где будут размещены три крупнейших объединенных верфи. Мы считаем, что не под Выборгом в скалах нужно вырубать новые помещения для доков, а опираться на то, что уже функционирует. Тем более, акционеры "Северной верфи" планируют в ближайшие годы вложить 13 миллиардов рублей на реконструкцию, на строительство новых доков, уникальных, для очень многотоннажных судов и, мне кажется, здесь их нужно поддерживать.



Татьяна Вольтская: "Судостроение в России оживает", - говорит директор по маркетингу завода "Северная верфь" Леонид Кузьмин.



Леонид Кузьмин: Нам в этом году 95 лет. Изначально мы построены для того, чтобы создавать боевые корабли для Военно-морского флота и параллельно ведем гражданское строительство всю жизнь. В данный момент мы строим суда снабжения, есть и гражданские, а про военные не буду говорить, суда снабжения нефтяных добывающих платформ морских для Норвегии.



Татьяна Вольтская: А для России?



Леонид Кузьмин: Для России вот сейчас и разрабатываем, чтобы для России строить для освоения шельфа. Это уже другие снабженцы с ледовым классом.



Татьяна Вольтская: Но это еще дело будущего, а пока - есть ли у завода заказы в России?



Леонид Кузьмин: Пока, в данный момент, имеем заказы только боевые корабли, а гражданские - нет, в связи с тем, что есть определенные трудности, законодательные в основном и финансовые, разные.



Татьяна Вольтская: А почему-то же все-таки пассажирские суда не строятся?



Леонид Кузьмин: Это не наша номенклатура. Есть предприятия в Финляндии, например, которые уже давно этим занимаются, и у нас гражданского флота, то есть заказчиков нет.



Татьяна Вольтская: Уж если их нет у завода такого масштаба, как "Северная верфь", то что говорить о более мелких предприятиях. Да, судостроение оживает, но несколько однобоко, считает главный редактор государственного унитарного предприятия "Аэрогеодезия" Тамара Купидонова.



Тамара Купидонова: По моим наблюдениям оживают в первую очередь те компании, которые успели найти себе соучастников-иностранцев, где идет инвестиция немножко уже из-за рубежа.



Татьяна Вольтская: О том же самом говорит и главный инженер Балаковского судоремонтного завода Геннадий Каширин.



Геннадий Каширин: Мы сейчас пока еще ничего не строим. У нас в стадии завершения, скажем так, проект с голландцами, должно состояться подписание контракта. Тогда уже реально можно будет говорить о том, что мы приступили к судостроению. А сейчас идет техническая подготовка производства, приобретение оборудования, в том числе здесь, в Питере. Собираемся, по крайней мере, строить баржи типа "Европа". Мы судостроением занимались еще в советские времена, но, поскольку не востребовано было это судостроение в определенный период, вынуждены были прекратить, а сейчас понимаем, что без этого уже не обойтись. Внутренний флот в плачевном состоянии. 30 лет и более эксплуатации говорят о чем-то. Новый флот практически не поступает, по крайней мере, на внутренние водные пути. Есть, конечно, компании мощные, которые заказывают флот, но это доля процента от общего количества. И сейчас актуально, конечно, возрождение тоннажа для того, чтобы не замерла жизнь на внутренних водных путях.



Татьяна Вольтская: Куда делись... Был же вроде флот. Они просто заржавели?



Геннадий Каширин: Конечно. На Волге на сегодняшний день от того количества флота, который был ранее, в советские времена, я полагаю, процентов 10 всего осталось, вот старье все это плавает.



Татьяна Вольтская: И что же, заводы действительно не могут работать, пока не заключили договор с каким-то иностранным партнером?



Геннадий Каширин: Здесь нужно же стартовые какие-то финансовые ресурсы, а их ни у кого нет сегодня. Их нет ни у судовладельцев, кстати, вот это проблема, она глобальная, скажем так. По крайней мере, я говорю, опять же, о внутреннем флоте, нет денег и у тех, кто бы мог потенциально строить. Для этого две вещи нужно: либо какие-то кредитные возможности чтобы были у судовладельцев, либо у того, кто потенциально может построить и потом уже выставить на продажу. Сегодня этот вопрос главным становится.



Татьяна Вольтская: Почему? В стране ведь море денег.



Геннадий Каширин: Труднообъяснимые вещи. Я думаю, видимо, из-за того, что срок окупаемости таких проектов великоват.



Татьяна Вольтская: А еще специалисты говорят о том, что российское гражданское судостроение остро нуждается в новых технологиях - но в них тоже необходимы немалые вложения.


XS
SM
MD
LG