Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Виталий Гинзбург: "Поэтому я полностью за то, чтобы люди получали Нобелевские премии"


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марк Крутов .



Алексей Кузнецов : В Стокгольме началась Нобелевская неделя. Первыми вчера были названы лауреаты премии в области медицины. Ими стал американский и два британских ученых, занимавшиеся исследованиями стволовых клеток. О том, в каких открытиях человечество нуждается больше всего и о сегодняшних проблемах российской науки, мой коллега Марк Крутов побеседовал с лауреатом Нобелевской премии по физике Виталием Гинзбургом.



Марк Крутов : В каких изобретениях, открытиях, свершениях, по вашему мнению, человечество больше всего нуждается сейчас? Какова вероятность, что ученым удастся эти нужды удовлетворить?



Виталий Гинзбург : Я хочу раньше сказать, пожалуй, о том, чем я сам занимаюсь. Это сверхпроводимость. Почему это важно? Потому что, если понимают, что сверхпроводящий материал, ток идет без сопротивления и без нагрева. Поэтому это имеет колоссальное значение. Но нужно сказать, что всем хотелось бы добиться сверхпроводимости при комнатной температуре. Вот это есть конкретная задача. Мне кажется, что она, в принципе, выполнима.



Марк Крутов : Нашим слушателям, наверняка, будет интересно узнать, что вы думаете о нанотехнологиях.



Виталий Гинзбург : Вы знаете, как раз вы попали в точку. Что такое нанотехнология? Это по существу иметь дело приходится с атомами отдельными, со структурами. Пока что на меня какого-то впечатления нанотехнология не производит. Вот если бы удалось получить высокие температурные проводники - это можно сделать практически только нанотехнологическими методами, тогда это было очень здорово.



Марк Крутов : А как вы считаете, какова вероятность, что в ближайшем будущем какой-то прорыв в науке сделают именно российские ученые?



Виталий Гинзбург : Наука, если говорить о фундаментальной науке, то там масса неожиданностей. Но я должен сказать, что в целом у нас есть много хороших людей, хотя многие уехали. Действительно, это безобразие. Но, тем не менее, фундаментальная наука дорогая, а мы, я не могу точно сказать цифру, тратим на науку в 15-20 раз меньше, чем Соединенные Штаты. Поэтому, знаете, естественно, у них и гораздо больше вероятности. Я, например, еще в 2006 году обратился к президенту Путину с просьбой создать новую лабораторию (у нас нет хорошей) по сверхпроводимости, и просил 15 миллионов долларов. Это, вообще, пустяки, если вы учтете, что американцы, например, на установку для приема гравитационных волн, что еще не удалось, затратили уже 500 миллионов долларов и, кажется, просят еще 300. А у нас очень жмутся. Кроме того, у нас не решена проблема зарплаты для молодежи, не решена проблема жилья для молодежи. Кое-что делается, но, мне кажется, недостаточно. Тем не менее, я думаю, что не нужно падать духом. У нас масса хороших людей. Кроме того, какие-то меры сейчас принимаются, чтобы все-таки закреплять здесь людей.



Марк Крутов : Как вы распорядились своей Нобелевской премией?



Виталий Гинзбург : Это разговоры, что это большая премия. Я получил 400 тысяч долларов - это одна треть. Мы на троих получили. Поскольку я не так уж люблю деньги, я распорядился очень просто. Из этих 400 долларов, которые я получил, у меня есть правнуки, внучка, жена. Вот я сейчас больной, мне нужны деньги. Так я просто продал свою дачу, которая у меня была. Все равно не могу на дачу поехать. Так что, насчет денег пусть люди не беспокоятся. Гораздо выгоднее торговать на рынке. Впрочем, конечно, если молодой человек, какой-нибудь младший научный сотрудник получит 1 миллиончик долларов, конечно, ему это будет очень полезно. Поэтому я полностью за то, чтобы люди получали Нобелевские премии, даже из соображения денег. Конечно же, главное не деньги.



Алексей Кузнецов : Именно так считает лауреат Нобелевской премии по физике, академик Виталий Гинзбург.





XS
SM
MD
LG