Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Давид Какабадзе о причинах неожиданных заявлений из тюрьмы Ираклия Окруашвили


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие обозреватели Радио Свобода Андрей Шарый, Давид Какабадзе.



Андрей Шароградский: Внезапный отъезд бывшего министра обороны страны Ираклия Окруашвили, который неожиданно признал свою вину по обвинениям в коррупции и финансовых махинациях и отозвал обвинения в злоупотреблении власти против президента республики Михаила Саакашвили, по мнению многих наблюдателей, является поражением для грузинской оппозиции. Оппозиция сейчас находится в поисках нового лидера и сейчас уже становится очевидным, что Ираклий Окруашвили таким лидером стать не смог.


О причинах, которые могли заставить бывшего министра сделать неожиданные заявления из-за тюремной решетки, мой коллега Андрей Шарый беседовал с директором грузинской службы Радио Свобода Давидом Какабадзе.



Давид Какабадзе: Трудно сказать. Это было бы, наверное, неправильно с нашей стороны утверждать, что с ним действительно что-то сделали там. Тем более что по официальным данным медицинской экспертизы, которые были опубликованы вчера, его состояние отвечало нормам. Кроме того, с ним встречался представитель обмундсмена, по его заявлению Окруашвили на него произвел нормальное впечатление. Естественно, он был подавлен, но, с точки зрения медицины, там было все в порядке якобы. Я повторю то, что говорят официальные источники, то, что говорит представитель обмундсмена, у которого репутация в Грузии хорошая, чистая. Не исключено, что там произошло соглашение между сторонами, Окруашвили пообещали выпустить из Грузии в обмен на признания.



Андрей Шарый: Один из главных пунктов обвинения - это фактическая причастность Саакашвили, его окружения к смерти бывшего премьер-министра Грузии Жвании. Есть ли основания полагать, что может быть продолжено следствие?



Давид Какабадзе: Я думаю, что Окруашвили так не формулировал свое заявление. Он говорил, что тело Жвания было доставлено на ту квартиру, где его потом нашли, что он не умер в той квартире, где его в итоге нашли. Он прямо не обвинял Саакашвили в причастности к его убийству. Но, естественно, это заявление повлекло за собой массу заявлений со стороны оппозиции, со стороны членов семьи Жвания. Я думаю, что это даст новый толчок этому процессу всему и, думаю, что не исключено, что это расследование возобновится.



Андрей Шарый: Как вся эта история сказывается на политической силе и политическом ресурсе Саакашвили? Он выигрывает или он тоже проигрывает? Обычно такие ситуации просто ведут к дискредитации власти как таковой.



Давид Какабадзе: В этой ситуации все проигрывают, выиграть не может никто. Просто все, естественно, надо рассматривать с точки зрения относительности. В данной ситуации, естественно, обе стороны - и оппозиция, и правительство Саакашвили - постараются выйти из воды как можно более сухими, но выйти абсолютно сухими из этого положения не удастся никому, я думаю.



Андрей Шарый: Есть ли у Окруашвили влиятельные соратники в руководстве Грузии? Кто-то остался или нет?



Давид Какабадзе: Практически это исключено, чтобы в сегодняшнем правительстве кто-то еще поддерживал Окруашвили.



Андрей Шарый: Как может сложиться дальше политическая карьера и экономические дела в Грузии Бадри Патаркацишвили?



Давид Какабадзе: Идет заседание исполкома Национального олимпийского комитета Грузии, президентом Национального олимпийского комитета является как раз Бадри Патаркацишвили. Исполком принял решение о созыве внеочередной сессии НОК, на которой будет рассматриваться вопрос о снятии Патаркацишвили с этой должности. Заседание проходило в очень напряженной обстановке, там были люди, которые открыто поддерживали Патаркацишвили, в частности, бывший президент НОК Нона Гаприндашвили, пятикратная чемпионка мира по шахматам, она буквально чуть ли не со слезами на глазах говорила, что нельзя быть неблагодарным, что нельзя забывать тот вклад, который внес Патаркацишвили, в буквальном смысле вклад, потому что он потратил миллионы на развитие грузинского спорта.



Андрей Шарый: А у него какая репутация вообще?



Давид Какабадзе: Он человек очень одиозный. Нельзя говорить о том, что репутация у него чистая в Грузии. Есть немало людей, которые его поддерживают.



Андрей Шарый: Он похож по роли, которую он выполняет в грузинской политике, на роль Бориса Березовского 90-х годов в России?



Давид Какабадзе: Эта аналогия напрашивается сама по себе, потому что, во-первых, это люди, близкие друг к другу, они до сих пор поддерживают очень близкие отношения, насколько я знаю. Параллель, я думаю, абсолютно правильная. Бадри Патаркацишвили является одним из владельцев телекомпании "Имеди", которая явно выступает в роли оппозиционного телеканала.



Андрей Шарый: Говорят, что это чуть ли не единственное независимое средство массовой информации сейчас в Грузии.



Давид Какабадзе: Во всяком случае, такое мнение есть. Я не хочу сейчас распространяться на эту тему. Если сравнивать выпуски новостей, скажем, "Рустави-2" и "Имеди", они явно отличаются друг от друга и "Рустави-2", и Общественный телеканал, они явно проправительственные. Правительство, конечно, заинтересовано установить контроль и над этим телеканалом тоже, в какой бы форме это ни выражалось, не важно, это им не по душе явно, что есть такой телеканал, который открыто может критиковать правительство.


XS
SM
MD
LG