Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

40 лет со дня гибели Че Гевары


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.



Андрей Шароградский: В разных странах мира разные политические партии и движения отмечают 40 лет со дня гибели легендарного революционера Эрнесто Че Гевары. Че Гевара был убит в Боливии в результате спецоперации местных военных и американских спецслужб, но после смерти он превратился не только в наиболее почитаемого мученика революционного антиимпериалистического движения, но и в успешный торговый бренд.



Кирилл Кобрин: Че Гевара с небольшим количеством сторонников прибыл в Боливию в 1967 году, чтобы организовать мощное революционное движение против тогдашнего правителя страны Рене Баррьентоса Ортуньо. Довольно быстро выяснилось, что местные крестьяне, на поддержку которых рассчитывал революционер, оказались равнодушны к его призывам. Убежище Че Гевары в джунглях выследили и его вместе с соратниками захватили в плен. Так как боливийские военные и их американские советники не были совершенно уверены, что дальше делать с захваченным революционером, тем более, раненым в бою, его решили убить. Че Гевару застрелили 9 октября 1967 года в боливийской деревне Ля Хигуэра, а кисти рук отрубили и увезли в лабораторию для подтверждения идентификации тела. В 1997 году тайное захоронение Че Гевары было найдено, его останки отправлены на Кубу, где и были торжественно перезахоронены. Такова история последней революции Эрнесто Че Гевары.


Его сегодняшней популярности во многом способствовали обстоятельства смерти - «Боливийскими дневниками» революционера-мученика зачитываются молодые люди, неравнодушные к политике, а знаменитый образ Че Гевары можно каждый день увидеть на улицах городов.


Несколько слов о биографии Че Гевары, которая столь необычна, что дополнительно привлекает к нему симпатии и антипатии. Эрнесто Гевара Ля Серна родился в 1928 году в Аргентине, в городе Росарио, в обеспеченной буржуазной семье. Изучал медицину в университете и путешествовал по Латинской Америке. Именно во время своих поездок он увидел ужасающую нищету и бесправие подавляющего большинства населения континента и попал под влияние революционных идей. В 1954 году Че Гевара присоединился к кубинцу Фиделю Кастро и его соратникам, которые попытались свергнуть режим диктатора Батисты на Кубе. После победы кубинской революции он два года занимал пост директора Национального банка Кубы и другие государственные должности, но в 1965 году отправился поднимать революцию в Африке. Потерпев там неудачу, Че Гевара начал свою последнюю экспедицию - в Боливию.


Московский социолог и политолог, близкий к левому и антиглобалистскому движению, Александр Тарасов так оценивает нынешнюю популярность Эрнесто Че Гевары.



Александр Тарасов: Политическое влияние - это непосредственное воздействие на политику, а здесь мы можем говорить о воздействии на умы. Че Гевара в течение XX века второй раз за весь век, и кроме него больше никто этого не предлагал, предложил некий глобальный план революционный. Первый план глобальный революционный был предложен, как известно, Лениным, Троцким, вообще большевиками, план мировой революции. От этого плана Сталин отказался и похоронил его. А Че Гевара предложил его второй раз, два, три, много Вьетнамов. Просто этот план не был реализован, но это не значит, что он в принципе не привлекает до сих пор к себе внимания.



Кирилл Кобрин: Можно ли считать современное левое, крайне левое движение, антиглобалистское движение некоторым образом идеологическими наследниками Че Гевары?



Александр Тарасов: Можно. Но не все антиглобалистское движение, потому что это все-таки конгломерат разных организаций и движений. Но какую-то составляющую этого движения и некоторое представление о том, как выглядит мир политически, и какие задачи стоят перед участниками движения, которые, как известно, говорят, что иной мир возможен, то есть существующий можно изменить, в общем, да, можно считать.



Кирилл Кобрин: С чем, по вашему мнению, связана столь широкая популярность Че Гевары даже среди людей, которые, мягко говоря, далеки от непосредственно революционного левого движения?



Александр Тарасов: Я бы не стал так обязательно говорить о популярности, потому что я встречаю достаточно большое количество, например, текстов, откликов печатных, очень агрессивных по отношению к Че Геваре. То есть это тоже популярность, если реагируют на имя столь агрессивно, но это можно рассматривать и как антипопулярность что ли. Причина понятна, это именно личный пример. Личный пример всегда производит достаточно серьезное впечатление. Одно дело, когда люди что-то пишут, говорят, но это совершенно не распространяется на их собственную жизнь. И другое дело, если они живут сами, по своим принципам и идут в этих принципах до конца. Это сократический принцип. Как известно, Сократ еще в свое время произвел очень сильное впечатление на греков своим положением, что философ должен жить по своему учению, и когда он отказался бежать из-под стражи, хотя мог сделать это элементарно, и никто бы ему не помешал, а вместо этого выпил чашу с цикутой, это произвело очень сильное впечатление на весь тогда греческий мир.



Кирилл Кобрин: Мнение Александра Тарасова, содиректора московского Института новой социологии и изучения практической политики.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG