Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инициатива турецких интеллигентов: диалог Евразия


Ирина Лагунина: История Евразии представляет собой цепь попыток объединения евразийского пространства. Цель эту преследовали скифы, греки, гунны, саки, римляне персы, монголы, русские и СССР. Первая подобная попытка была сделана Дарием, когда он высадился во главе персидской армии на берег Эллады. В начале девяностых годов в Стамбуле было создано общество «Диалог Евразия» и одноименный журнал на русском и турецком языках. Рассказывает Елена Солнцева.



Елена Солнцева: Старый Ахмет более шестидесяти лет колесит по стамбульским улицам. Приехав в конце пятидесятых с курдского юго-востока, где в те времена из-за военных действий не работал и ни один завод или фабрика, подался в таксисты. В поисках заработка исколесил город вдоль и поперек, выучил несколько языков. Еще недавно патриархальный, провинциальный Стамбул, где каждый знал друг друга в лицо, превратился в европейский город. Район Лялели на плечах вырастили российские челноки. Мост через Босфор построили японские строители.



Ахмет: Каждый раз, проезжая по мосту через Босфор, соединяющий Европу и Азию, думаешь о близости народов, о том, что все мы схожи. Через несколько секунд попадаешь из Европы в Азию......



Елена Солнцева: С распадом СССР и Восточного Блока сложилась ситуация, напоминающая ожидание перед битвой. Окончание «холодной войны» в Турции восприняли довольно тревожно. Как сложатся отношения с соседними странами, бывшими участницами Варшавского блока? В политических кругах всплыли, казалось, давно забытые идеи о Туране, великом государстве турок. В Стамбуле в начале девяностых были предприняты попытки объединить постсоветские среднеазиатские республики под эгидой Турции, однако призывы объединения под турецким флагом напоминали еще не забытый Советский союз. Как альтернатива политическим проектам возникла идея интеллектуального, культурного объединения, неожиданно получившая горячую поддержку турецких писателей и ученых. Генеральный координатор журнала «Диалог Евразия» Чингиз Шимшек:



Чингиз Шимшек: "Диалог Евразия" или сокращенно DA появился в Стамбуле на встрече писательских и журналистских ассоциаций Евразии. Здесь, в Турции есть фонд журналистов и писателей. Все писатели собираются, обсуждают местные проблемы, проблемы литературы, общественности. В 1998 году было принято такое решение, чтобы тесно связываться друг с другом, чтобы создать платформу, чтобы интеллигенция Евразии собиралась и обсуждала мировые и евроазиатские проблемы, которые могут оказать влияние на общество. Так создалась платформа «Диалог Евразия». Мы пригласили туда известных писателей и общественных деятелей: Чингиза Айтматова, Мухтара Шаханова, академика Рыбакова, он известный российский ученый, индолог.



Елена Солнцева: Статьи о демократии в Таджикистане, домашнем насилии в Кыргызстане и христианском подвижничестве в Грузии, описанная азербайджанскими учеными история журнала Насреддин. Международная организация «Платформа Диалог Евразия» собрала более двадцати стран Евразийского региона: Турцию, Россию, Албанию, Азербайджан, Грузию, Казахстан, Украину. Однако многое зависело от того, как сложатся отношения между Россией и Турцией. Еще в начале девяностых, о чем свидетельствовали итоги опросов, в турецком обществе царили довольно пессимистичные настроения относительно совместного будущего. Негативно о русских высказывались более шестидесяти процентов турецкой аудитории.



Раньше враждебность была. Нам говорили: «Коммунизм- это страшно, не езжайте в Россию, чтобы народ таким образом выучил, что русский человек - враг. Москва была символом коммунизма. Мы же мусульмане, а коммунизм против религии, против мусульманства. Все считали, что от России идет угроза. Человек, думающий как коммунист, он как микроб, от него идет зараза, он будет говорить, что религия- это плохо.



Елена Солнцева: История взаимоотношений двух стран насчитывала более 500 лет. Это было время войн, конфликтов, конфронтации на религиозной почве. Как наследство от прошлого остались стереотипы взаимного, негативного восприятия друг друга. Слово «турок» в русском языке оставалось почти ругательным, означающим, по меньшей мере, человека с причудами. Немногим отличались мифы турецкого сознания в отношении русских. Со времён русско-турецких войн осталось выражение «москов гелиёр», «московит идёт», означающее враг идет, надо разбегаться. В представлении Османской интеллектуальной элиты Россия была далекой пугающей страной. Например, турецкий путешественник Эвлия Челеби упоминал в своих книгах о владениях московского царя, простирающихся до «страны мрака», которую населяют «скотоподобные твари, не различающие добра и зла». Перед такой армией не устоит не то что Крым, но и сама Османская держава, - писал он. Отсюда следовал практический вывод – османцы и их союзники, крымские татары, должны постоянно беспокоить московитов набегами, расстраивать их дела, чтобы у московского царя руки не доходили до наведения порядка в своих громадных северных владениях.



Чингиз Шимшек: Многие забывали о том, что у наших народов долгая историческая связь. Мы не изучаем, почему проходили войны. Русские и турки в истории ближе по крови, они все себя считают наследниками золотой орды, если смотреть с этой стороны. Мы построили памятник Свободы, там русские офицеры стоят, которые участвовали в освободительной войне. Россия помогла развивать нашу промышленность. Когда знаменитый стеклопромышленник Шишеджан поехал в Горький строить стекольный завод, появилась публикация «Шишеджан отдает свой долг России». Сейчас турки строят в России много объектов, в Турции открываются русские культурные центры.



Елена Солнцева: «Дружба славян и туранцев». Статья с таким названием вызвала настоящую дискуссию о духовной близости народов на Евразийском пространстве. Ведущие ученые, политики, общественные деятели многих стран мира среди прочих подняли, например, вопросы о том, где начинается и заканчивается Евразия, существуют ли общие евразийские ценности и чем народы Евразии отличаются от европейцев? В начале июня в издательстве «Диалог Евразия» вышел в свет роман турецкой писательницы Алев Алаты «Не просвещение, а милосердие», в котором писательница, изучавшая долгое время русскую культуру, совершившая много поездок по стране, попыталась выяснить сущность русского человека и общие понятия, существующие в сознании обоих народов: «Мы плачем об одном и том же, нас отличают лишь форма одежды: кепка, тюбетейка или кафтан. » Продолжает генеральный координатор журнала Чингиз Шимшек:



Чингиз Шишмек: Евразия - это объединение Европы и Азии, однако так просто это не объяснить. Можно сказать, что это ряд стран в Европе и Азии, близкие друг к другу. Например, Россия, Турция, среднеазиатские республики, часть Балкан, на наш взгляд, имели тесные исторические связи друг с другом . Мы хорошо понимаем друг друга, что касается культуры. Начнем с Турции. Мы - турки. Среднеазиатские республики - наши родственники. Наши языки одинаковы, мы хорошо понимаем друг друга. Со стороны России - республики бывшего Советского Союза, которые имели многолетнюю связь, общий советский менталитет. Люди, получившие советское воспитание, похоже относятся ко многим вещам. Что касается России и Турции, то наши историки считают, что у нас общие - экономические, культурные связи - более пятисот лет. Мы не изучаем, почему проходили войны, мы не об этом.... Русские и турки в истории ближе по крови. Они считают себя наследниками Золотой орды.



Елена Солнцева: Однако в ходе обсуждения высказывались и иные мнения, например, о том, Евразия - третий по отношению к Европе и Азии мир с преобладанием азиатского начала, который олицетворяли с политической и тоталитарной идеологией. Некоторые авторитетные эксперты заявили, что Россия и Запад - разные цивилизации, противоречия между которыми заложены давно и никогда не исчезнут. А основной закон геополитики - "либо мы, либо они", никакого слияния с западным миром быть не может. Вот что пишет Абдумалик Нысынбаев, академик национальной академии наук Казахстана.



Абдумалик Нысынбаев: В самом слове «Евразийство» соединяются Европа и Азия, но в своем философском значении они преобразуются в несравненно более широкие понятия «Запад» и «Восток». Причем, следует подчеркнуть, что Запад и Восток выступают как прямые противоположности в самих мировоззренческих установках. С точки зрения Запада, окружающий мир несовершенен и нуждается в улучшении и переделке. Отсюда главный принцип мировоззрения Запада - покорение внешнего мира и подчинение его господству человека. Для восточного человека мир бесконечен. Изменять надо не мир, а человека. Отсюда главный принцип Востока - деятельность внутренняя, самосовершенствование.



Елена Солнцева: Люди интеллектуального труда должны встречаться и обсуждать вопросы дальнейшего сосуществования культур. Международный форум «религии и мир» был организован минувшим летом. В нем приняли участие историки и представители различных конфессий из 38 стран мира. Айтав Туфан, глава Платформы «Диалог Евразия» в Турции.



Айтав Туфан: Без религии невозможно общество. Мы не претендуем, что Ислам единственный, но считаем, что религия - неотъемлемая часть общества. Где есть религия, там есть стабильность. Общие принципы религии - не воровать, не насиловать. Однако Хангтингтон считает, что религия в столкновениях будет играть большую роль. Мы считаем, что будет сближение, дружба, ведь бог против войны.



Елена Солнцева: Евразия объединяет страны исламской и христианской религии. Однако до сих пор существуют трудности диалога между ними. В некоторых мусульманских странах богословы выступают против западных игрушек, запрещают носить европейское платье. В западном обществе прочно укрепился стереотип террориста, человека с Востока. «Исламская террористическая группировка», «исламские экстремисты». Подобные словосочетания наводнили средства информации.



Когда слова «ислам» и «террор» произносят вместе, я испытываю больше замешательство. Где в исламе можно найти обоснование терроризма? Любой террор идет против религиозных заповедей. Причиной конфликтов, происходящих на Ближнем Востоке, служит стремление остановить иностранную экспансию, ничего общего с религией это не имеет. Антиисламская истерия, поднятая во многих странах мира, оставила определённый след в обыденном сознании людей и привела к созданию устойчивых антиисламских стереотипов. Среди террористов много мусульман, но понятие священной войны джихада они толкуют не так, как принято в исламе.



Елена Солнцева: Источник террора следует искать, прежде всего, в безнравственности общества. Об этом статья в одном из номеров журнала, посвященная международному терроризму. «Основавший теорию капитализма Адам Смит считал себя этиком, - заявил Камран Мофид, экономист из Великобритании. Он призывал не забывать, что главной составляющей экономического роста должна быть справедливость. Идеи свободной экономики без нравственности и этики не более чем заблуждение. Последствием «материалистичности» общества стал безудержный гедонизм». Журнал приводит интересные факты опроса общественного мнения в Великобритании, Из тысячи молодых девушек 70% хотят быть похожими на Бритни Спирс, и лишь 3% хотят помогать людям, быть врачами и учителями. В качестве альтернативы на страницах журнала предложили воспитывать у молодежи так называемый евразийский характер, особый тип мировоззрения, способный преодолеть крайности Востока и Запада, синтезировать их лучшие черты – пафос материально технической деятельности и духовной культуры. Об этом - старый таксист Ахмет, колесящий по дорогам пятнадцатимиллионного Стамбула.



Ахмет: Принципом жизни евразийца может стать призыв « будь человеком». Когда ты относишься по-человечески к людям и делаешь им добро, оно всегда возвращается обратно и не важно, кто ты - христианин, мусульманин или еврей.


XS
SM
MD
LG