Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги переговоров президентов России и Франции


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский.



Кирилл Кобрин : В Москве завершились переговоры президентов России и Франции Владимира Путина и Николя Саркози. Встрече предшествовал любопытный сюжет - Саркози довольно резко высказался по поводу российской внутренней и внешней политики и призвал российские власти соблюдать права человека и принципы демократии. На сегодня же запланирована встреча Николя Саркози с российскими правозащитниками. Ну а переговоры двух президентов завершились совместной пресс-конференцией. О ней расскажет мой коллега Андрей Шароградский.



Андрей Шароградский : Главной темой переговоров президентов России и Франции стала ядерная программа Ирана. Напомню, что в сентябре министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер в телеинтервью не исключил применения силы против Ирана, если Тегеран не откажется от планов создания ядерного оружия. В том, что такие планы действительно существуют, по мнению Кушнера, сомнений практически не осталось.


Нынешний визит Саркози в Москву рассматривался в частности, и как попытка добиться сближения позиций по этой проблеме между Россией, с одной стороны, и Европейским Союзом и США - с другой. Россия, являясь постоянным членом Совета Безопасности ООН, может заблокировать попытку Соединенных Штатов и европейских стран ввести против Ирана более жесткие санкции. И до сих пор Кремль очень скептически относился к идее подобных санкций.


На итоговой пресс-конференции и Саркози, и Путин, который через несколько дней направляется с визитом в Тегеран, назвали обсуждение проблемы плодотворным, однако президент России дал понять, что не разделяет мнение Саркози относительно ядерных планов Ирана.



Вставка Путин : У нас нет данных, говорящих о том, что Иран стремится к производству ядерного оружия. Таких объективных данных у нас нет. Поэтому мы исходим из того, что у Ирана нет таких планов. Но мы разделяем озабоченность наших партнеров по поводу того, чтобы все программы Ирана сделать абсолютно прозрачными и транспарентными.



Андрей Шароградский : Что же касается двусторонних экономических отношений, то Владимир Путин выступил за более широкое взаимное участие российских и французских инвесторов в компаниях двух стран, что, по его мнению, повысит конкурентоспособность экономик Европейского Союза и России. Президент Франции согласился с такой позицией, подчеркнув, что обе стороны должны быть поставлены в равные условия.


В качестве жеста, демонстрирующего озабоченность Франции и ЕС в целом, состоянием гражданского общества в России, визит Николя Саркози в Москву предусматривает встречу с представителями общества "Мемориал". По словам Владимира Путина, он относится к подобным встречам спокойно.



Владимир Путин : Слава богу, что в мире существуют организации подобного рода, которые в состоянии и берут на себя ответственность указать власть предержащим на их ошибки. Плохо, если эти организации используются одними государствами в отношении других, как инструмент для достижения своих внешнеполитических целей. Но в этом случае такие организации сами себя компрометируют. Могу вам сказать, что при президенте России создан Совет по развитию гражданского общества, в который входит часть организаций подобного рода.


Что касается организации "Мемориал", то она входит в этот совет. Я достаточно регулярно встречаюсь с представителями этой организации, также как и некоторых других. Поэтому ничего не вижу особенного, если президент Франции встретится с представителями "Мемориала" либо любой другой организацией, с которой он захочет.



Андрей Шароградский : Последний пункт официальной части визита президента Франции в Москву - открытие памятника летчикам авиаполка Нормандия-Неман.



Кирилл Кобрин : Заявления французского президента перед началом визита в Россию и его поведение во время и после переговоров с Владимиром Путиным довольно сильно отличались. С одной стороны, новый французский президент явно намерен поддерживать более близкие отношения с США и даже делает резкие заявления в адрес Ирана, с другой - все эти дружественные жесты в Москве. Эту двойственность мы обсудим с главным редактором журнала «Россия в глобальной политике» Федором Лукьяновым. Он в прямом эфире по телефону.


Федор, здравствуйте!



Федор Лукьянов : Здравствуйте!



Кирилл Кобрин : Что можно сказать - это дипломатические жесты хорошо воспитанного человека, или действительно двойственность политики?



Федор Лукьянов : Знаете, мне кажется, что позиция Саркози абсолютно в полной мере соответствует традициям французской дипломатии и, вообще, французскому пониманию того, как она должна строить международные отношения, чтобы обеспечить свою значимость в мире. Начиная со времен де Голля, когда Франция утратила свои глобальные амбиции, то есть перестала быть мировой империей, главная задача была - сохранить международную значимость. А поскольку реального потенциала для этого не было, то упор был сделан на максимальную самостоятельность политики. Для этого необходим баланс между разными, так сказать, направлениями. Три этих направления - атлантическое, то есть отношения с Соединенными Штатами, европейское, то есть Франция внутри Евросоюза, и российское, а Россия последние 150 лет всегда была важным элементом европейской стабильности, с точки зрения, Франции, причем это было как при царях, при генсеках и при наших президентах - вот этот баланс должен соблюдаться. На самом деле, все сравнивают с Шираком, что это не Ширак, действительно, это не Ширак. Но дело в том, что Ширак нарушил баланс. Ширак рассорился намертво с Соединенными Штатами, очень сильно осложнил французскую политику в Европе и испортив на пустом месте отношения с Восточной Европой, что потом аукнулось во многих других европейских вопросах. Он оказался слишком близок к России.


Сейчас Саркози исправляет этот перекос. Вот это его якобы проамериканскость... Я вообще не верю в то, что французский президент может быть проамериканским. Это противоречит французской главной политической идеи. Но ему необходимо сбалансировать обратно вот эту тройственное равновесие.



Кирилл Кобрин : Начал ли Саркози это равновесие каким-то образом устанавливать? Что можно сказать об итогах этого визита?



Федор Лукьянов : Равновесие он устанавливать, безусловно, начал. Итоги визита, на мой взгляд, вполне те, которые должны были быть. Они установили личное взаимопонимание. Они, вообще, похожи по характеру и по подходу что ли к политике. Люди абсолютно прагматические, если не сказать больше, но при этом имеющие каждый в своей голове некие образы величия своих стран. Они, мне кажется, найдут общий язык. Они вряд ли будут испытывать друг к другу симпатию, как было в случае с Шираком, но общий язык они найдут и будут решать вопросы весьма прагматичным образом.


Что касается заявлений Саркози перед визитом и встреч с правозащитниками, это неизбежная часть политики. Во Франции очень сильно леволиберальное направление, которое традиционно чутко воспринимает все российские авторитарные поползновения. И игнорировать это никакой президент Франции не может, конечно.



Кирилл Кобрин : Спасибо, Федор!



XS
SM
MD
LG