Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Может ли западное общественное мнение повлиять на политику российских властей


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие профессор Гудзоновского института Андрей Пионтковский.



Андрей Шарый : О том, как общественное мнение западных стран пытается влиять на политику Владимира Путина и что из этого получается, я беседовал с известным московским политическим экспертом, приглашенным профессором Гудзоновского института Андреем Пионтковским.



Андрей Пионтковский : Все эти события, отметившие годовщину трагической гибели Анны Политковской, они носят такой стихийный характер, идут снизу. За прошедший год значение Анны очень возросло в западном общественном мнении. Большую роль сыграли ее переведенные книги, в том числе ошеломляющее впечатление произвела даже не изданная на русском языке при ее жизни книга «Чеченский дневник». Этот феномен Политковской поставил западные правительства, поставил перед ними серьезную проблему. Они вынуждены как-то реагировать на давление своего общественного мнения и поднимать эту тему во время официальных переговоров с российским руководством. Даже если бы это им не очень хотелось, они предпочитали бы обсуждать вопросы мировой политики, Ирана, Ирака, противоракетную оборону и так далее.



Андрей Шарый : Это означает, что степень этого давления пренебрежимо минимальна или нет? Все-таки какая-то польза от этого есть?



Андрей Пионтковский : Оно неожиданно, я бы сказал, неожиданно сильно для властей. Как-то они должны реагировать.



Андрей Шарый : Кондолиза Райс, госсекретарь США, в пятницу появится в Москве с очередным визитом. Она будет затрагивать этот вопрос, как вы считаете?



Андрей Пионтковский : В минимальной форме, потому что это, во-первых, будет не только Кондолиза Райс. Она будет вместе с министром обороны Гейтсом. Повестка дня этой встречи вполне определенная – по поводу кризиса в отношениях между Россией и Соединенными Штатами вокруг систем ПРО.



Андрей Шарый : Вы довольно давно уже работаете в Соединенных Штатах, общаетесь там с просвещенной, скажем так, американской публикой. Они знают, кто такая Политковская? Что для них имя Политковской?



Андрей Пионтковский : Да, да, я бы даже сказал, что Политковская стала своего рода культовой фигурой, таким символом честного, благородного выполнения журналистом своего долга. Поэтому просто так свернуть расследование убийства российским властям не удастся. Тем более что благодаря героизму рядовых следователей выявились чрезвычайно неприятные обстоятельства о том, что в убийстве Политковской принимали участие целых две бригады – одна из Министерства внутренних дел, другая из ФСБ. Говорить сейчас, продолжать цепляться за версию о причастности Березовского и каких-то других эмигрантских сил за рубежом уже невозможно. Власть стоит перед очень серьезным выбором – или полностью замять это дело и развалить следствие или наказать виновных, которые находятся в официальных силовых структурах.



Андрей Шарый : Расследование дела Политковской как-то сказывается на репутации Владимира Путина на Западе?



Андрей Пионтковский : Владимир Путин настолько тефлоновый президент, что его репутации среди его коллег, скажем так, пока не сказывается. Похоже, что они как бы, те же коллеги, испытывая некое неудобство, как бы подсказывают другу Владимиру такой путь, что, в общем, он в конце концов должен назначить каких-то виновных на определенном уровне в своих силовых структурах, наказать их и, тем самым, отмежеваться от этого преступления и прекратить возможные предложения о его личном участии.


XS
SM
MD
LG