Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как сложатся отношения Парижа и Москвы


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Семен Мирский.



Андрей Шарый : Сейчас в прямом эфире Радио Свобода из Парижа наш корреспондент и обозреватель во Франции Семен Мирский.


Семен, добрый вечер! Действительно ли, от этого визита Николая Саркози в Москву ждали какого-то изменения акцента в отношении Парижа и Москвы? Говорили ли о том, что Саркози должен быть более жестким к Владимиру Путину, чем его предшественник?



Семен Мирский : Добрый вечер, Андрей! Говорили. И сказать, что после визита Николя Саркози в Москву и его встреч с Владимиром Путиным франко-российские отношения остались на прежнем уровне и происходят в прежнем ключе было бы, скорее всего, не верно. Вот что пишут на этот счет сегодня французские обозреватели. Коронная фраза - «Визит Николя Саркози в Москву удался, разногласия остались». Но если хотите другого итога, то можно сказать и так – «Разногласия остались, но визит Саркози в Москву можно, в общем и целом, считать удачным».


Говоря о Шираке, этот пункт очень существенный. Ничего похожего на встречи бывшего президента Ширака с Путиным на сей раз не было. В этом, разумеется, разница. Если саммиты Ширак-Путин можно было резюмировать старой французской песенкой «Все хорошо, прекрасная маркиза», то на сей раз получилось, как мы видим, по иному. Хорошую формулу нашла, на мой взгляд, газета «Либерасьон», которая пишет о сердечном несогласии, что является, конечно же, вариацией на тему известного «сердечного согласия» - термина, которым характеризовались в XIX веке российско-французские отношения.


Каковы же были главные предметы несогласия двух лидеров? Начнем с этого. В первую очередь, разумеется, Иран. Николя Саркози повторил в беседе с Путиным свое убеждение, что нельзя допустить взятие на вооружение Ираном ядерного оружия и необходимости пустить в ход любые меры, включая самые жесткие санкции для того, чтобы не допустить производство или приобретение безответственным и фанатическим режимом Тегерана ядерных ракет. И здесь стоит процитировать вызывающую недоумение обозревателей фразу Владимира Путина, сказавшего в беседе с Саркози, что он, Путин, «не обладает информацией, согласно которой Иран стремится к производству ядерного оружия». Если Владимир Путин действительно имел в виду сказанное, то невольно напрашивается вывод, что президент России плохо информирован.



Андрей Шарый : Скажите, пожалуйста, Семен, как-то французские обозреватели оценивают встречу Николя Саркози с российскими правозащитниками? О значении этой встречи, что они говорят?



Семен Мирский : О значении этой встречи, в общем и целом, тон высказываний французских обозревателей совпадает с тем, что сказала в интервью с вами Светлана Ганнушкина, члена правления правозащитного центра «Мемориал». Не ожидалось, что встреча Саркози с организациями, в частности, интересующимися вплотную и с близкого расстояния тем, что происходит, например, в Чечне и, вообще, на Северном Кавказе, вызовет, скажем, удовлетворение или безразличие Кремля, равно как и все понимали, что встреча Саркози с «мемориальцами» не приведет к какому-то дипломатическому инциденту или, боже упаси, конфликту между Парижем и Москвой. Здесь есть очень широкий разброс мнений. Я процитирую старого французского правозащитника, отличившегося в, я бы сказал, героический период советских диссидентов Андре Глюксмана, который в напутствие перед отъездом Саркози в Москву требовал от него более решительных мер, и более решительных высказываний против нарушения прав человека в России. Требовал он также говорить о судьбе Анны Политковской и других журналистов, погибших в последние годы в России. Этого, как мы слышали, Саркози не сделал, но, тем не менее, он встретился с членами правления центра «Мемориал».



Андрей Шарый : Семен, Саркози заявил более активную и более акцентированную внешнюю политику Франции в первые месяцы его президентства. Сбываются такие ожидания?



Семен Мирский : В общем и целом – да. Саркози повторил непреклонность своей решимости, как он сказал, углублять и расширять франко-российские отношения, говорил о весьма успешных совместных проектах между двумя государствами, упомянул совместную разработку самолета «Суперджет-100», использование российскими ракетоносителями французского космодрома в Гвиане, расширение взаимных инвестиций и даже упомянул возможность отмены визового режима для россиян, посещающих Францию, и, соответственно, для французов, приезжающих в Россию. Что же касается франко-американских отношений, то они, как вы понимаете, не были включены в повестку дня переговоров Саркози с Путиным.



Андрей Шарый : Спасибо, Семен.


XS
SM
MD
LG