Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Независимым экспертом вынесено заключение о смерти в 2005 году рядового Максима Плохова


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Андрей Шарый : Независимый эксперт вынес заключение о смерти в конце 2005 года рядового Максима Плохова, служившего в одной из воинских частей под Петербургом. Солдат умер от отравления и полученных травм. По этому делу условно осужден один из сослуживцев Плохова. Однако, как считают родители Максима и правозащитники, военные пытаются вывести из-под ответственности офицера, виновного в гибели солдата. Из Петербурга - корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Максим Плохов умер в сентябре 2005 года в окружном военном клиническом госпитале от острой почечной недостаточности. Правозащитники и родные погибшего уверены, что накануне он был избит сослуживцами. Военнослужащий Алексей Дулов уже признан судом виновным в неуставных отношениях и получил условный срок. Родители Максима считают, что виновен командир - капитан Осипов. Говорит отец Максима Владимир Плохов.



Владимир Плохов : Он всячески скрывал. Сначала сказал, что кинули лопату, черенком зашибли. А когда уже нога начала гноиться, тогда сын, естественно, рассказал, что контрактники были у них в части. И эти контрактники, естественно, над солдатиками издевались всячески. Любое неповиновение - пинками по ногам. Тогда-то и потерял фаланг пальца. Там ясно было. Помощник прокурора сына посоветовал обратиться в прокуратуру, чтобы расследовать факт несвоевременного направления сына в госпиталь. Командир целую неделю держал его, пока фаланг сам не отвалился.



Татьяна Вольтская : У Максима была гангрена. А капитан Осипов не пускал его на перевязки. После короткой реабилитации в Приозерском санатории, Максим вернулся в часть, где издевательства над ним продолжились.



Владимир Плохов : В последний месяц он на учении был, когда они в сапогах, у них маршбросок. Сын в обморок падает. И нет, чтобы его госпитализировать, посмотреть, окатили сына водой - все! - и опять в строй. В армии многое зависит от командира, от его отношения к рядовому солдату. Если командир зверь и в душе у него камень, соответственно, и такое отношение к солдатам. А это именно был надутый зверь.



Татьяна Вольтская : Только попав в госпиталь, Максим рассказал врачам, что его избивали в части. Уже больного в медроте его жестоко избил сослуживец Алексей Дулов. С Максимом общались представители Военной прокуратуры, но уголовное дело по факту неуставных отношений было возбуждено только после смерти солдата. В военном суде ничего доказать не удалось. Теперь уже в суде гражданском мать Максима Плохова требует от военной части компенсацию в 1 миллион рублей. Говорит адвокат правозащитной организации "Солдатские матери Петербурга" Марина Носова.



Марина Носова : Представители воинской части и, вообще, Министерство обороны не желают являться на судебные заседания по иску Плоховых. А иск, в общем-то, о возмещении вреда в связи со смертью сына. В такой ситуации, когда не являются представители военного ведомства, судья настроена рассматривать дело в их отсутствии, если они не придут на следующее заседание. Но уже известна информация, касающаяся экспертиз, которые были ранее проведены в рамках проверки по факту смерти Военной прокуратурой. Был вызван эксперт для дачи показаний. И он уже дал показания в суде, которые, скажем так, опровергают мнение военных о том, что в гибели Плохова никто не виновен. Эксперт давал показания в суде, что такое заболевание, какое привело к смерти Плохова, не могло возникнуть из ничего. Он предполагает, эксперт, что там было какое-то отравление этиленгликолем. Они обнаружили кристаллы. Потом в дальнейшем в военной экспертизе отвергли эту информацию, не подтвердили. Но вот этот эксперт подтверждает, что, действительно, они эти кристаллы обнаруживали. Также он не исключает версию, что там могло быть отравление грибами. По поводу избиения там эксперты тоже сказал, что они обнаружили даже костные какие-то повреждения в районе крестца, по-моему.



Татьяна Вольтская : По поводу отравления, о котором свидетельствует экспертиза, говорит председатель организации "Солдатские матери Петербурга" Элла Полякова.



Элла Полякова : У Максима было отравление то ли вот этой тормозной жидкостью... А мы знаем, у нас были такие случаи, что солдата изобьют до смерти, а потом вливают вот эту жидкость. А по версии родителей, отравление могло быть на полигоне грибами, потому что солдат не кормили. Кроме того, этот эксперт заявил, что были избиения.



Татьяна Вольтская : Капитан Осипов в суд не является, к тому же по делу проходит всего лишь как свидетель.



Элла Полякова : Потому что военное правосудие не защищает жертву насилия, а делает все, чтобы из-под удара вывести особенно офицеров. Когда мы ездили в Каменку, то Осипов там был. Другое дело, что командование его упорно прячет - то он в Чечне в командировке, то он увольняется, то он в другой части. А на самом деле он есть, никуда он не делся.



Татьяна Вольтская : Военная часть в Каменке, где служил Максим Плохов, вообще, имеет дурную репутацию. Там вместе служат призывники и контрактники, а большинство офицеров побывали в командировках в Чечне, приобретя там так называемый "чеченский синдром". Элла Полякова говорит, однако, что, по ее мнению, судья в деле Максима Плохова настроена на соблюдение законности. И есть надежда, что военные понесут наказание. Следующее заседание Приморского районного суда назначено на 6 ноября.



XS
SM
MD
LG