Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Визит Саркози в Москву «удался», хоть «разногласия и остались»


Слова Саркози, что по спорным вопросам с Москвой наметился прогресс, кажутся наблюдателям необоснованными

Слова Саркози, что по спорным вопросам с Москвой наметился прогресс, кажутся наблюдателям необоснованными

Поездка французского президента Николя Саркози в Россию, завершившаяся накануне вечером, широко освещалась во Франции. Газеты иронизировали по поводу «успехов» президента в стране, мнение руководства которой он не разделяет, но и на конфликт идти не хочет. Впрочем, встречу с правозащитниками «Мемориала», наблюдатели отметили особо.


Владимир Путин отверг авансы Николя Саркози, гласит заголовок влиятельного французского издания Monde, по оценке которого, лидер Российской Федерации ни на йоту не сдвинулся со своих позиций, будь то санкции в отношении Ирана или статуса Косова. Хоть Николя Саркози и пытался убедить журналистов в некотором сближении позиций России и Франции по иранскому досье, на деле он не получил от Путина ничего кроме обещания и дальше сотрудничать в этом вопросе, пишет Monde. В ходе пресс-конференции Путин даже осадил французского коллегу, заявив, что России ничего неизвестно о попытках иранцев создать атомное оружие. Французское издание отмечает и неловкость ситуации, в которой оказался Саркози, когда Путин после дружеского общения во вторник, в среду вновь перешел к Саркози на «вы», тогда как французский лидер продолжал обращаться к нему не «ты».


Мнение Monde разделяет и консервативная Figaro, традиционно поддерживающая правого президента. Саркози не смог переубедить Путина, и слова главы Франции о том, что по спорным международным вопросам наметился прогресс, кажутся необоснованными, заявила газета.


По мнению обозревателей левой Liberation, Саркози в России выступил проповедником демократии, и хотя он заявил, что никого не хочет учить, уроки демократии он давал не переставая, иронизирует газета. Так, выступая в университете им. Баумана, французский президент заявил что демократия – это наилучший политический строй и пожелал российской молодежи когда-нибудь жить при демократическом режиме.


Но сказать, что после визита Николя Саркози в Москву и его встреч с Владимиром Путиным франко-российские отношения остались на прежнем уровне, французские обозреватели не могут. Коронная фраза, звучащая в заголовках газет: «Визит Николя Саркози в Москву удался, разногласия остались».


Ничего похожего на встречи бывшего президента Ширака с Путиным на сей раз не было. Каковы же были главные предметы несогласия двух лидеров? В первую очередь, Иран. Николя Саркози повторил в беседе с Путиным свое убеждение, что нельзя допустить взятие на вооружение Ираном ядерного оружия и необходимости пустить в ход любые меры, включая самые жесткие санкции для того, чтобы не допустить производство или приобретение безответственным и фанатическим режимом Тегерана ядерных ракет.


Не ожидалось, что встреча Саркози с организациями, в частности, интересующимися вплотную тем, что происходит, например, в Чечне и, вообще, на Северном Кавказе, вызовет, удовлетворение или безразличие Кремля. Все понимали, что эта встреча не приведет к какому-то дипломатическому инциденту или, боже упаси, конфликту между Парижем и Москвой. Один старый французский правозащитник Андре Глюксман в напутствие перед отъездом Саркози в Москву требовал от него более решительных мер, и более решительных высказываний против нарушения прав человека в России. Требовал он также говорить о судьбе Анны Политковской и других журналистов, погибших в последние годы в России. Этого Саркози не сделал, но, тем не менее, он встретился с членами правления центра «Мемориал».


А вот какой анализ дает визиту Саркози в Москву Изабелль Дат, обозреватель радио RTL: «Крайне сложно критиковать страну, чье партнерство вам абсолютно необходимо. Как разрешить противоречия и вместе с тем сохранить и даже улучшить экономические связи? В этой непростой дипломатической ситуации Николя Саркози решил разыграть карту искренности. Когда он приехал в Москву, он сообщил о своем намерении встретиться с представителями "Мемориала", организации занятой расследованием преступлений российской армии в Чечне. Саркози открыто заявил о своей приверженности демократии и свободному правосудию, в какой-то степени ставя Францию в пример России. Доказательство тому, что можно спорить, но при этом не ссориться – тот факт, что президенты поручили своим помощникам в ближайшее время проверить все двусторонние договоры с целью их усовершенствования.
По-моему, Николя Саркози вел себя достаточно принципиально, в частности в том, что касается вопроса о правах человека. Он искренне высказывал свое мнение, стараясь при этом не обидеть партнера, и не забывая об интересах Франции. Эта открытость, по мнению обоих президентов, и должна гарантировать дружеские отношения».


Накануне отъезда в Париж Николя Саркози в посольстве своей страны встретился с представителями «Мемориала». Эту встречу РС прокомментировала одна из ее участниц и руководителей «Мемориала» Светлана Ганнушкина:
- С президентом Франции у нас была символическая встреча, которой, насколько я понимаю, президент хотел выразить свою поддержку, свой интерес к общественному движению в России. Встреча была очень короткой. Обсуждения на ней не было. А нам было предложено сказать ему то, что мы считаем важным, что мы и сделали. Я думаю, что, несмотря на вот эту символичность и, как многие говорят, для галочки, эта галочка была важной. На мой взгляд, очень важно, чтобы к диалогу гражданских обществ присоединялась и власть. У нас идет очень активный диалог, достигнуто высокое взаимопонимание с гражданским обществом Франции, во всяком случае, с общественными организациями, которые занимаются гуманитарной деятельностью и правами человека. И очень хорошо, что президент Франции счел нужным с нами встретиться.


- Что вы говорили президенту?
- Первое о чем мы говорили, я думаю, это очень важно, может быть, раньше мы никогда этот вопрос не ставили первым, - это об изменении исторической концепции России, это возврат героизации сталинского времени и времен Советского Союза, это отсутствие уже сейчас совершенно в нашем официальном дискурсе такого понятия как «большой террор». Мы говорили о сужении публичной сферы, о сужении возможности для свободы слова, для реализации свободы слова. Мы говорили о положении общественных организаций. Все это, конечно, было очень коротко. И мы говорили о положении на Северном Кавказе, об очень тревожном положении на Северном Кавказе, где, несмотря на то, что возрождается Чечня, возрождается ее социальная сфера, все-таки уровень насилия очень высок. Методы, которыми действует там государство, только провоцирует ответную реакцию.


- И что Никола Саркози сказал вам merci beaucoup, улыбнулся, и на этом все закончилось?
- Приблизительно так. Но я еще раз говорю, что символическая встреча – это еще не значит не важная встреча.


XS
SM
MD
LG