Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый полпред Южного федерального округа России – чем объяснить выбор Владимира Путина


Ирина Лагунина: В минувшие выходные Владимир Путин на форуме евразийского экономического союза в Душанбе объявил о назначении новым представителем президента России в Южном Федеральном округе Григория Рапоты, возглавлявшего до этого момента ЕвраАзЭС. Биография Рапоты в чем-то сближает его с самим Путиным, он - профессиональный разведчик, много лет проработавший за границей. После того, как Владимир Путин стал премьер-министром страны, Рапота получил пост заместителя министра торговли. В его официальной биографии значится также, что он имеет ранг генерал-лейтенанта и свободно владеет английским языком. О новом полпреде мой коллега Андрей Бабицкий.



Андрей Бабицкий: Кресло представителя президента в Южном федеральном округе одно из самых неудобных и ответственных в России. Если в других регионах человек, занимающий эту должность, выступает в роли надсмотрщика за губернаторами, то на Северном Кавказе от него требуется талант антикризисного менеджера и политический авторитет. Руководитель центра «Демос», эксперт по Северному Кавказу Татьяна Локшина попыталась присмотреться к биографии Григория Рапоты.



Татьяна Локшина: Это назначение вызвало крайнее удивление у большинства экспертов по Южному федеральному округу, потому что совершенно непонятно, что же именно господин Рапота будет там делать. Вообще о нем никто ничего не знает или почти ничего. Рапота более 30 лет работал в разведке и, как он говорит сам, это время запомнилось ему творческой, захватывающей работой. Он так же работал в Совете безопасности, потом работал в Росвооружении. Правда, почему-то, описывая свою карьеру, Рапота не упоминает, что он был вторым секретарем посольства СССР в Швеции, первым в Финляндии, третьим секретарем посольства в США, то есть карьера у него была еще и дипломатическая. Но с другой стороны, видимо, он сам не различает дипломатическую службу и разведку, и в принципе в то время, когда он занимался дипломатией, возможно, такого различия делать и не стоило. То есть профессиональный разводчик, который, опять же основываясь на том, что он сам говорит о себе, поддерживает спортивную форму, ходит на лыжах, бегает, плавает. У него нет любимого литературного героя, потому что он живет по принципу «не сотвори себе кумира». И рисковать он не любит, но иногда приходится и в таких случаях он рискует. Согласитесь, что это биография, такая, какой ее описывает сам герой, кажется очень выхолощенной, абстрактной. Человек мало рассказывает о себе, а все фразы очень гладкие, но изнутри совершенно пустые. Что именно может делать его в качестве постоянного представителя президента, профессиональный разведчик, с определенным опытом разведдипломатии, я даже предположить не могу. Кажется, что все профессиональные навыки Рапоты на сегодняшний день в Южном федеральном округе просто неприменимы.



Андрей Бабицкий: Обозреватель газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов знает Григория Рапоту лично. Он описывает бывшего генерального секретаря ЕврАзЭС как аккуратного и ответственного чиновника.



Аркадий Дубнов: Григорий Алексеевич Рапота генерал-лейтенант службы внешней разведки, бывший в середине 90 годов заместителем СВР, является интеллигентным человеком, несмотря на внешнюю генеральско-гэбешную должность. Он очень способный, эффективный модератор, посредник в переговорах между такими сложными персонами, как лидеры евразийского пространства, предположим, такими как Каримов, Назарбаев, либо Лукашенко. Естественно, он как представитель России не мог не быть не заинтересован в интересах Москвы. Но при этом ему удавалось не вызывать аллергии или, как любит говорить президент Узбекистана Каримов, изжоги по отношению друг к другу среди этих партнеров в рассмотрении вопросов, связанных с ЕврАзЭС. Он их сводил, пытался выводить на общий знаменатель проблемы выработки общего таможенного пространства, таможенных тарифов. Он очень конкретно занимался проблемами, несколькими экономическими проектами, которые единственные могли продемонстрировать эффективность существования ЕврАзЭС и оправдать его. Я имею в виду энергетические проекты строительства гидроэлектростанций. Я просто знаю, как он этим упрямо, терпеливо, я бы сказал, на таком невысоком эмоциональном уровне, а только так можно было сводить в высшей степени эмоциональных персон, пытался с ними обсуждать. И ему кое-что удавалось. Я просто думаю, что нет человека на его посту, кому бы удалось больше.



Андрей Бабицкий: Обозреватель РИА «Новости» Алан Касаев так же отмечает дипломатичность Григория Рапоты и его щепетильность в подходе к бюрократическим обязанностям.



Алан Касаев: О нем все отзываются как о в высшей степени аккуратном, исполнительном, в меру инициативном человеке, чиновнике довольно высокого ранга, который не испортил отношения ни с кем из глав государств или правительств стран, входящих в ЕврАзЭС. И при нем процессы, связанные с подготовкой саммитов ЕврАзЭС, с подготовкой рабочих встреч, документов и так далее шли без сучка и задоринки. Насколько я понимаю, бюрократический характер работы - это очень важный показатель. То есть не было никаких скандалов, не было никаких переносов, то есть все шло нормально.



Андрей Бабицкий: Каких успехов удалось добиться Григорию Рапоте в ЕврАзЭС, генеральным секретарем которого он являлся с 2001 года? Аркадий Дубнов утверждает, что сама по себе эта интеграционная структура изначально была обречена, поскольку ставила недостижимые цели.



Аркадий Дубнов: Был сначала интеграционный комитет, потом была создана так называемая таможенная пятерка, в задачей которой было формирование общетаможенного пространства, унификация тарифов внутри этого таможенного пространства. В результате того, что экономики этих стран неравнозначны, во-первых, по своим масштабам, во-вторых, по своей инфраструктуре и, в-третьих, по своему характеру рыночной экономики, полностью рыночная экономика или вообще нерыночная экономика, это унификация не оказалась возможной, фактически ничего не сдвинулось. Это легко можно продемонстрировать результатами последнего саммита ЕврАзЭС в Душанбе, когда вымученным образом было добито решение о создании таможенного союза на троих. Я имею в виду выбитого, потому что только результатами такого публичного давления, оказанного Владимиром Путиным на белорусского президента Александра Лукашенко, было продемонстрировано единство мнений по созданию таможенного союза. Эта структура носит политическое оформление, а не экономическое. Потому что отводится три года на согласование всех таможенных тарифов. Известно, что согласовать тарифы между Белоруссией и Казахстаном весьма сложно, потому что Белоруссия – это транзитная территория, так же как, впрочем, и Россия, и интересы, скажем, Казахстана, который является страной-экспортером, в первую очередь энергоресурсов, не сочетается с интересами Белоруссии. Белоруссии выгодно как можно выше тарифы, Казахстану выгодно как можно ниже тарифы иметь. В России, она одновременно является и транзитной страной, и страной-экспортером, поэтому у нее свои проблемы взаимоотношения с Казахстаном. И поэтому ожидать, что даже в рамках этой тройки к концу 2010 или к началу 11-го, как объявил Владимир Путин, будет наконец создано это общее таможенное пространство, не приходится, я здесь остаюсь абсолютно пессимистом.



Андрей Бабицкий: В начале этого месяца спикер Совета федерации Сергей Миронов обмолвился о возможном упразднении института представителей президента или его переориентации. Он заявил буквально следующее: «Я не исключаю, исходя из общих рассуждений, какие задачи ставились в свое время перед полпредами. Как мы видим, большинство из них решено. Возможна какая-то замена функций». Миронова поддержали аналитики, объяснившие, что после того как были упразднены губернаторские выборы, институт полпредов, служивший противовесом власти губернаторов на местах, потерял значение. Татьяна Локшина предполагает, что возможно с этим и связано назначение Григория Рапоты, которое выглядит случайным и непродуманным.



Татьяна Локшина: Почему это назначение? Вопрос, наверное, почти необъяснимый. Бывший генеральный директор Росвооружения, занимался ЕврАзЭС, создавал таможенный союз, который в принципе создать невозможно. Зачем Южный федеральный округ? Может быть дело в том, что роль постоянных представителей президента в федеральных округах теперь вообще очень сильно снижается и, возможно, вскоре они скоро будут отозваны в Москву, и Кремлю сейчас не так важно, кто будет занимать эту должность.



Андрей Бабицкий: Однако обстановка на Северном Кавказе предполагает, что направляемые сюда из федерального центра чиновники будут обладать необходимым для понимания ситуации и умения в ней ориентироваться набором свойств и знаний. С этой точки зрения выбор кандидатуры Григория Рапоты, по мнению Татьяны Локшиной, выглядит странным.



Татьяна Локшина: С точки зрения перспектив развития ситуации в регионе, назначение Рапоты - вещь достаточно печальная, потому что регион взрывоопасный. То, что сейчас происходит в Ингушетии, уже достаточно сильно напоминает войну. И желательно, чтобы там сейчас работал человек, знающий регион, человек с большим опытом на Северном Кавказе, человек, который способен хотя бы попытаться взять ситуацию под контроль.


XS
SM
MD
LG