Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в Испании набирает силу недовольство монархом?


Ирина Лагунина: Еще недавно испанская монархия считалась чуть ли не образцовой. Большинство испанцев, независимо от своих убеждений, уважали короля, и мало кто подвергал сомнению будущее монархии как института власти. Но в последнее годы положение резко изменилось: антимонархические требования звучат в парламенте, в городах проходят манифестации под республиканскими флагами, а молодежь сжигает портреты главы государства. Что не нравится испанцам в монархии? Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: У испанского короля Хуана Карлоса Первого есть определенные заслуги перед государством. Считается, что именно он помог обеспечить безболезненный переход от диктатуры генерала Франко к современному испанскому парламентаризму. Главное, ему удалось на рубеже 70-80-х годов нейтрализовать действия военных, рвавшихся совершить переворот, чтобы не допустить реформирования тоталитарного режима.


Но прежними заслугами долго не проживешь. Испанцы-противники монархии напоминают, что она была восстановлена, после свержения в 1931 году, именно во времена диктатуры. При этом в Испании, в отличие от Италии, Греции и других стран, никогда не проводился референдум о монархии, то есть не была соблюдена элементарная норма, бытующая в цивилизованных государствах – спрашивать у народа мнение о наиболее приемлемой для него форме правления.


Хайме Бальестерос, общественный деятель, в прошлом депутат парламента:



Хайме Бальестерос: В Испании никогда не было референдума по вопросу, быть здесь монархии или республиканской форме правления. Безоговорочное восстановление династии испанских Борбонов было уступкой сторонникам тоталитаризма, которые после кончины диктатора настояли на обязательном сохранении монархии в соответствии с заветами Франко.



Виктор Черецкий: Тем временем, безукоризненный образ королевского семейства, который поддерживался многие годы усилиями самого короля и королевы, в последнее время более таковым не представляется. В стране ходят, подогреваемые время от времени газетными публикациями, слухи о неких тайных финансовых операциях монарха, о банковских счетах и недвижимости за границей, о его безразличии к государственным интересам, которые порой приносятся в жертву увлечениям типа охоты, и о злоупотреблении алкоголем.


Наследного принца Фелипе народная молва сначала обвиняла в многочисленных любовных похождениях, в гомосексуальных наклонностях, а затем в безделье и в женитьбе на простолюдинке с сомнительным прошлым. Достается от народной молвы и двум королевским дочкам и их супругам.


Лидер парламентской группы «Единые Левые» Гаспар Льямасарес:



Гаспар Льямасарес: Полагаю, что испанскому народу дадут, наконец, право решить вопрос о форме государственного правления – монархии или республике. Ведь подлинная демократия и равноправие – это, когда возможность стать главой государства появляется не только у принца, но и у любого гражданина или гражданки.



Виктор Черецкий: Считается, что у испанской монархии есть несколько групп противников. Первые, это ультра-правые, которые не могут простить ей «предательства», как они выражаются, заветов диктатора Франко. Вторые, это убежденные республиканцы из среды левых и либералов, которые признают заслуги монарха перед демократией, но считают, что настает время восстановления в стране республиканского строя. Третьи, это региональные националисты и сепаратисты, в первую очередь, баскские и каталонские, для которых король является символом испанского централизованного государства, а посему врагом регионального суверенитета.


И, наконец, четвертые противники нынешнего короля - это сами монархисты, обвиняющие главу государства в том, что он не смог сдержать наследника от опрометчивой женитьбы. Их аргументация сводится к тому, что испанская монархия веками держалась на соблюдении традиций, служа народу примером добропорядочности. У членов королевской семьи есть широкие права, - рассуждают монархисты, - они живут во дворцах, являющихся государственным достоянием, получают ордена и чины. Однако, как у всех людей, у них есть обязанности. Одна из таких обязанностей – строго соблюдать династические традиции, в том числе, выбирать себе жен, достойных - по происхождению и воспитанию - быть принцессами и королевами.


Между тем, все больше испанцев выходят на улицы с республиканским «триколором» в руках. Причем делается это на любых манифестациях: будь то требование улучшить финансирование школы, построить дешевое жилье для молодежи или защитить экологию того или иного района страны. Рост республиканских настроений наблюдатели объясняют и общим накалом политических страстей в стране: усилением противостояния между правительством социалистов и консерваторами, а также сепаратистскими тенденциями в регионах и экономическими неурядицами. Как утверждает историк Хуан Луис Утрилья, один из лидеров ассоциации «Гражданское единство в поддержку Республики», у анти-монархического движения нет какой-то одной идеологии:



Хуан Луис Утрилья: Движение за восстановление республики имеет самый широкий характер. Это именно «движение». Речь не идет о действиях какой-то одной партии. Ведь вопрос ставится о государственном устройстве. Современное демократическое государство устанавливает нормы политической игры, обеспечивает свободы и права человека, но оно не исповедует какую-то конкретную идеологию. Сейчас против монархии высказываются люди, как левых, так и либеральных взглядов.



Виктор Черецкий: Недавно депутаты испанского парламента от партии Левых республиканцев Каталонии, области на северо-востоке Испании, заявили, что намерены заблокировать принятие госбюджета страны на 2008 год с тем, чтобы добиться резкого снижения ассигнований на содержание королевской семьи. Они считают, что функции короля, как главы государства, не являются более важными, чем функции руководителя правительства, а посему, его содержание не может быть больше заработной платы премьер-министра.


В проекте бюджета Испании на 2008 год королю выделяется почти 9 миллионов евро. Причем это лишь так называемые «карманные расходы», ведь, к примеру, траты на содержание дворцов, на приемы, транспорт, путешествия по стране и за границу, на содержание прислуги, многочисленной охраны и так далее, покрываются в основном из фондов различных министерств и ведомств. Годовая заработная плата премьер-министра тоже немаленькая, но она почти в 100 раз меньше королевской - составляет 92 тысячи евро.


Сумма, выделяемая главе государства, считают каталонские республиканцы, чрезвычайно завышена. Генеральный секретарь республиканцев Жоан Пуигчеркос заявил в парламенте:



Жоан Пуигчеркос: Мы имели полное право поставить вопрос именно таким образом. Это вопрос нашей демократии. Он не противоречит никакому закону. Хотя эта тема и является «табу» в испанском обществе, она волнует граждан. Думаю, что смысл нашего предложения понятен всем.



Виктор Черецкий: Представитель каталонских левых напомнил также, что в Конституционном суде страны находится иск его партии к парламенту, за то, что тот отверг в прошлом году требование республиканцев подвергнуть ревизии все доходы королевской семьи, в том числе получаемые в виде подарков от организаций и частных лиц, и потребовать от нее уплаты налогов.


Осенью 2006 года республиканцы выступили также с парламентской инициативой передать часть средств из бюджета королевской семьи экологическим организациям на покрытие ущерба живой природе, наносимого королем, любителем охоты на крупного зверя. Эта инициатива появилось после нашумевшей в Испании истории с медведем по кличке «Митрофан», которого испанский монарх якобы застрелил на охоте в России. Скандал вызвали перепечатки из российской прессы, которая сообщила, что король застрелил в Вологодской области опоенного водкой ручного медведя, любимца местной детворы.


Инициативы каталонских республиканцев пока не имеют поддержки парламентского большинства, однако, они сильно подогревают антимонархические настроения, как в Каталонии, так и в остальных регионах Испании. В последние дни молодые каталонские националисты сжигают на своих митингах портреты главы государства. Все началось еще в сентябре во время визита короля в каталонский город Жирону. В ходе демонстрации протеста против этого визита под лозунгом «У каталонцев нет короля!» один из ее участников сжег портрет монарха. Он был задержан и отдан под суд – за оскорбления монаршей особы: молодому человеку грозит до двух лет тюрьмы. С тех пор в знак солидарности со своим сверстником каталонская молодежь сжигает на еженедельных манифестациях десятки портретов монарха. Ну а в Мадриде республиканцы жгут карточных королей, чтобы не провоцировать полицию. Недавно они протестовали против ареста, наложенного властями на один из номеров юмористического журнала «Четверг», который осмелился опубликовать карикатуру на наследника престола. Авторов карикатуры также ждет суд.


Официальный Мадрид всеми силами старается «не замечать» нападок на монарха, чтобы не нагнетать страсти вокруг этой проблемы. Ну а если журналисты спрашивают членов правящего кабинета о репрессивных мерах против республиканцев, то они ссылаются на автономию юридической власти, которая якобы принимает решение самостоятельно.


Тем временем проправительственные средства массовой информации по-прежнему пытаются поддержать официальный имидж испанской монархии, подчеркивает Хуан Луис Утрилья. Они пропагандируют «верноподданнические чувства» населения. К примеру, телевидение часто демонстрирует восторженных домохозяек, собирающихся поглазеть на наследника престола, когда тот «выходит в народ». Хуан Луис Утрилья:



Хуан Луис Утрилья: Я, честно, не думаю, что сыну Хуана Карлоса придется когда-либо править страной. Король сыграл определенную роль в истории Испании, за которую он был прекрасно вознагражден годами царствования. Однако у его сына таких заслуг не имеется, а посему нет и оснований для провозглашения его главой государства.



Виктор Черецкий: Испанские республиканцы не ограничиваются требованием проведения референдума. Они выступают за пересмотр многих положений внутренней политики страны, которые, также как и саму монархию, считают «трагическим наследием» диктатуры. Республиканцы, в частности, настаивают на решении остро стоящей в Испании национальной проблемы, превращение Испании в федеративное государство. Они напоминают, что за 32 года, прошедшие после смерти диктатора, в стране так и не удалось решить баскскую проблему. Отвергают республиканцы и массовые репрессии в Стране басков, к примеру, недавний арест 20-ти руководителей баскской партии «Единство», обвиняемых в терроризме, хотя речь идет об известных политиках, никогда не участвовавших в актах террора. Ну а арест известной в стране правозащитницы Ойане Агирре, которая пыталась помочь тяжелобольным баскским заключенным в испанских тюрьмах, является, по мнению республиканцев, подлинным анахронизмом в демократической Европе. Хуан Луис Утрилья:



Хуан Луис Утрилья: Республика сама по себе это всего лишь форма государственной власти – больше ничего. Но в условиях Испании Республика является символом высокоразвитой демократии. Традиционно республиканское движение у нас объединяло людей, стремившихся к преобразованиям в обществе. Без развитой демократии Республика для нас не имеет никакого смысла.



Виктор Черецкий: Еще одно требование республиканцев – реабилитация жертв диктатуры Франко. Трудно даже вообразить, что в сегодняшней Испании демократы, погибшие за свободу от рук фашистов, по-прежнему формально числятся в «преступниках», а их палачи – в «героях». Республиканцы отмечают, что испанское правосудие преследовало, к примеру, бывшего чилийского диктатора Пиночета, при котором в Чили погибли несколько испанских граждан, но даже не осуждает тех, по чьей вине в Испании во времена франкизма «пропали без вести», то есть, были казнены без суда и следствия, сотни тысяч демократов. Хуан Луис Утрилья:



Хуан Луис Утрилья: В Испании в переходный период было проведено лишь реформирование тоталитарной диктатуры. Коренных изменений не произошло. Отсюда и проблемы сегодняшнего дня – нерешенный национальный вопрос, полицейский произвол, всеобщая апатия и застой, коррупция, отсталая система здравоохранения и народного образования, вопиющее неравенство в доходах населения. Влияние консерваторов настолько велико, что правительство соцпартии зачастую вынуждено действовать в угоду самым реакционным силам страны. Испанцы не стали гражданами – хозяевами своей страны. Они по-прежнему остаются «поданными».



Виктор Черецкий: Республиканские традиции в Испании имеют определенную историю. Правда, первая испанская республика прожила недолго. Она была провозглашена в феврале 1873 и закончила свое существование в январе следующего года. Генерал Мануэль Павиа устроил государственный переворот и в Испании была восстановлена власть Борбонов.


В апреле 1931 года в стране опять взяли верх республиканцы. Король Альфонсо Тринадцатый уехал за границу. Первые правительства Второй Республики провели ряд важных реформ. Но затем к власти пришли консерваторы. Именно они подавили восстание рабочих в Астурии в октябре 34-го года. Демократические партии образовали так называемый Народный фронт, который в результате всеобщих выборов пришел к власти в февраля 36-го года. Это не на шутку испугало испанскую олигархию. Она вновь сделала ставку на военных. Генерал Франко поднял мятеж 18 июля 36-го года. Гражданская война продолжалась до весны 39-го, когда Вторая Республика прекратила свое существование. В стране почти на четыре десятилетия воцарился тоталитарный режим. Франко, пожизненный правитель Испании, восстановил монархию и назначил своим преемником на посту главы государства нынешнего короля.


XS
SM
MD
LG