Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Пионтковский: "Антиамериканизм стал центральным элементом нашей идеологии"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие политический эксперт Андрей Пионтковский.



Андрей Шарый: Сейчас в прямом эфире Радио Свобода по телефону из Вашингтона известный московский политический эксперт, приглашенный профессор Гудзоновского института Андрей Пионтковский.


Андрей Андреевич, переведите, пожалуйста, с дипломатического языка на нормальный, на обычный, вот, что сказала Райс - "стороны учтут озабоченности, высказанные Москвой". Что конкретно за этим может стоять?



Андрей Пионтковский: Американцы хотят максимально продемонстрировать российским военным специалистам то, что они и без них знают: вот этот один радар и десять перехватчиков в Польше никакой угрозы российскому потенциалу сдерживанию не представляют, у России по-прежнему остается возможность многократно уничтожить Соединенные Штаты, также как у Соединенных Штатов - многократно уничтожить Россию. Но это вопрос уже стал не вопросом безопасности, а политической риторики. Для Путина важно доказать, что ничего в Польше и в Чехословакии не может быть решено в сфере безопасности без участия России, заставить американцев отказаться от этого проекта. То есть для обеих сторон это вопрос стал вопросом упрямства и принципов, если хотите, так называемых. А к вопросам действительно ядерной безопасности это не имеет никакого отношения.



Андрей Шарый: Сегодня Путин упомянул еще один договор - об уничтожении ракет средней и малой дальности, которому предложил придать глобальный характер. Что это за соглашение?



Андрей Пионтковский: Вот это самое интересное, что произошло на переговорах, это вообще удивительное заявление, которое подчеркивает весь абсурд нашей внешней политики. С одной стороны, Путин говорит, что все эти страхи американцев надуманные в отношении ракетных систем Ирана и Северной Кореи, Иран вообще не собирается обладать ядерным оружием, и ничего тут никому не угрожает. А с другой стороны, буквально через фразу он жалуется госпоже Райс на то, что у нас есть соседи, которые развивают бурно ракетные технологии и нас это беспокоит, и мы, возможно, вынуждены будем выйти из договора по ракетам малой и средней дальности, вы поймите нас, пожалуйста, правильно. Это интересно... А кто эти соседи? Все официальные враги России, которых мы все время обличаем в наших средствах массовой информации, это, как мы все знаем, Эстония, Польша, Грузия, иногда Украина попадает в эту категорию, эти страны не развивают ракетные системы. А развивают как раз наши стратегические партнеры, друзья, те самые Иран и Корея, которых мы "крышуем" в Совете Безопасности, Китай прежде всего, которому мы продаем самое современное оружие и танкистов которого мы недавно в ходе совместных маневров обнимали на Урале, куда китайские воины впервые дошли со времен Чингисхана. Это какой-то совершенно невероятный абсурд. Мы всячески потворствуем военным программам этих стран, а потом жалуемся американцам, что, видите, у нас есть какие-то опасные соседи, которые развивают ракетные системы.



Андрей Шарый: Получается, как и ожидалось, что ни по одному из серьезных вопросов (я еще раз перечислю для слушателей - это размещение элементов ПРО в Европе, это иранский вопрос и это вопрос Косово), если переговоры серьезные, детальные были, не достигнуто соглашение. Хотя я не думаю, что за такой короткий период времени министры успели обсудить уж так детально все это. Верно ли сейчас полагать, что переговоры просто ради переговоров о поддержании дипломатических контактов и все, за этим больше ничего нет, поскольку позиции сторон не меняются уже не первый месяц?



Андрей Пионтковский: Нет, ну, прорыва ожидать невозможно, потому что антиамериканизм стал центральным системообразующим элементом нашей внешнеполитической и внутриполитической идеологии, оправданием авторитарного режима, пожизненного срока Путина, все это требует образа врагов, которыми окружена Россия и самого опасного из этих врагов - Соединенных Штатов. Поэтому не только Москва стремится к преодолению каких-то кризисных ситуаций, но во многом создает искусственные. Вся эта полемика вокруг ракетных систем - это, скорее, ради поддержания вот этого духа конфронтации. Ну, а с другой стороны, имеется членство в "большой восьмерке", поддерживается роль России, как члена престижного клуба ведущих демократических индустриальных держав Запада, и на такой полный, открытый разрыв с Соединенными Штатами Москва не готова. Хотя недавно очень интересная статья была одного из ведущих идеологов Кремля Павловского в "Московских новостях", где он провозгласил, что вообще миссией, не то что внешнеполитическая стратегия, а мировой миссией России, так как она является мировым лидером, является сдерживание Соединенных Штатов.


XS
SM
MD
LG